НЕО
МАТЕРИАЛИЗМ


ФИЛОСОФИЯ
И
МЕТАФИЗИКА


Сайт
Александра Асвира
www.aswir.ru

HomePage
Поиск:
Детерминизм:
 Дилемма 
Слово
«Игра»
Версии:
Преодоление:
Библиотека
Поэзия:



Данный вебсайт возник в марте 2006 г. и содержит размышления автора о материальном Абсолюте, той вездесущей внеэмпирической протоматерии, которая является единым и единственным фундаментом всего эмпирически сущего, а также его бытия и небытия, т.е. и вещества и пустоты. Речь идет о мысленном моделировании, а затем и техническом конструировании этого принципиально ненаблюдаемого первоначала, которое «вживую» никто никогда заведомо не увидит и которое недоступно никакому физическому эксперименту. Полные названия размещенных здесь работ и их аннотации прилагаются ниже.




СОДЕРЖАНИЕ САЙТА


1. HomePage [100 КБ] R/E.

2. Поиск материалистического Абсолюта:

     • Америзм (античные истоки неоматериализма) [430 КБ].

     • Возврат к Демокриту (протоматерия и ее элементы) [390 КБ].

     • Материалистическая трактовка Бытия Парменида [270 КБ].

3. Концепция абсолютного детерминизма (КАД):

     • Основные проблемы детерминизма [230 КБ].

     • Тотальная атака на детерминизм [325 КБ].

     • Необходимые условия Вечного Возвращения [475 КБ].

     • Неоматериализм и ДВВ (популярное изложение) [160 КБ].

4. Возможности дискретного немеханического мира:

     •  Альтернатива расширяющейся вселенной (дилемма) [400 КБ].

     • Слово в защиту эфира (сборник статей) [380 КБ].

     • Игра Конуэя «Жизнь» [125 КБ].

5. Нематериалистические версии Абсолюта:

     • Религиозный Абсолют (критические заметки) [410 КБ].

     • Математический Абсолют (критические заметки) [260 КБ].

     • Пустой Абсолют (философия Небытия и ее критика) [335 КБ].

     • Абсолют-Хаос (синергетика и постмодернизм) [270 КБ].

6. Преодоление диалектического материализма:

     • Границы диалектики (преодоление диамата) [430 КБ].

     • Новый взгляд на философию и метафизику [400 КБ].

7. Интернет-библиотеки и интернет-публикации [125 КБ].

8. Поэзия, живопись, музыка, политика и прочие искусства:

     • Антология русской поэзии [450 КБ].

     • Стихи Марины Цветаевой [190 КБ].

     • Русские песни, романсы, исполнители [360 КБ].

     • Живопись, музыка, клипы, видео [20 КБ].

     • Записки придурка [50 КБ].



АННОТАЦИИ


Во всех перечисленных выше работах я, неоматериалист, т.е. сторонник внеэмпирического материализма, пытаюсь выяснить природу и особенности материалистической версии единого внеэмпирического фундамента всего эмпирического мира, вездесущей, недоступной нашему воздействию немеханической протоматерии. Предполагается, что эта протоматерия состоит из множества одинаковых мельчайших элементов, равномерно заполняющих всё пространство без промежутков неперемещающихся амеров, дискретные изменения в которых абсолютно детерминированы. Спекулятивно-гипотетический характер размещенных здесь работ не вызывает никаких сомнений. Более того, все они не только нигде не рецензировались, но фактически никогда всерьез и не обсуждались, что само по себе является их существенным недостатком. Кроме того, все мои опусы страдают чрезмерным обилием цитат, что создает определенные неудобства для читателя. Это объясняется тем, что сам я, увы, не эрудит, умишком слаб, в речах косноязычен, даром точных формулировок не обладаю, – вот и приходится искать их у других авторов, собирать чужие мнения, т.е. быть доксографом, компилятором. В начале каждой web-страницы размещены названия файлов сайта и их аннотации, а в ее конце – единый для всего сайта словарь используемых мной в границах неоматериализма терминов. Все сноски [see] при наведении курсора (кликать не надо!) дают дополнительную информацию.



Америзм (античные истоки неоматериализма).
Излагаются гипотеза о наличии единой линии в развитии ранней античной философии и отличные от традиционных толкования апейрона Анаксимандра, бытия Парменида и амеров Демокрита. Предлагаются новые определения философии и метафизики: философия – учение об Абсолюте, едином внеэмпирическом фундаменте всего эмпирически сущего; метафизика – учение об одинаковых элементах Абсолюта. Примерами материалистических метафизик служат атомизм и америзм (на них основаны атомистический и америстический материализм); идеализм своей метафизики никогда не имел и предлагал взамен в лучшем случае некую иерархию, типа идей Платона или монад Лейбница.

Возврат к Демокриту (протоматерия и ее элементы).
Современный материалист непременно должен вернуться к объектному, досократическому ви́дению мира, понять человека из природы, а не природу из человека. Но для этого ему надо осознать, что наблюдаемость не является атрибутом всего бытия, что в фундаменте природы лежит вездесущая внеэмпирическая протоматерия. Позитивизм и марксизм отрицают наличие такой принципиально ненаблюдаемой сущности. Я же считаю, что предметом исследования любой настоящей философии, в том числе и материалистической, служит только Абсолют, единый внеэмпирический фундамент всего эмпирически сущего, поэтому не могу признать данные учения подлинно философскими системами. Все эмпирически доступные вещи изучают специальные науки, а не философия. Неоматериализм – предлагаемое мной на одноименном сайте философское учение о внеэмпирическом материальном Абсолюте (неперемещающейся, вездесущей, неустранимой протоматерии) – дополняет и конкретизирует его метафизика (америзм), учение о предельно простых элементах материального Абсолюта (амерах). На мой взгляд, подобный подход является продолжением материалистической линии Левкиппа и Демокрита, стремившихся понять сложное из простого, разнообразное из однообразного.

Материалистическая трактовка Бытия Парменида.
Появление неоматериализма (внеэмпирического материализма) позволяет предложить материалистическую интерпретацию Бытия Парменида в качестве вездесущей, неустранимой, внеэмпирической протоматерии. Согласно такому подходу себетождественность Бытия Парменида вовсе не предполагает его неизменность, а отсутствие у него движения означает отсутствие там только частных форм движения: перемещения и возникновения-уничтожения. Равномерно заполняющие всё пространство без промежутков неустранимые элементы Бытия Парменида (амеры Левкиппа и Демокрита) не существуют самостоятельно, автономно, по отдельности, не перемещаются, не возникают и не исчезают, но дискретно меняют свои внутренние состояния по однозначно детерминированным правилам. В этом внеэмпирическом предельно простом материальном фундаменте всего эмпирического мира понятие «неоднозначный детерминизм» является оксюмороном, или чем-то неадекватным, невозможным, нереальным, химерическим. Чем больше будет в нашем языке подобных «живых трупов» или «круглых квадратов» и чем активнее мы будем использовать их в нашем мировоззрении, тем менее оно будет соответствовать действительности, неизбежно становясь всё более раздробленным, противоречивым, логически несовместимым и, следовательно, неистинным, лживым. Оксюмороны, как и тесно связанные с ними диалектические противоречия, еще допустимы в литературе, однако в случае их незаконной догматизации в науке и философии, они представляют собой серьезные затруднения и реальную опасность, которые настоятельно требуют своего преодоления. Одним из последних изобретений философского новояза является оксюморон «ситуационная философия». Другими его более старыми и известными примерами служат «корпускулярно-волновой дуализм» и «волна-частица» в физике или «бесконечный прогресс», «бесконечная сложность мира» в философии. В густом тумане бесконечности мы можем попросту не заметить многих наших проблем, которые современная эмпирическая псевдофилософия непрерывного мира привыкла там прятать. Неоматериализм пытается радикально ограничить значимость понятия «бесконечность», как в бесконечно большом, так и в бесконечно малом, осознать, что любая бесконечность, хоть пространственная, хоть временна́я, состоит из своих конечных элементов. Иными словами, неоматериализм стремится полностью заменить концепцию непрерывности концепцией дискретности.

Основные проблемы детерминизма.
В подлинной философии на роль единого внеэмпирического фундамента всего эмпирического мира претендует либо Бог – высшее, предельно сложное, всемогущее и ничем не скованное начало, либо Протоматерия – низшее, предельно простое и абсолютно детерминированное начало. Вся остальная философия занимает промежуточное положение между этими двумя крайними версиями (идеализм и материализм). Абсолютный (строгий, однозначный, моновариантный, безвариантный) детерминизм утверждает: каждое состояние замкнутой системы имеет одно-единственное последующее состояние. Абсолютный детерминизм является несомненным атрибутом материализма и принадлежащего ему принципа простоты. Именно поэтому все затруднения абсолютного детерминизма неизбежно превращаются в затруднения и самого материализма. Как выясняется, в бесконечной механической вселенной строгий детерминизм не выполняется и потому необходимо найти иной объект его реализации. В неоматериализме, или внеэмпирическом материализме объектом реализации абсолютного детерминизма становится Космический Эон – ограниченная и замкнутая в себе немеханическая вселенная, состоящая из конечного множества одинаковых, равномерно заполняющих всё его пространство без промежутков принципиально ненаблюдаемых и неперемещающихся элементов – амеров. Происходящий в первичном внеэмпирическом множестве амеров дискретный немеханический процесс детерминирован полностью, однозначно. Иными словами, каждое состояние множества амеров Космического Эона имеет только одно-единственное последующее состояние. Вторичный наблюдаемый уровень реальности, который формируется на этом глубинном внеэмпирическом фундаменте и является его эмпирическим срезом, детерминирован уже частично, неоднозначно. Как раз здесь впервые и появляется случай, возможность выбора и основанная на ней свобода воли человека. Таким образом, в неоматериализме необходимость и случайность не сосуществуют в одном и том же мире, а разнесены по разным мирам. Хорошей двухмерной иллюстрацией абсолютно детерминированного и потому воспроизводимого дискретного процесса в Космическом Эоне служит игра Конуэя «Жизнь».

Тотальная атака на детерминизм.
Нападки на детерминизм со стороны всех склонных к мистике и богоискательству идеалистически мыслящих философов и ученых являются только частью всеобщей и, надо признать, вполне заслуженной атаки на нынешний эмпирический материализм. Ведь отрицая наличие материального Абсолюта, единого внеэмпирического Фундамента всего эмпирического мира, невозможно удовлетворительно совместить концепцию абсолютного детерминизма и свободу воли человека. А это значит, что любой философ, ограничивающий бытие наблюдаемыми вещами, фактически просто постулирует дополняющее друг друга существование необходимости и случайности. Следует согласиться, что какие-то особые точки абсолютно детерминированного процесса – диалектические скачки в марксизме или бифуркации в синергетике – равносильны пресловутому религиозному чуду и являются лишь иллюзией объяснения. Поэтому те, кто пытается истолковать Мир с помощью мистики и чуда – пусть отойдут в одну сторону, а кто видит в его основе лишь слепую необходимость – в другую. В неоматериализме понятия необходимости и случайности (и неразрывно связанной с ней свободы воли) разнесены, имеют разные объекты своей реализации: материальный Абсолют – первичный внеэмпирический Фундамент эмпирического мира детерминирован абсолютно, однозначно; а его эмпирический срез, вторичный мир доступных наблюдениям качественно различных вещей и явлений детерминирован относительно, неоднозначно. Именно здесь, во вторичном эмпирическом мире впервые появляется случай, возможность выбора и основанная на ней свобода воли человека.

Необходимые условия Вечного Возвращения.
Фридрих Ницше справедливо полагал, что душа привязана к нашему телу и погибает вместе с ним – «души так же смертны, как и тела». Однако у Ницше Вечное Возвращение было лишено надежного онтологического основания, поскольку его «воля к власти» и борьба всего со всем, царящие в эмпирическом мире, не могут породить абсолютно детерминированный циклический процесс. Только неоматериализм (внеэмпирический материализм) способен предложить объект реализации доктрины Вечного Возвращения – единый внеэмпирический Фундамент (первоначало, первооснова, первопричина, перводвигатель) всего эмпирического мира, недоступный наблюдениям материальный Абсолют, ограниченный в пространстве, замкнутый в себе и имеющий конечное число возможных состояний Космический Эон, состоящий из колоссального, но счетного числа амеров. Периодическое повторение в Эоне Космического Цикла, огромного (но конечного) абсолютно детерминированного дискретного процесса ведёт, в частности, в надлежащее время к неизбежному повторению каждого человека и его уникальной судьбы как малой, но обязательной части этого процесса. Таким образом, принадлежащая неоматериализму доктрина Вечного Возвращения в качестве своего следствия обещает каждому из нас вечную жизнь в форме бесконечных повторений его нынешней жизни, причем (для материалиста это особенно важно) вне любых домыслов о самостоятельном существовании бессмертных душ. Все наши «воскресения» происходят автоматически, независимо от наших желаний, заслуг и поведения в этой жизни. При этом наша неизбежная смерть теряет свой фатально-окончательный облик и из предмета мировой скорби и мистического ужаса превращается всего лишь в эпизод нашей той же самой вечно повторяющейся жизни. Неоматериализм и принадлежащая ему доктрина Вечного Возвращения освобождают человека от всех прежних заблуждений и предрассудков (любой религии, мистики, эзотерики, оккультизма) и рождают новый тип этики. Ведь какие поступки ни совершай, все они неизбежно повторятся вновь в твоей следующей жизни. Поэтому, взамен прежней этической максимы (совершай только те поступки, о которых ты не будешь сожалеть позднее в своей загробной жизни), возникает новая максима (совершай только те поступки, которые ты намерен повторять вечно). Помни: ты строишь свою вечную жизнь сам, а после (кайся – не кайся, молись – не молись) ничего уже не исправишь. Никакой другой жизни у тебя никогда не будет. У тебя всегда будет только эта жизнь. Именно она, та же самая вечно возвращающаяся жизнь и есть твой рай и ад, награда и наказание. Ибо истина Вечного Возвращения проста и сурова, неумолима и безжалостна: всё проходит, чтобы вернуться вновь.

Неоматериализм и ДВВ (популярное изложение).
Неоматериализм (внеэмпирический материализм) заверяет нас, что весь окружающий нас эмпирический мир есть явление, видимость, иллюзия, майя, т.е. нечто не существующее самостоятельно, послушно следующее в своем развитии за каждым шагом внеэмпирической материальной Сущности, вездесущей неперемещающейся протоматерии. Кроме того, неоматериализм и принадлежащая ему доктрина Вечного Возвращения (ДВВ) дают онтологическое обоснование идеи вечного возвращения Фридриха Ницше, раздвигают перед человеком горизонты его нынешней краткой профанной жизни, распахивают перед ним Врата Вечности и объясняют, что происходит с человеком после его смерти. Неоматериализм и ДВВ утверждают: если весь эмпирический мир раз за разом абсолютно точно повторяется в своем циклическом развитии, то в нем возвращается всё сущее, в том числе и каждый из нас. Иными словами, в каждом его цикле, повторяющем нынешний, та же самая уникальная жизнь и смерть каждого человека, а также его судьба и все деяния, усилия, помыслы каждый раз повторяются. Если моя нынешняя жизнь вечно возвращается, то впереди меня ждет не только моя смерть в этом цикле, но и мое воскресение (рождение) в следующем. Это и есть моя вечная жизнь, ведь жить вечно и не знать смерти – вовсе не одно и то же. Ты тоже хочешь жить вечно? Живи! Это так просто: ты уже живешь вечно, даже не догадываясь об этом. В неоматериализме краткая профанная жизнь человека, как и его вечная сакральная жизнь даны в дар каждому из нас уже при рождении. Поэтому не бойся смерти, ведь она преходяща, ты уже «не раз с ней встречался в пути»; не сожалей об уходящей жизни, ведь она неизбежно вернётся.

 Альтернатива расширяющейся вселенной (дилемма).
Взамен нынешнего, механистического по своей сути объяснения красного смещения в спектрах удаленных галактик постоянным расширением вселенной, предлагается гипотеза о постоянном росте ее скалярного гравитационного потенциала и связанного с ним одинаковом возрастании скорости всех наблюдаемых нами процессов. Поскольку скорость света конечна, мы в этом случае в каждый момент настоящего будем видеть прошлое удаленных галактик, в котором их гравитационный потенциал и, значит, излучаемые ими частоты были меньше современных. Другое интересное следствие такой гипотезы: в видимой картине вселенной появляется постоянный градиент гравитационного потенциала и соответствующее ему безмассовое (темпоральное) гравитационное поле, всегда направленное от наблюдателя к периферии. Эта вездесущая темпоральная гравитация дополняет обычную гравитацию тяжелых тел и позволяет в какой-то мере обосновать введённую в свое время Эйнштейном космологическую постоянную Λ. Предположение о медленном вселенском росте гравитационного потенциала вакуума никак не связано с механической концепцией, расширением вселенной или вариацией плотности ее вещества и может стать впоследствии (если пройдет горнило критики) достойной альтернативой Большого взрыва. В основе такого подхода лежит америзм – метафизика дискретного немеханического мира, в котором любые изменения его пространственной метрики заведомо невозможны (множество амеров не деформирует). Таким образом, предлагаемая космологическая дилемма такова: красное смещение в спектрах галактик можно объяснять либо постоянным увеличением расстояний между ними, на основании эффекта Доплера, либо постоянным возрастанием гравитационного потенциала всей вселенной и соответствующем увеличении в ней скорости всех физических процессов на основании эффекта Эйнштейна, открытого им в 1907 г.

Слово в защиту эфира (сборник статей).
Кризис механических моделей эфира и дилетантские нападки их авторов на теорию относительности Эйнштейна породили со стороны научного сообщества резкое неприятие всей эфирной концепции. «Разработкой эфирных теорий занимаются люди, не имеющие отношения к современной науке и, как правило, даже не имеющие соответствующего образования. Упоминание эфира большинством физиков считается несомненным признаком безграмотности автора» [see]. Казалось бы, такая жесткая оценка ставит на эфире крест, хотя на самом деле она ставит крест всего лишь на механических моделях эфира. Отказ от самой эфирной концепции невозможен: «...пространство немыслимо без эфира...» [see]; «...мы не можем в теоретической физике обойтись без эфира...» [see]. Для неоматериалиста, эфир есть глубинный внеэмпирический уровень реальности, вездесущая протоматерия – дискретная, абсолютно твердая, немеханическая среда, множество одинаковых, равномерно заполняющих всё пространство без промежутков неперемещающихся и принципиально ненаблюдаемых амеров, из которых состоят все перемещающиеся частицы и сама пустота. Необходимо понять, что эфир принадлежит не окружающему нас вторичному миру эмпирически доступных вещей, а первичному Миру их единой внеэмпирической Сущности. Эфир – это метафизический Фундамент физического мира, не физический, а метафизический конструкт. Поэтому пытаться представить его с помощью каких-либо физических моделей, использующих такие характеристики перемещающихся тел, как скорость, сила, ускорение, масса, импульс, заряд, энергия, плотность, давление, температура, деформация и т.д., – совершенно безнадежное занятие. Как в такой немеханической, недеформируемой, абсолютно твердой среде возможно инерциальное движение? Почему наличие такого эфира не противоречит принципу относительности? Ответы на эти вопросы я попытался дать на философском, метафизическом и физическом уровнях. Поэтому данная web-страница, быть может, заинтересует не только философа и метафизика, но и физика.

Игра Конуэя «Жизнь».
Материализм объясняет «мир не сверху вниз, исходя из высших начал, а снизу вверх... высшие ступени природы возникают из низших и никаких сверхприродных факторов, руководящих миром, не существует» [see]. И если эволюция мира идет от простого к сложному, то первичные, ранние формы его бытия должны быть немногочисленны и просты, как детские кубики. Простота, а не безумные сложности, лежит в основании нашего мира. В неоматериализме этот единый, предельно простой и однородный внеэмпирический фундамент эмпирического мира рассматривается как множество амеров, равномерно заполняющих всё пространство без промежутков одинаковых неперемещающихся элементов вездесущей внеэмпирической протоматерии. Одной из конкретных двухмерных моделей такой дискретной, абсолютно твердой, немеханической среды служит игра Конуэя «Жизнь» (J.Conway, 1970). Я, неоматериалист, полагаю: наш мир в своей глубинной внеэмпирической основе как раз и напоминает мир игры Конуэя, где идет дискретный, абсолютно детерминированный, необратимый поцесс. Этот строго детерминированный дискретный немеханический процесс в игре Конуэя «Жизнь» удобнее всего созерцать с помощью компьютерной программы Golly. Скачать эту программу можно, например, по такой ссылке  Golly-2.1 . Программа позволяет наблюдать и исследовать возникающие в игре «Жизнь» динамические структуры и происходящие в них дискретные, абсолютно детерминированные немеханические изменения, а также помогает понять, как из первичного возникает вторичное, из неперемещающегося – перемещающееся, из ненаблюдаемого – наблюдаемое, из однообразного – разнообразное, из простого – сложное, из старого – новое, из необходимого – случайное.

Религиозный Абсолют (критические заметки).
Любой материалист, занятый исследованием природы, а не спасением собственной души, воспринимает всемогущего Бога религиозных философов как универсальную затычку, с помощью которой можно легко заделать любую брешь в нашем познании: «на всё Его Воля» – и больше никаких вопросов. Проблема только в том, что нас не удовлетворяет подобное универсальное объяснение всех явлений природы ссылками на Божью Волю. Что может предложить взамен неоматериалист? Для него непримиримая антиномия «бог есть – бога нет» преобразуется в конструктивную дилемму о природе и особенностях несомненно существующего в фундаменте эмпирического мира внеэмпирического Абсолюта (если бога нет, то что-то есть вместо него). Марксисты никогда не допускали наличие такого единого внеэмпирического фундамента всего эмпирического мира. Именно поэтому В.И.Ленин ошибочно пишет: «Философия, которая учит, что сама физическая природа есть производное, – есть чистейшая философия поповщины... Если природа есть производное, то понятно само собою, что она может быть производным только от чего-то такого, что больше, богаче, шире, могущественнее природы, от чего-то такого, что существует, ибо для того, чтобы «произвести» природу, надо существовать независимо от природы. Значит, существует нечто вне природы и, притом, производящее природу. По-русски это называется богом» [see]. Совсем необязательно! Для неоматериалиста это называется внеэмпирической протоматерией. Теперь неоматериалист на совершенно законном основании может исследовать различные версии Абсолюта, чтобы уяснить себе, с чем он сам имеет дело. Напомню: в разные эпохи на роль Абсолюта претендовали Хаос Гесиода, Вода Фалеса, Апейрон Анаксимандра, Брахман индуистов, Дао Лао-Цзы, Огонь Гераклита, Бытие Парменида, Числа Пифагора, Амеры Левкиппа и Демокрита, Благо Платона, Перводвигатель Аристотеля, Небытие Нагарджуна, Единое Плотина, Энсоф каббалистов, Бог Августина и Фомы, Субстанция Спинозы, Монады Лейбница, «Я» Фихте, Абсолютный Дух Гегеля, Воля Шопенгауэра, Интуиция Бергсона и т.п. Вот далеко не полный перечень тех версий внеэмпирического Фундамента эмпирического мира, из которых неоматериалист может почерпнуть кое-что для себя, чтобы лучше понять природу и особенности своего материального Абсолюта.

Математический Абсолют (критические заметки).
В данной работе исследуется версия Абсолюта, начало которой восходит к Пифагору, пытавшемуся понять это порождающее и организующее начало как некий единый Принцип, математический Закон, идеальное Число, которые якобы царят над миром, движут всё сущее и превращают Хаос в Космос. Но если сам Абсолют имеет математическую природу, то познать его, естественно, может только математик. Это ведёт к чрезмерному раздуванию формально-феноменологического подхода в ущерб подходу субстанциональному, к отказу от метафизики и образного мышления, к дискредитации материализма. Вспомним фразу Ленина: «Для махистов то обстоятельство, что эти физики ограничивают свою теорию системой уравнений, есть опровержение материализма: уравнения – и всё тут, никакой материи, никакой объективной реальности, одни символы» [see].

Пустой Абсолют (философия Небытия и ее критика).
Появление учения о фундаментальной роли Небытия не было случайным событием, но стало частью нынешних радикальных попыток избавиться от любой Субстанции, всё равно какой, материальной или духовной, превратить ее в Ничто. Во всей современной так называемой эмпирической философии (марксизм, позитивизм, операционализм, инструментализм, натурализм, реализм, структурализм, прагматизм, экзистенциализм, персонализм, постмодернизм и другие подобные измы) происходит трансформация и в конечном счете дискредитация, разрушение, уничтожение таких понятий, как «объект», «бытие», «реальность», «материя», «субстанция», «сущность». «Материя есть абстракция», – умудрился повторить вслед за идеалистом Гегелем материалист Энгельс. «Без субъекта нет объекта», – утверждал Авенариус [see]. Чего уж там, не будем мелочиться: вне субъекта вообще ничего нет, никакого бытия. А что там есть? Только Небытие, оно первично, изначально, именно оно и есть тот искомый Абсолют, который породил всё остальное – такова суть философии Небытия. Ныне она обслуживает гипотезу спонтанного рождения вселенной в момент Большого взрыва из ничего, что явно роднит ее с религиозной философией, где Бог так же сотворил вселенную из небытия. Неоматериализм по самой своей сути есть философия Бытия, которая (положение обязывает!) противостоит как философии Небытия, так и гипотезе о существовании мудрого Творца. Для неоматериалиста в основании всего эмпирического мира (его бытия) лежит отнюдь не Небытие, а Бытие материального Абсолюта – вездесущая внеэмпирическая протоматерия.

Этот сборник цитат различных авторов, позволяет судить о последних веяниях нынешней философской моды, пустой, крикливой и далекой от сферы интересов подлинной философии. «Постмодернизм не дал ответов на главные вопросы бытия, но запутал дело настолько, что любую чушь и дурь теперь можно называть постмодернистской философией» [see]. Всё это так! Однако мы должны понимать, что эти и им подобные уничижительные оценки относятся скорее к эмоциональной сфере, тогда как настоящий исследователь, независимо от своей собственной позиции, обязан искать интересное, поучительное, позитивное в любых философских явлениях. Даже в таких, как философия Небытия или философия Хаоса, рассматривающих Небытие и Хаос как фундаменты Бытия и Космоса. Наконец, даже в таких, когда в новейшую эпоху синергетики и постмодернизма философия окончательно утратила свой истинный предмет исследования (внеэмпирический Абсолют), перепутала все основные понятия, позабыла о разуме и совести, обрела полную, ничем не ограниченную свободу и превратилась в откровенный эпатаж, пустой, безответственный, скандальный. Пример – попытка оправдать предательство у Ж.Делёза. «Есть много людей, мечтающих быть предателями. Они изо всех сил верят, что смогли бы. И однако – все они лишь мелкие обманщики… Потому что быть предателем – трудно: надо творить» [see]. Официальная философия США, американский прагматизм («истинно то, что полезно»), для которого главное – успех, никаких запретов нет – всё дозволено, развратил современную философию. Стала допустима любая подлость: предатель теперь уже не изгой, отщепенец, не иуда, а творец, пассионарий, креативная личность.

Границы диалектики (преодоление диамата).
Диалектический материализм представляет собой преходящую версию материализма и постепенно сходит с исторической арены. Одной из основных причин этого является его явный эмпирический характер. Ограничив бытие наблюдаемыми вещами, диамат был вынужден признать неограниченную природу диалектических противоречий, не понимая, что границы вторичного и безусловно противоречивого эмпирического мира являются одновременно и границами диалектики. Более того, эмпиризм и диалектика неразрывно связаны между собой: нельзя преодолеть эмпиризм, не преодолев диалектику, нельзя преодолеть диалектику, не преодолев эмпиризм. Именно поэтому в современной материалистической философии одновременно происходит мучительное избавление и от эмпиризма, и от диалектики. В неоматериализме единая внеэмпирическая первооснова всего эмпирического бытия – вездесущая, неперемещающаяся, предельно простая и абсолютно детерминированная протоматерия непротиворечива и потому недиалектична. При таком подходе вся так называемая объективная диалектика из универсальной движущей силы любого бытия превращается в один из возможных способов описания окружающего нас вторичного, недостаточного и потому противоречивого эмпирического мира, который является всего лишь эмпирическим срезом своего внеэмпирического фундамента. Что же касается этой глубинной, недоступной наблюдению, предельно простой и строго детерминированной первоосновы, то в ней никаких противоречий нет и диалектика как метод теряет там свое значение.

Новый взгляд на философию и метафизику (преодоление диамата).
Неоматериализм предлагает радикально новые определения философии и метафизики: философия – учение о первичном внеэмпирическом Абсолюте, едином глубинном Фундаменте всего эмпирического мира; метафизика – учение об элементах Абсолюта. Согласно этим определениям, любые наши рассуждения о вторичном эмпирическом мире не являются философией, а метафизика вовсе не противостоит диалектике, как это полагали марксисты. Подобно всем остальным формам эмпиризма, диамат ныне уже утратил право называться философией, поскольку любая подлинная философия имеет дело не с вторичным эмпирическим миром, а с его первичным Фундаментом, внеэмпирическим Абсолютом. Это позволяет критически переосмыслить взгляды диалектических материалистов, признающих эмпирический характер любого бытия, взять у них всё самое ценное и предложить взамен новую форму материализма – неоматериализм, или внеэмпирический материализм. Пропагандируемая на этом сайте версия материального Абсолюта формирует новое философское понятие «абсолютный материализм», основанием которого как раз и служит этот внеэмпирический материальный Фундамент (первоначало, первооснова, первопричина, перводвигатель) всего эмпирического мира – вездесущая неперемещающаяся протоматерия. Метафизика неоматериализма (америзм) уточняет и конкретизирует понятие протоматерии, превращая тем самым абсолютный материализм в материализм америстический. Фактически неоматериализм представляет собой философско-метафизическое учение о материальном Абсолюте и его предельно простых элементах. А это в свою очередь существенно меняет наши современные взгляды на материалистическую философию и метафизику. И если диалектический материалист-эмпирик декларирует, к примеру, бесконечную сложность природы и потому вправе писать: «Это, конечно, сплошной вздор, будто материализм утверждал... обязательно «механическую», а не электромагнитную, не какую-нибудь еще неизмеримо более сложную картину мира...» [see], то для неоматериалиста в основании природы лежит крайне примитивное начало и потому он может надеяться на неизмеримо более простую, по сравнению со всеми нынешними, картину мира. Ибо если оригинал прост, то такой же должна быть и отображающая его модель.

* * *


Предложения, советы, вопросы, замечания, возражения, критику, претензии
посылайте на e-mail




Александр Асвир

 АЛЬТЕРНАТИВА
 РАСШИРЯЮЩЕЙСЯ ВСЕЛЕННОЙ

http://aswir.ru/komp2.htm
2009


СОДЕРЖАНИЕ
Компиляции:
Космология Большого взрыва
Критика Большого взрыва
Поиски альтернатив
Альтернатива Большого Взрыва:
Предварительные замечания
Наброски темпоральной космологии
Эсхатология темпоральной вселенной
СЛОВАРЬ НЕОМАТЕРИАЛИСТА





Сегодня в Интернете по поводу теории Большого взрыва развернулась беспрецендентная для науки полемика, накал страстей которой приближается к уровню политико-идеологических баталий, допускающих любые грязные приемы. Этому прискорбному обстоятельству способствует не только важная роль космологии в системе нашего знания, но и ее гипотетический характер (красное смещение в спектрах удаленных галактик допускает различные интерпретации). Поэтому все заинтересованные в этом вопросе стороны – и теисты и атеисты, и профессионалы и дилетанты – стараются натянуть одеяло на себя, создавая свои космологии. Развивая и пропагандируя идеи неоматериализма, я – последовательный атеист и несомненный дилетант в области космологии – также не избежал соблазна предложить свое объяснение красного смещения в спектрах удаленных галактик. Основная идея данной работы сводится к попытке истолковать этот экспериментальный факт вне механической концепции, объяснить его не всеобщим увеличением расстояний во вселенной, а всеобщим увеличением ее обычного скалярного гравитационного потенциала. При этом, вследствие конечной скорости света, в видимой картине вселенной возникает градиент гравитационного потенциала и появляется необычное безмассовое (темпоральное) гравитационное поле пустой вселенной, которое дополняет обычное тяготение тяжелых тел и, возможно, служит основанием для введенного в свое время Эйнштейном космологического члена. Таким образом, суть предлагаемой здесь темпоральной космологии состоит в следующем: вселенная не расширяется, в ней медленно меняются не пространственные, а временные интервалы, т.е. возрастают не расстояния, а скорости всех одинаково зависящих от гравитационного потенциала физических процессов. У меня вызывает недоумение то обстоятельство, что эта простая и, по-видимому, лежащая на поверхности гипотеза ранее никем не высказывалась. Вполне возможно, существуют какие-то убийственные доводы, которые не оставляют камня на камне от такого объяснения? Мне такие доводы пока неизвестны.






КОМПИЛЯЦИИ:

 КОСМОЛОГИЯ БОЛЬШОГО ВЗРЫВА


Космологическое красное смещение. – Википедия

«Космологическое (метагалактическое) красное смещение – наблюдаемое для всех далёких источников (галактики, квазары) понижение частот излучения, свидетельствующее о динамическом удалении этих источников друг от друга и, в частности, от нашей Галактики, то есть о нестационарности (расширении) Метагалактики.

История обнаружения
Красное смещение для галактик было обнаружено американским астрономом В.Слайфером в 1912-14; в 1929 Э.Хаббл открыл, что красное смещение для далёких галактик больше, чем для близких, и возрастает приблизительно пропорционально расстоянию (закон красного смещения, или закон Хаббла).

Предлагались различные объяснения наблюдаемого смещения спектральных линий. Такова, например, гипотеза о распаде световых квантов за время, составляющее миллионы и миллиарды лет, в течение которого свет далёких источников достигает земного наблюдателя; согласно этой гипотезе, при распаде уменьшается энергия, с чем связано и изменение частоты излучения. Однако эта гипотеза не подтверждается наблюдениями. В частности, красное смещение в разных участках спектра одного и того же источника, в рамках гипотезы, должно быть различным.

Между тем все данные наблюдений свидетельствуют о том, что красное смещение не зависит от частоты, относительное изменение частоты
z = (ν0 – ν)/ν cовершенно одинаково для всех частот излучения не только в оптическом, но и в радиодиапазоне данного источника (ν0 – частота некоторой линии спектра источника, ν – частота той же линии, регистрируемая приёмником; ν < ν0). Такое изменение частоты – характерное свойство доплеровского смещения и практически исключает все другие истолкования красного смещения.

Теория
В теории относительности доплеровское красное смещение рассматривается как совместный результат движения источника относительно приёмника (обычный эффект Доплера) и замедления течения времени в движущейся системе отсчёта (поперечный эффект Доплера, эффект специальной теории относительности). Если скорость системы источника относительно системы приёмника составляет v (в случае метагалактического красного смещения v – это лучевая скорость), то

z = [(c + v)/(c – v)]1/2 – 1

(c – скорость света в вакууме) и по наблюдаемому красному смещению легко определить лучевую скорость источника:

v = c [(1 + z)2 – 1] / [(1 + z)2 + 1]

Из этого уравнения следует, что при z → ∞ скорость v приближается к скорости света, оставаясь всегда меньше её (v < с). При скорости v, намного меньшей скорости света (v << с), формула упрощается: v ~ cz. Закон Хаббла в этом случае записывается в форме v = cz = Hr (r – расстояние, Н – постоянная Хаббла). Для определения расстояний до внегалактических объектов по этой формуле нужно знать численное значение постоянной Хаббла. Знание этой постоянной очень важно и для космологии: с ней связан так называемый возраст Вселенной.

Следует отметить, что в космологии красное смещение интерпретируется не как результат действительного существования скорости удалённой галактики относительно наблюдателя (галактики в среднем неподвижны в сопутствующей системе отсчёта, если не считать случайных, так называемых пекулярных скоростей), но как результат космологического расширения Вселенной» [see].

«Расширение Вселенной – явление, предсказываемое общей теорией относительности и состоящее в однородном и изотропном расширении космического пространства в масштабах всей Вселенной. Экспериментально расширение Вселенной наблюдается в виде выполнения закона Хаббла. Началом расширения Вселенной наука считает так называемый Большой взрыв» [see].


Большой взрыв. – Википедия

«Согласно теории Большого Взрыва, Вселенная в момент образования была в чрезвычайно плотном и горячем состоянии, называемом космологической сингулярностью. Большой Взрыв (от англ. Big Bang) – начало расширения Вселенной, перед которым Вселенная находилась в сингулярном состоянии. Теория Большого взрыва в настоящее время является общепризнанной парадигмой физической космологии, наилучшим образом объясняющей весь массив наблюдательной информации.

Современные представления теории Большого взрыва
По современным представлениям, наблюдаемая нами сейчас Вселенная возникла 13,7 ± 0,2 млрд. лет назад из некоторого начального «сингулярного» состояния с гигантскими температурой и плотностью и с тех пор непрерывно расширяется и охлаждается. Ранняя Вселенная представляла собой однородную и изотропную среду с необычайно высокой плотностью энергии, температурой и давлением. В результате расширения и охлаждения во Вселенной произошли фазовые переходы, аналогичные конденсации жидкости из газа, но применительно к элементарным частицам.

Приблизительно после 10^-35 секунд после наступления Планковской Эпохи фазовый переход вызвал экспоненциальное расширение Вселенной. Данный период получил название Космической инфляции. После окончания этого периода строительный материал Вселенной представлял собой кварк-глюонную плазму. По прошествии времени, температура упала до значений, при которых стал возможен следующий фазовый переход, называемый бариогенезисом. На этом этапе кварки и глюоны объединились в барионы, такие как – протоны и нейтроны. При этом, одновременно происходило асимметричное образование как материи, которая превалировала, так и антиматерии, которые взаимно аннигилировали, превращаясь в излучение.

Дальнейшее падение температуры привело к следующему фазовому переходу – образованию физических сил и элементарных частиц в их современной форме. После чего наступила эпоха нуклеосинтеза, при которой протоны, объединяясь с нейтронами, образовали ядра дейтерия, гелия-4 и ещё нескольких лёгких изотопов. После дальнейшего падения температуры и расширения Вселенной наступил следующий переходный момент, при котором гравитация стала доминирующей силой. Через 380 тысяч лет после Большого взрыва температура снизилась настолько, что стало возможным существование атомов водорода (до этого процессы ионизации и рекомбинации протонов с электронами находились в равновесии).

После эры рекомбинации материя стала прозрачной для излучения, которое, свободно распространяясь в пространстве, дошло до нас в виде реликтового излучения.

Начальное состояние Вселенной
Экстраполяция наблюдаемого расширения Вселенной назад во времени приводит при использовании общей теории относительности и некоторых других альтернативных теорий гравитации к бесконечной плотности и температуре в конечный момент времени в прошлом. Более того, теория не даёт никакой возможности говорить о чём-либо, что предшествовало этому моменту, а размеры Вселенной тогда равнялись нулю – она была сжата в точку. Это состояние называется космологической сингулярностью и сигнализирует о недостаточности описания Вселенной классической общей теории относительности. Как близко к сингулярности можно экстраполировать известную физику – является предметом научных дебатов, но практически общепринято, что допланковскую эпоху рассматривать известными методами нельзя. Многие учёные полушутя-полусерьёзно называют космологическую сингулярность «рождением» (или «сотворением») Вселенной. Невозможность избежать сингулярности в космологических моделях общей теории относительности была доказана в числе прочих теорем о сингулярностях Р.Пенроузом и С.Хокингом в конце 1960-ых годов. Её существование является одним из стимулов построения альтернативных теорий гравитации.

Дальнейшая эволюция Вселенной
Согласно теории Большого взрыва, дальнейшая эволюция зависит от измеримого экспериментально параметра – средней плотности вещества в современной Вселенной. Если плотность не превосходит некоторого (известного из теории) критического значения, Вселенная будет расширяться вечно, если же плотность больше критической, то процесс расширения когда-нибудь остановится и начнётся обратная фаза сжатия, возвращающая к исходному сингулярному состоянию. Современные экспериментальные данные относительно величины средней плотности ещё недостаточно надёжны, чтобы сделать однозначный выбор между двумя вариантами будущего Вселенной.

Есть ряд вопросов, на которые теория Большого взрыва ответить пока не может, однако основные её положения обоснованы надёжными экспериментальными данными, а современный уровень теоретической физики позволяет вполне достоверно описать эволюцию такой системы во времени, за исключением самого начального этапа – порядка сотой доли секунды от «начала мира». Для теории важно, что эта неопределённость на начальном этапе фактически оказывается несущественной, поскольку образующееся после прохождения данного этапа состояние Вселенной и его последующую эволюцию можно описать вполне достоверно.

История открытия Большого взрыва
1916 – Вышла в свет работа физика Альберта Эйнштейна «Основы общей теории относительности», которой он завершил создание релятивистской теории гравитации.

1917 – Эйнштейн на основе своих уравнений поля развил представление о пространстве с постоянной во времени и пространстве кривизной (модель Вселенной Эйнштейна, знаменующая зарождение космологии), ввёл космологическую постоянную Λ. (Впоследствии Эйнштейн назвал введение космологической постоянной одной из самых больших своих ошибок; уже в наше время выяснилось, что Λ-член играет важнейшую роль в эволюции Вселенной). В.де Ситтер выдвинул космологическую модель Вселенной (модель де Ситтера) в работе «Об эйнштейновской теории гравитации и её астрономических следствиях».

1922 – советский математик и геофизик А.А.Фридман нашёл нестационарные решения гравитационного уравнения Эйнштейна и предсказал расширение Вселенной (нестационарная космологическая модель, известная как решение Фридмана). Если экстраполировать эту ситуацию в прошлое, то придётся заключить, что в самом начале вся материя Вселенной была сосредоточена в компактной области, из которой и начала свой разлёт. Поскольку во Вселенной очень часто происходят процессы взрывного характера, то у Фридмана возникло предположение о том, что и в самом начале её развития также лежит взрывной процесс – Большой взрыв.

1923 – немецкий математик Г.Вейль отметил, что если в модель де Ситтера, которая соответствовала пустой Вселенной, поместить вещество, она должна расширяться. О нестатичности Вселенной де Ситтера говорилось и в книге А.Эддингтона, опубликованной в том же году.

1927 – Опубликована статья Леметра «Однородная Вселенная постоянной массы и возрастающего радиуса, объясняющая радиальные скорости внегалактических туманностей». Коэффициент пропорциональности между скоростью и расстоянием, полученный Леметром, был близок к найденному Э.Хабблом в 1929. Леметр был первым, кто чётко заявил, что объекты, населяющие расширяющуюся Вселенную, распределение и скорости движения которых и должны быть предметом космологии – это не звёзды, а гигантские звёздные системы, галактики. Леметр опирался на результаты Хаббла, с которыми он познакомился, будучи в США в 1926 г. на его докладе.

1929 – 17 января в Труды Национальной академии наук США поступили статьи Хьюмасона о лучевой скорости NGC 7619 и Хаббла, называвшаяся «Связь между расстоянием и лучевой скоростью внегалактических туманностей». Сопоставление этих расстояний с лучевыми скоростями показало чёткую линейную зависимость скорости от расстояния, по праву называющуюся теперь законом Хаббла.

1948 – Выходит работа Г.А.Гамова о «горячей вселенной», построенная на теории расширяющейся вселенной Фридмана. По Фридману, вначале был взрыв. Он произошёл одновременно и повсюду во Вселенной, заполнив пространство очень плотным веществом, из которого через миллиарды лет образовались наблюдаемые тела Вселенной – Солнце, звёзды, галактики и планеты, в том числе Земля и всё что на ней. Гамов добавил к этому, что первичное вещество мира было не только очень плотным, но и очень горячим. Идея Гамова состояла в том, что в горячем и плотном веществе ранней Вселенной происходили ядерные реакции, и в этом ядерном котле за несколько минут были синтезированы лёгкие химические элементы. Самым эффектным результатом этой теории стало предсказание космического фона излучения. Электромагнитное излучение должно было, по законам термодинамики, существовать вместе с горячим веществом в «горячую» эпоху ранней Вселенной. Оно не исчезает при общем расширении мира и сохраняется – только сильно охлаждённым – и до сих пор. Гамов и его сотрудники смогли ориентировочно оценить, какова должна быть сегодняшняя температура этого остаточного излучения. У них получалось, что это очень низкая температура, близкая к абсолютному нулю. С учётом возможных неопределённостей, неизбежных при весьма ненадёжных астрономических данных об общих параметрах Вселенной как целого и скудных сведениях о ядерных константах, предсказанная температура должна лежать в пределах от 1 до 10 К. В 1950 году в одной научно-популярной статье (Physics Today, № 8, стр. 76) Гамов объявил, что скорее всего температура космического излучения составляет примерно 3 К.

1955 – Советский радиоастроном Тигран Шмаонов экспериментально обнаружил шумовое СВЧ излучение с температурой около 3K.

1964 – американские радиоастрономы А.Пензиас и Р.Вилсон открыли космический фон излучения и измерили его температуру: она оказалась равной 3 К! Это было самое крупное открытие в космологии со времён открытия Хабблом в 1929 году общего расширения Вселенной. Теория Гамова была полностью подтверждена. В настоящее время это излучение носит название реликтового; термин ввёл советский астрофизик И.С.Шкловский.

2003 – Спутник WMAP с высокой степенью точности измеряет анизотропию реликтового излучения. Вместе с данными предшествующих измерений (COBE, Космический телескоп Хаббла и др.), полученная информация подтвердила космологическую модель ΛCDM и инфляционную теорию. С высокой точностью был установлен возраст Вселенной и распределение по массам различных видов материи (барионная материя – 4 %, тёмная материя – 23 %, тёмная энергия – 73 %)» [see].


Космология. – Википедия

«Космология – раздел астрономии и физики, изучающий свойства и эволюцию Вселенной в целом. Основу этой дисциплины составляет математика, физика и астрономия. В своих задачах она часто пересекается с философией и богословием.

История космологии
Ранние формы космологии представляли собой религиозные мифы о сотворении (космогония) и уничтожении (эсхатология) существующего мира.

Возникновение современной космологии
Возникновение современной космологии связано с развитием в XX веке Общей теории относительности Эйнштейна и физики элементарных частиц.
В 1922 А.А.Фридман предложил решение уравнения Эйнштейна, в котором изотропная вселенная расширялась из начальной сингулярности. Подтверждением теории нестационарной вселенной стало открытие Э.Хабблом в 1929 г. космологического красного смещения галактик. Таким образом, возникла общепринятая сейчас теория Большого Взрыва.

Историю развития ранней Вселенной принято подразделять на следующие «эпохи»:

Августинская эпоха
Св. Августин утверждал, что время есть свойство вселенной, которое появилось вместе с ней самой. Поскольку однозначного научного объяснения такого парадокса не существует, Георгий Гамов предложил называть Августинской эпохой состояние Вселенной «до» и «в момент» Большого Взрыва. Такое состояние часто называется нулевой точкой или гравитационной сингулярностью.

Планковская эпоха
Это одна из самых ранних эпох, о которой существуют какие-либо теоретические предположения, это Планковское время (10^-43 секунд после Большого Взрыва). В это время гравитационное взаимодействие отделилось от остальных фундаментальных взаимодействий. Наблюдаемая Вселенная с очень хорошей точностью однородна и изотропна, и является геометрически плоской. Это явление объясняется между 10^-35 и 10^-32 с. после Большого Взрыва эпохой космической инфляции (около 10^-37 секунд), во время которой Вселенная расширилась на много порядков.

Эпоха великого объединения
Длилась между 10^-43 и 10^-35 с. после Большого Взрыва. Вселенная расширяется и охлаждается после Планковской эпохи, и различные типы взаимодействий начинают отличаться друг от друга по величине. Предполагается, что будущие теории взаимодействий смогут описать эту эпоху.

Эпоха раздувания (инфляции)
Между 10^-35 и 10^-32 с. после Большого Взрыва. В эту эпоху Вселенная всё еще преимущественно заполнена излучением, начинают образовываться кварки, электроны и нейтрино. На ранних стадиях эпохи расширения образующиеся кварки и гипероны (которые забирают энергию от фотонов) быстро распадаются. Предполагают существование циклов чередующихся нагрева и повторного охлаждения Вселенной.

Эпоха электрослабых взаимодействий
Между 10^-32 и 10^-12 с. после Большого Взрыва. Температура Вселенной всё еще очень высока. Поэтому электромагнитные взаимодействия и слабые взаимодействия пока представляют собой единое электро-слабое взаимодействие. За счет очень высоких энергий образуется ряд экзотических частиц, таких как W-бозон, Z-бозон и бозон Хиггса. Бозон Хиггса надеются детектировать уже в 2008 году на большом адронном коллайдере в ЦЕРНе (Швейцария, Франция). Однако, будущее этого эксперимента всё еще очень неясно.

Эпоха кварков
Между 10^-12 и 10^-6 с. после Большого Взрыва. Электромагнитное, гравитационное, сильное, слабое взаимодействия формируются в их современном состоянии. Температуры и энергии всё еще слишком велики, чтобы кварки группировались в адроны.

Эпоха адронов
Между 10^-6 и 1 с. после Большого Взрыва. Кварк-глюонная плазма охлаждается, и кварки начинают группироваться в адроны, включая, например, протоны и нейтроны. Через время порядка 1 с. после Большого Взрыва нейтрино высвобождаются и начинают свободно двигаться в пространстве. Наблюдаемые и сегодня, эти частицы ведут себя аналогично фоновому реликтовому излучению (которое возникло значительно позже их).

Эпоха лептонов
Между 1 с. и 3 мин. после Большого Взрыва. В ходе адронной эпохи большая часть адронов и антиадронов аннигилируют (взаимоуничножаются) друг с другом и оставляют пары лептонов и антилептонов преобладающей массой во Вселенной. Приблизительно через 3 с. после Большого Взрыва температура опускается до значения, при котором лептоны более не образуются. Лептоны и антилептоны, в свою очередь аннигилируют друг с другом и во Вселенной остается лишь небольшой остаток лептонов.

Эпоха нуклеосинтеза
Приблизительно с 1 секунды после Большого Взрыва материя охладилась достаточно для образования стабильных нуклонов и начался процесс первичного нуклеосинтеза. Он длился до возраста Вселенной 3 минуты, и за это время образовался первичный состав звёздного вещества: около 25 % гелия-4, 1 % дейтерия, следы более тяжёлых элементов до бора, остальное – водород.

Эпоха первичной рекомбинации
Вселенная постепенно охлаждалась и через 379 000 лет после Большого Взрыва стала достаточно холодной для образования атомов (3000 К). Таким образом, из состояния плазмы, непрозрачного для большей части электромагнитного излучения, материя перешла в газообразное состояние. Тепловое излучение той эпохи мы можем непосредственно наблюдать в виде реликтового излучения.

Образование первых структур
За счет гравитационного притяжения вещество во Вселенной начинает распределяться по обособленным скоплениям («кластерам»). По всей видимости, первыми плотными объектами в темной Вселенной были квазары. Затем, начали образовываться ранние формы галактик и газопылевых туманностей. Начинают образовываться первые звезды, в которых происходит синтез элементов тяжелее гелия. В астрофизике любые элементы тяжелее гелия называют «металлами». 11 июля 2007 года Ричард Эллис (Калифорнийский технологический институт) на 10-метровом телескопе Keck II обнаружил 6 звездных скоплений, которые образовались 13,2 миллиардов лет тому назад. Таким образом, они возникли когда вселенной было только 500 миллионов лет.

Образование солнечной системы
Через 8-9 миллиардов лет после Большого Взрыва начали образовываться структуры, соизмеримые по масштабу с нашей Солнечной системой. Солнце – звезда, возникшая относительно поздно. Предполагается, что часть массы Солнца включает в себя остатки более ранних звезд.

Сегодняшний день
По самым точным современным оценкам, мы живем через 13,6-13,7 миллиардов лет после Большого Взрыва.

Возможное будущее Вселенной
В наше время было обнаружено, по-видимому, что наша Вселенная расширяется с ускорением. Этот факт не отменяет закона Хаббла, так как последний действует на более близких расстояниях, чем эти новые эффекты. Поскольку сама постоянная Хаббла и многие другие космологические величины определяются с очень большой погрешностью, до сих пор не ясно, будет ли Вселенная расширяться всё быстрее и быстрее, либо наоборот с замедлением. В связи с этим есть самые различные сценарии возможного развития Вселенной в будущем. Согласно одному из них, Вселенная даже может начать сжиматься и схлопнуться в точку в ходе так называемого «большого коллапса», процесса, обратного Большому Взрыву. Теоретическая физика достаточно серьезно рассматривает и такую гипотезу, что нынешнее состояние и тонкое строение вакуума являются так называемым «ложным» или «мнимым» вакуумом (false vacuum). Это состояние неустойчиво и может перейти в «истинный вакуум» с меньшей энергией. Тогда наша Вселенная пропадет за одно мгновение и необратимо. Однако наибольшее внимание уделяют сейчас теории «тепловой смерти Вселенной». В расширяющейся Вселенной будут постепенно уравновешиваться температуры, которые будут становиться одинаковыми во всех точках пространства. Удаляющиеся друг от друга звезды, в которых закончатся термоядерные процессы, остынут, всё большая часть энергии будет находится в форме излучения. Даже черные дыры будут медленно «испаряться» за счет квантовых туннельных эффектов («Излучение Хокинга»). Такой сценарий находится в полном согласии с представлениями классической термодинамики» [see].


Д.Ю.Климушкин, С.В.Граблевский. Сайт «Космология»
(с сокращениями). http://www.cosmo.irk.ru/


«Этот сайт посвящен космологии – науке о строении и эволюции Вселенной как целого. На протяжении тысячелетий люди пытались ответить на вопросы «Как устроен мир?», «Всегда ли мир существовал?», «Не погибнет ли он?» и так далее. Двадцатый век, благодаря мощным телескопам, радиотелескопам, спутникам и новым фундаментальным физическим теориям – в первую очередь, теории относительности и квантовой механике – пролил новый свет на все эти вопросы, и появилась новая физическая теория – теория Большого Взрыва.

Наше изложение основано на лекциях, которые один из авторов сайта (Д.Ю.Климушкин) неоднократно читал для учеников старших классов и студентов-младшекурсников. Это позволяет изложить основные идеи современной космологии в форме, доступной большинству старшеклассников, дать более-менее вразумительные ответы на вопросы, которые обычно задают люди, впервые изучающие теорию Большого Взрыва.

Неизбежность идеи эволюции Вселенной
Интуитивно большинство из нас полагают, что, хотя различные небесные тела эволюционируют, рождаются и умирают, изменения в одной части Вселенной как бы уравновешиваются изменениями в другой, т.е. Вселенная в целом неизменна. Однако приглядимся внимательнее к характеру эволюции звезд. Звезды образуются из газа, проходят длительный и сложный жизненный путь, в конце которого часть их вещества возвращается в межзвездную среду, чтобы вновь принять участие в космическом круговороте материи. Но такова судьба только части звездного вещества. Остатки звезд превращаются в белые карлики, нейтронные звезды и черные дыры, которые уже не принимают непосредственного участия в образовании других звезд. Из-за этого запас газа в галактиках постоянно исчерпывается. К тому же та часть вещества звезд, которая поступает обратно в межзвездную среду, имеет химический состав, отнюдь не тождественный тому, что входил в состав звезд раньше: из-за термоядерных реакций в веществе постепенно накапливается количество тяжелых элементов, в том числе металлов, тогда как обратного процесса не происходит. Другими словами, в среднем материальный состав Вселенной меняется.

Современная теория эволюции звезд приводит нас к выводу, что все галактики имеют один и тот же возраст: примерно 14 млрд. лет с вероятной ошибкой 3 млрд. лет в ту или иную сторону. Если Вселенная не меняется как целое, то непонятно, почему газовые облака, давшие начало галактикам, долгое время пребывали в неизменности и потом вдруг все, как по команде, срочно стали превращаться в звездные системы. Отсюда следует, что ранее свойства были Вселенной были таковы, что для возникновения звездных систем не было необходимых условий. Создается впечатление, что тогда, более 10 миллиардов лет назад, во Вселенной произошло какое-то великое событие, породившее эти условия. Что это за событие? Попыткой ответить на этот вопрос является последующее изложение.

Космологический принцип
Современная космологическая теория базируется на следующем основном положении, называемом космологическим принципом: каждый наблюдатель в один и тот же момент времени, независимо от места и направления наблюдения обнаруживает во Вселенной одну и ту же картину. Независимость от места наблюдений, т.е. равноправие всех точек пространства, носит название однородности, независимость от направления, т.е. отсутствие выделенного направления в пространстве – изотропии Вселенной. Отсутствие изотропии называется анизотропией. Очевидно, отсутствие однородности влекло бы за собой анизотропию, тогда как отсутствие изотропии не обязательно приводит к неоднородности

В явном виде однородность и изотропию Вселенной первым предположил Альберт Эйнштейн в 1917 году, но своими корнями космологический принцип восходит к немецкому философу Николаю Кузанскому, который еще в XV веке утверждал: «Вечно движущаяся Вселенная не имеет ни центра, ни окружности, ни верха, ни низа, она однородна, в разных частях ее господствуют одинаковые законы». Ему же принадлежит знаменитый афоризм «Вселенная есть сфера, центр которой всюду, а окружность нигде», которое часто неверно приписывают Джордано Бруно или Паскалю, всего лишь повторившим изречение Кузанца.

Уже непосредственно из космологического принципа следуют некоторые важные выводы относительно строения Вселенной. Например, Вселенная как целое не должна вращаться (поскольку ось вращения была бы выделенным направлением), у нее не должно быть центра и пространственной границы (иначе нарушалось бы условие однородности Вселенной). Вообще, главный вывод, вытекающий из космологического принципа, это безграничность Вселенной. Можно сказать, что это утверждение является определением самого понятия «Вселенная».

Важное значение закона Хаббла заключается в том, что он дает простой способ измерения расстояний до галактик, поскольку красное смещение в их спектрах пропорционально расстоянию до галактики. Однако главное значение этого закона заключается в другом. Разбегание галактик говорит об уменьшении средней плотности вещества во Вселенной с течением времени. А поскольку галактики согласно космологическому принципу заполняют собою всё пространство, это означает, что Вселенная как целое расширяется.


Рис. 2.6.1. Расширение Вселенной как расширение пространства с «вкрапленными» в него галактиками. Показана расширяющаяся сетка координат и световая волна, испущенная одной из галактик в направлении нашей Галактики.

Подчеркнем, что движение в соответствии с законом Хаббла не сопровождается изменением космических координат… Положение тела в пространстве расширяющейся Вселенной определяется с помощью координатной сетки, растягивающейся вместе со Вселенной… Расстояние в любой момент времени определяется как r(t)=X·a(t), где a(t) – величина, называемая масштабным фактором. Она показывает, насколько было сжато пространство в момент t.

Мы нигде не использовали понятие скорости удаления галактики-источника, оперируя только понятием расширения пространства. Можно показать, что в состав красного смещения, определяемого по формуле z = 1/a(t) – 1, входит и эффект Доплера (причем с учетом релятивистских поправок), и замедление времени в гравитационном поле, предсказываемое общей теорией относительности Эйнштейна.

С помощью этой формулы можно вычислить, при каких красных смещениях заведомо не могут наблюдаться галактики. В настоящее время средние расстояние между звездными системами примерно в 30 раз больше, чем их размеры. Однако расстояния между галактиками возрастают, а их размеры – практически нет… Это значит, что при красных смещениях около 30 галактики заполняли собой всё пространство, а еще раньше их в принципе быть не могло – во всяком случае, в современном виде.

Представим себе, что мы засняли процесс разбегания галактик на кинопленку. Мысленно (а как еще?!) прокрутим этот космический фильм в обратном направлении. Мы увидим, что галактики постепенно приближаются друг к другу и, наконец, когда-гибудь настанет момент, когда расстояние между любыми элементами материи во Вселенной равно нулю. Этот момент носит название Большого Взрыва. С него началось существование Вселенной. Ясно, что в момент Большого Взрыва плотность материи была очень велика. Формально, даже бесконечно велика, но необходимо добавить, что существующие физические теории не могут быть продолжены за пределы плотностей, выше чем 10^93 г/см³ (планковская плотность). Состояние вещества в начале расширения называется сингулярностью (от латинского слова singular – особенный).

Существующие оценки говорят о том, что возраст старейших скоплений составляет 14 млрд. лет с возможной ошибкой 3 млрд. лет в ту или другую сторону. Как видим, это по порядку величины совпадает с хаббловским временем, что является сильным аргументом в пользу теории Большого Взрыва, поскольку если бы эта теория была не верна, возраст старейших звезд и хаббловское время могли бы различаться на сколько угодно порядков величин. Некоторые трудности возникают в том случае, если возраст старейших звезд превосходит хаббловское время (ведь не может же Вселенная быть моложе звезд, входящих в ее состав). Разрешение этого возможного противоречия – введение так называемой космологической постоянной. Впрочем, по последним данным, возраст старейших звезд составляет примерно 12 млрд. лет, что, как видим, не противоречит предполагаемому возрасту Вселенной.

Возникает вопрос, что было раньше? К сожалению, наука пока не в состоянии дать на него ответ, поскольку, как уже было сказано, современной теории недостаточно для того, чтобы описать cвойства материи при плотностях выше планковской (10^93 г/см³). Впрочем, ученые пытаются найти хотя бы направление поисков ответа на этот, без сомнения, центральный вопрос современной науки. Возможно, что само понятие «время до Большого Взрыва» лишено реального смысла; до Большого Взрыва просто ничего не было. Можно провести аналогию с вопросом: «Что находится севернее северного полюса?» Ясно, что ничего. Если это так, то Большой Взрыв – это момент происхождения не только Вселенной, но и самого пространства-времени.

Чем дальше в пространстве – тем глубже во времени
При наблюдениях астрономических объектов мы видим их такими, какими они были в прошлом, поскольку свет и любые другие электромагнитные волны распространяются с конечной скоростью 300 тыс. км/с – наибольшей возможной скоростью сигнала в природе. Так, Солнце мы видим таким, каким оно было 8 минут 19 секунд назад. В 1987 году наблюдалась вспышка Сверхновой в Большом Магеллановом Облаке (карликовой неправильной галактики, спутнике Млечного Пути), которая произошла на самом деле 170 тысяч лет назад – именно столько времени понадобилось свету, чтобы достичь земных наблюдателей. Таким образом, заглядывая в далекие области пространства, мы одновременно смотрим в вглубь времени. В этом смысле работа астрономов чем-то напоминает работу геологов и палеонтологов, которые, раскапывая всё более глубокие геологические слои, одновременно углубляются в более ранние эпохи жизни Земли. Только вместо лопат у астрономов телескопы.

Зададимся вопросом: отличаются ли средние характеристики далеких космических объектов от характеристик объектов того же типа, расположенных близко от нас (здесь под большим расстоянием мы подразумеваем длину, проходимую светом за миллиарды лет, поскольку это время составляет ощутимую долю возраста Вселенной). Если бы Вселенная как целое не менялась, то свойства любой достаточно большой выборки космических объектов в среднем не менялись, т.е. эти объекты на больших и на малых расстояниях были бы практически идентичны. Однако в действительности Вселенная эволюционирует, поэтому объекты на расстояниях миллиарды световых лет должны систематически отличаться от близких объектов.

Галактики на краю видимой Вселенной
Подтверждением вышесказанному являются данные наблюданий далеких галактик (с красными смещениями, скажем, z>1). Астрономические наблюдения показывают, что свойства этих галактик характерны для очень молодых звездных систем, в которых только что закончился, еще продолжается или даже еще только начинается процесс образования большинства звезд. Особо наглядные данные получены при изучении «Хаббловского глубокого поля (Hubble Deep Field, HDF)» – содержащего только очень далекие галактики небольшого участка неба в Большой Медведице, сфотографированного Космическим телескопом им. Хаббла в 1995 году; осенью 1998 г. была получена фотография «Южного хаббловского глубокого поля». Помимо HST эти площадки изучались и с помощью других приборов, в частности, в инфракрасном диапазоне.

Один из главных выводов, полученных при изучении HDF, заключается в том, что средний темп звездообразования в далеких галактиках зависит от красного смещения (и, стало быть, от времени, затраченного светом на прохождение к нам): если в настоящее время за год в среднем во Вселенной образуется примерно одна звезда солнечной массы в объеме 100 Мпк³... то при 2<z<3 средний темп звездообразования был примерно в десять раз выше. Вероятно, именно при этих красных смещениях образовалось большинство звезд. Если бы Вселенная в целом была неизменной, средний темп образования звезд был бы, очевидно, неизменным.

Морфология галактик при больших красных смещениях также была иной: среди звездных систем с большими z, попавших в HDF, значительно повышена доля неправильных, тогда как эллиптические галактики были в дефиците.

Свидетельством космической эволюции является и рост числа взаимодействующих галактик с увеличением красного смещения, обнаруженный санкт-петербургским астрономом В.П.Решетниковым. Это явление, очевидно, объясняется тем, что в прошлом Вселенная была плотнее, и галактики в среднем были ближе друг к другу. К настоящему времени галактики с большими красными смещениями успели претерпеть многочисленные слияния друг с другом (особо многочисленные в ранние эпохи жизни Вселенной, когда число галактик в единице объема было значительно выше, чем сейчас), «повзрослеть» и превратиться в обычные звездные системы типа Млечного Пути и галактик, расположенных поблизости. Этот факт является очень важным свидетельством в пользу теории расширяющейся Вселенной, поскольку он наглядно показывает нам, что миллиарды лет назад Вселенная была существенно иной, чем сейчас; она была моложе.

Можно показать, что галактики заведомо не могут наблюдаться при красных смещениях более 30. Самые далекие галактики в оптические телескопы просто не видны, т.к. при активном звездообразовании возникает много космической пыли, поглощающей видимые лучи. Однако эта пыль нагревается и переизлучает электромагнитные волны в инфракрасном диапазоне. Видимо, именно излучением нагретой пыли в ультра-молодых (и поэтому ультрадалеких) галактиках объясняется открытое недавно фоновое инфракрасное излучение Вселенной.

Квазары
Другим примером различия свойств Вселенной в прошлом (т.е. на больших расстояниях) и сейчас (т.е. вблизи нас) являются квазары. Источник энергии квазаров имеет размер меньше Солнечной системы, но оттуда исходит столько же энергии, сколько из нескольких десятков или даже сотен галактик, вместе взятых, каждая из которых содержит сотни миллиардов звезд!

В настоящее время доказано, что квазары расположены в ядрах далеких галактик. Согласно наиболее обоснованной гипотезе, в центре квазаров находятся огромные черные дыры, всасывающие вещество из своих окрестностей; потенциальная энергия падающего вещества переходит в энергию излучения квазара. Принципиально важно то, что все квазары – это очень далекие объекты, их красные смещения доходят до 5, причем максимальное их число имело место при z от 2 до 3.

Из этого снова следует, что Вселенная в прошлом была иной – раньше ее свойства были таковы, что в ней образовывалось много квазаров (которые к настоящему времени потухли). Вероятно, дело тут в том, что квазары – это объекты, расположенные именно в молодых галактиках. В них темп поступления межзвездного газа в черную дыру был выше, поскольку самого этого газа было значительно больше. Кроме того, галактики в среднем были расположены ближе друг к другу, чем сейчас, и квазары могли вытягивать вещество из соседних звездных систем, а также из межгалактической среды, которая была более плотной. А еще раньше квазары, как и галактики, просто не успели образоваться.

Кроме того, квазары позволяют изучать свойства межзвездного и межгалактического газа, удаленного на большие расстояния от нас. Дело в том, что свет квазаров проходит через сравнительно холодные облака, лежащие на пути между квазарами и нами, и в спектрах квазаров возникают линии поглощения, характерные для этих облаков. Изучение этих линий позволило установить cледующие факты:
В газовых облаках с большими красными смещениями вещество менее богато тяжелыми элементами, чем в вещество в нашей Галактике и звездных системах, расположенных по соседству.

В областях Вселенной с большими красными смещениями в состав звезд входила меньшая доля материи, а в состав диффузного газа – большая доля, чем в среднем в близких областях Вселенной. В прошлом меньшая доля массы входила в звезды и соответственно большая в диффузную газовую среду.
Оба этих вывода нетрудно понять в свете принципа «чем дальше в пространстве – тем глубже во времени» в сочетании с современными представлениями об эволюции материи во Вселенной. Действительно, звезды образуются из газа и в конце своей эволюции часть их вещества возвращается в межзвездную среду, причем в ходе этого процесса меняется его химический состав: из-за термоядерных реакций в недрах звезд в веществе постепенно накапливается количество тяжелых элементов. Поэтому облака газа в прошлом, и следовательно, облака, наблюдаемые на больших расстояниях, должны иметь меньшую долю тяжелых элементов, чем в настоящее время, что и наблюдается. Далее, остатки звезд превращаются в белые карлики, нейтронные звезды и черные дыры, которые уже не принимают непосредственного участия в образовании других звезд. Из-за этого запас газа в галактиках постоянно исчерпывается. Это объясняет, почему на больших расстояниях (а значит – в прошлом) в состав звезд входит меньшая доля массы и соотвественно большая в диффузную газовую среду. Таким образом, наблюдения линий поглощения в спектрах квазаров наглядно показывают изменение среднего материального состава Вселенной со временем.

Фотометрический парадокс
До сих пор мы говорили о таких наблюдательных фактах, которые были получены астрономами-профессионалами с помощью сложнейшей техники. Но есть один факт, известный каждому с детства: ночью темно. Оказывается, этот факт очень важен с космологической точки зрения. Отсутствие солнечного освещения является необходимой, но отнюдь не достаточной причиной темноты ночного неба.

Всё дело в звездах. Звезды, конечно, очень далеки от нас, но их очень много. В бесконечной Вселенной, всё пространство которой заполнено звездами, всякий луч зрения должен оканчиваться на звезде. Поток энергии излучения, принимаемого от нее, уменьшается обратно пропорционально квадрату расстояния от светила. Но угловая площадь (телесный угол), занимаемая на небе каждой звездой, также уменьшается обратно пропорционально квадрату расстояния, из чего следует, что поверхностная яркость звезды (равная отношению потока энергии к телесному углу, занимаемому на небе звездой) не зависит от расстояния. Поскольку наше Солнце является во всех отношениях типичной звездой, то поверхностная яркость звезды в среднем должна быть равна поверхностной яркости Солнца. Когда мы смотрим в какую-то точку неба, мы видим звезду с той же поверхностной яркостью, что и Солнце; поверхностная яркость соседней точки должна быть такой же, и вообще во всех точках неба поверхностная яркость должна быть равна поверхностной яркости Солнца, поскольку в любой точке небосвода должна находиться какая-нибудь звезда. Мы приходим к выводу: всё небо (не только ночью, но и днем) должно быть таким же ярким, как и поверхность Солнца! Это утверждение и называется фотометрическим парадоксом. Иногда фотометрический парадокс называется парадоксом Ольберса, в честь астронома, который переоткрыл его в XIX веке.

Разрешение этого парадокса заключается в следующем. Поскольку более 15 млрд. лет назад во Вселенной не было галактик и квазаров, самые далекие звезды, которые мы можем наблюдать, расположены на расстояниях около 15 млрд. св. лет. Это устраняет основную предпосылку фотометрического парадокса – то, что звезды расположены на любых, сколь угодно больших расстояниях от нас. Вселенная, наблюдаемая на больших расстояниях, настолько молода, что звезды еще просто-напросто не успели образоваться в ней. Заметим, что это нисколько не противоречит безграничности Вселенной: ограничена не Вселенная, а только та часть ее, где успели за время прихода к нам света родиться первые звезды.

Свой вклад в уменьшение яркости ночного неба вносит и красное смещение галактик. Действительно, далекие галактики имеют в (1+z) большую длину волны излучения, чем галактики на близких расстояниях. Но длина волны связана с энергией света по формуле ε=hc/λ. Поэтому энергия фотонов, принимаемых нами от дальних галактик, в (1+z) раз меньше. Далее, если из галактики с красным смещением z вылетают два фотона с интервалом времени δt, то интервал между принятием этих двух фотонов на Земле будет в еще в (1+z) раз больше, стало быть, интенсивность принятого света во столько же раз меньше. В итоге мы получаем, что суммарная энергия, поступающая к нам от далекой галактики, в (1+z)² раз меньше, чем если бы эта галактика не удалялась от нас вследствие космологического расширения.

Таким образом, на «детский» вопрос о том, почему ночью темно, следует отвечать так: во-первых, потому что ночью Солнце светит с другой стороны Земли, а во-вторых, потому что Вселенная расширяется!

Космический горизонт
Поскольку Вселенная имеет конечный возраст, свет за время ее существования мог распространиться только на конечное расстояние, значение которого в световых годах по порядку величины равно возрасту Вселенной, выраженному в годах: примерно 14-16 млрд. св. лет. Множество точек Вселенной, находящихся на этом расстоянии от нас, называется космическим горизонтом (точнее, горизонтом частиц). Поскольку свет – самое быстрое, что есть в мире, то дальше этого расстояния ничто наблюдаться не может, и горизонт имеет характер границы наблюдаемой части Вселенной. Подчеркнем, что наличие этой границы никак не связано с несовершенством наших органов чувств и приборов, оно имеет принципиальный характер. Красное смещение горизонта равно бесконечности.

Космический горизонт постоянно расширяется. Существуют две причины его расширения: во-первых, свет движется по пространству, во-вторых, само пространство расширяется. Из-за второй причины радиус горизонта в момент времени t превосходит произведение ct, где c – скорость света. Например, если Вселенная расширяется по закону a~t^2/3 (именно таким был закон расширения в первые несколько миллиардов лет существования Вселенной), радиус горизонта растет со временем как 3 ct. По мере расширения горизонта в него попадают всё новые и новые галактики, которые сначала показываются на краю видимой Вселенной как очень молодые звездные системы, потом мы видим их всё более и более близкими и старыми. Естественно, чтобы в действительности заметить это старение, нам понадобилось бы время в миллиарды лет, но на помощь приходит принцип «чем дальше в пространстве – тем глубже во времени», благодаря которому мы можем зримо наблюдать эволюцию звездных систем.

А что находится за горизонтом? Для ответа на этот вопрос мы должны уяснить, что горизонт – это граница, расположенная в прошлом. Действительно, объект, видимый нами на расстоянии N световых лет от нас, наблюдается нами таким, каким он был N лет назад. Поэтому горизонт, если бы мы могли его непосредственно наблюдать, мог бы рассказать нам об условиях во Вселенной в самый момент Большого Взрыва (впрочем, вещество, расположенное на более близких расстояниях от нас, поглощает все электромагнитные волны, идущие от горизонта). Поэтому за горизонтом находится материя в сингулярном состоянии, котором она была до Большого Взрыва. Если справедливо приведенное выше утверждение том, что понятие времени до Большого Взрыва не имело смысла, то придется признать, что дальше горизонта нет ничего, в том числе и пространства.

Ко всем парадоксальным свойствам горизонта можно добавить еще одно: площадь космического горизонта равна нулю! Действительно, если бы мы могли увидеть горизонт, мы бы увидели материю в самом начале расширения Вселенной, а в этот момент времени расстояние между любыми двумя точками было равно нулю. Таким образом, правильнее всего было бы сказать, что космический горизонт – это не поверхность, а точка. Мы живем, со всех сторон окруженные одной и той же точкой!

Часто задаваемые вопросы
При изучении космологии расширяющейся Вселенной обычно возникают вопросы, на которые не всегда дают ответы учебники. Попробуем ответить на наиболее распространенные из них.

Вопрос. Куда расширяется Вселенная, если она и так уже бесконечна?
Ответ. Люди, задающие этот вопрос, неявно исходят из представления о бесконечности как о самом большом множестве, больше которого уже ничего не может быть. Они находятся в неплохой компании; так, Джордано Бруно говорил: «Итак, Вселенная едина, бесконечна, неподвижна... Она не может уменьшаться или увеличиваться, так как она бесконечна»... Однако, как выяснили в XIX в. выдающиеся математики Л.Больцано и Г.Кантор, такое определение неправильно. Коренное отличие бесконечного множества от любого конечного заключается как раз в том, что при увеличении конечного множества мы получили бы другое конечное множество, тогда как во сколько бы раз мы не увеличивали бесконечное множество, оно останется бесконечным. Таким образом, с точки зрения теории множеств для теории расширения бесконечной Вселенной нет никаких препятствий.

Сказанное можно пояснить следующим примером. Представим себе плоскость с нарисованными на ней геометрическими фигурами. Ничто не мешает нам представить себе другую плоскость с геометрическими фигурами такими же точно по форме, но только в N раз большего размера и во сколько же раз большего расстояния друг от друга. Иначе говоря, длины между всеми точками на второй плоскости в N раз больше всех длин на первой плоскости. Далее, нетрудно представить себе, что мы получили вторую плоскость с помощью равномерной трансформации (растяжения) первой. При этом каждая точка первой плоскости перейдет в некоторую точку второй плоскости. Это растяжение бесконечных плоскостей есть прямой аналог расширению бесконечной Вселенной.

В ходе такого растяжения любая точка на первой плоскости с равным правом может считать себя центром растяжения. Чтобы на второй плоскости не образовалось никаких морщин или разрывов, необходимо, чтобы точка, отстоящая от условно выбранного центра расширения дальше в N раз, чем какая-то другая точка, должна двигаться быстрее во столько же раз. Но это и есть закон Хаббла!

Заметим, кстати, что бесконечность Вселенной в действительности не следует из космологического принципа – из него следует безграничность Вселенной, а это вовсе не одно и то же!

Вопрос. Вселенная – это все, что есть на свете. Pаз она расширяется, то должны увеличиваться не только расстояния между скоплениями галактик, а размеры всего в мире: и атомов, и планет, и людей... Так ли это?
Ответ. Вероятно, в эпоху инфляции (первые 10^-35 секунд существования Вселенной) любой элемент материи был подвержен расширению. Однако постепенно расширение некоторых элементов было подавлено силами, существующими в природе. Так, расширение атомных ядер подавлено внутриядерными силами, расширение атомов – электромагнитными силами, расширение звезд, галактик и их скоплений – силами всемирного тяготения между отдельными частями этих материальных систем. Поэтому в настоящее время увеличиваются только межгалактические расстояния (точнее, расстояния между группами и скоплениями галактик и галактиками поля), а размеры мелкомасштабных систем (планет, крокодилов, звезд, атомов, галактик...) не меняются (а если меняются, то Вселенная здесь ни при чем – на то есть какие-то внутренние причины, и это расширение не подчиняется закону Хаббла).

Если быть совсем точным, то космологическое расширение все-таки оказывает влияние на динамику мелкомасштабных систем, но это влияние очень слабое. Его изучению было посвящено много исследований. Постановка вопроса в этих задачах была такова: имеется расширяющаяся в соответствии с моделями Фридмана Вселенная, в которой находится какой-то мелкомасштабный объект. В согласии с общей теорией относительности, под воздействием массы и энергии тел пространство-время искривляется, что, в свою очередь, приводит к искривлению траекторий тел (по образному выражению известного физика Джона Уилера, «материя говорит пространству, как ему искривляться, а пространство говорит материи, как ей двигаться»). Поскольку космологическое расширение приводит к изменению кривизны пространства-времени везде, в том числе и районе нахождения мелкомасштабного объекта, это неизбежно должно отражаться на траектории тел, составляющих этот объект. Однако плотность вещества внутри этого объекта гораздо больше средней плотности Вселенной, поэтому вклад материи внутри объекта в изменении кривизны пространства-времени значительно превосходит вклад космологического фона.

Итак, расширение Вселенной оказывает пренебрежимо малое влияние на динамику мелкомасштабных объектов. Можно не беспокоиться: мы с вами не расширяемся!

Вопрос. Где, в какой точке пространства был Большой Взрыв?
Ответ. Космологический принцип отвечает однозначно: Большой Взрыв был везде. Для того, чтобы представить себе эту, на первый взгляд, странную ситуацию, обратимся к воображаемому фильму о разбегании галактик. Прокручивая пленку назад, мы увидим, что чем ближе к началу фильма, тем меньше расстояния между любой, произвольно выбранной парой галактик. В пределе, т.е. в момент Большого Взрыва, это расстояние обратится в нуль, как бы далеки друг от друга ни были эти галактики сначала. При этом пространство и в момент Большого Взрыва окажется заполненным веществом равномерно. Это рассуждение еще раз показывает, кстати, что расширение Вселенной необходимо мыслить не как движение галактик в пространстве, а как расширение самого пространства с «прикрепленными» к нему галактиками.

Вопрос. Из принципа «чем дальше в пространстве – тем глубже во времени» следует, что объекты на расстояниях миллиарды световых лет должны систематически отличаться от близких. Не противоречит ли этот вывод космологическому принципу, согласно которому свойства Вселенной во всех точках одинаковы?
Ответ. Противоречия здесь нет. Точная формулировка космологического принципа для расширяющейся Вселенной гласит: Вселенная однородна и изотропна в каждый момент времени, прошедший после Большого Взрыва. Но объекты, наблюдаемые нами на больших расстояниях, мы видим такими, какими они были миллиарды лет назад, во Вселенной, на миллиарды лет моложе, чем сейчас (чем больше красное смещение, тем больше расстояние, тем больше времени требуется свету, чтобы дойти до нас). Заметим также, что ограниченность видимой части Вселенной также не противоречит выводу о ее безграничности: ограничена не Вселенная как таковая, а только та часть ее, откуда за время ее существования успели придти к нам световые сигналы.

Вопрос. В некоторых научно-популярных журналах, газетах, на радио и телевидении встречается утверждение, что, дескать, в настоящее время от теории Большого Взрыва отказывается всё больше и больше ученых. Это правда?
Ответ. Журналисты, как всегда, заблуждаются. Судя по публикациям научных журналов, эта теория продолжает оставаться лучшей научной теорией, описывающей Вселенную как единое целое. Ее разделяют подавляющее большинство астрофизиков, занимающихся изучением галактик. Противники этой теории крайне малочисленны. Встречаются даже утверждения (возможно, несколько экстремистские), что теория расширяющейся Вселенной установлена так же надежно, как теория шарообразности Земли или гелиоцентрическая система устройства нашей планетной системы. Чтобы не быть голословными, приведем основные аргументы в пользу этой теории:

1. Многочисленные данные подтверждают справедливость космологического принципа, являющегося фундаментом современной космологии.
2. Выполняется закон Хаббла, из которого следует, что галактики разбегаются друг от друга, Вселенная расширяется и имеет конечный возраст – около 15 миллиардов лет.
З. Существует реликтовое излучение – свечение Вселенной в целом, имеющее характер излучения абсолютно черного тела и почти одинаковые характеристики во всех точках небосвода, что и предсказано теорией горячей расширяющейся Вселенной.
4. Теория Большого Взрыва блестяще объясняет высокое содержание гелия и других химических элементов в звездах и межзвездной среде.
5. Вселенная на больших расстояних и, следовательно, в прошлом, была иной, чем в настоящее время. Об этом свидетельствуют:
a) галактики с большими красными смещениями, являющиеся молодыми;
b) квазары, существующие при больших и отсутствующие при малых красных смещениях;
c) свойства диффузного газа на больших z, показывающие, что газ в среднем во Вселенной постепенно обогащался тяжелыми элементами, причем чем больше красное смещение – тем большая доля вещества была сосредоточена в газе и тем меньшая – в звездах;
d) темнота ночного неба.
Добавим сюда также два важнейших довода общефизического характера:
Сам факт необратимости эволюции материи противоречит представлению о статической, неизменной Вселенной.

Все тела в природе взаимодействуют посредством силы всемирного тяготения, которая заставляет Вселенную эволюционировать – сжиматься или расширяться, в зависимости от начальных условий.
Как показывает опыт истории, иногда бывает так, что даже самые правдоподобные теории рушатся под воздействием новых фактов. Не исключено, что когда-нибудь такая доля постигнет и теорию Большого Взрыва. Однако в настоящее время эта теория успешно объяснят всю совокупность наблюдательных фактов, относящихся к космологии и является, таким образом, наилучшей современной космологической теорией» [see].




 КРИТИКА БОЛЬШОГО ВЗРЫВА


П.И.Бондаренко. Сингулярность в теории Большого взрыва.
http://www.zero-gravity.ru/article/o_singuljarnom_sostojanii_veschestva/


«Какой смысл имеет вывод о начале эволюции космологических моделей и описываемого ими реального мира? Эйнштейн считал, что указанный вывод, получаемый в общей теории относительности, свидетельствует о недостатках самой теории. Он рассуждал так. Общая теория относительности основана на разделении физической реальности на метрическое поле (гравитацию), с одной стороны, и на электромагнитное поле и вещество, с другой стороны. Но в действительности эта реальность должна быть единой, и современную теорию можно рассматривать как некий предельный случай. Когда мы пытаемся применить эту неадекватную теорию для условий большой плотности поля и вещества, мы получаем абсурдный результат: расширение пространства начинается с математической сингулярности – точки, характеризуемой нулевым объемом и бесконечной плотностью материи» [see].

«По мнению Эйнштейна, выйти из такого положения можно, создав единую физическую теорию, которая бы свела гравитацию, электромагнетизм и вещество к единому началу – первичному полю. В единой теории вообще не должно быть сингулярностей, факт возникновения которых свидетельствует о недостатках теории» [see].

«Попытки Эйнштейна интерпретировать особое состояние в начале эволюции нестационарных моделей (сингулярность) как проявление ограниченности общей теории относительности и создать единую теорию поля оказались безуспешными. Многие физики и космологи-релятивисты в настоящее время склонны считать, что упомянутая сингулярность описывает реальное физическое состояние, с которого началась эволюция» [see].

«В 1931 году профессор университета в Лувене, в Бельгии, аббат Жорж Эдуард Леметр выступил с предложением рассматривать «нуль-пункт» Вселенной как момент, когда «отец-атом» взорвался, а осколки его, первоначального комка материи, полетели (и продолжают разлетаться сейчас) в разные стороны, породив наблюдаемую Вселенную со всеми атрибутами ее пространства-времени» [see].

«По мнению Леметра, сингулярность представляет собой единственный атом, равный нейтрону, который имеет массу всей Вселенной. «Если существует единственное атомное ядро, – пишет он, – то не имеет смысла говорить в связи с ним о пространстве и времени. Пространство и время являются статистическими понятиями, которые применимы к ансамблю, состоящему из большого числа индивидуальных элементов»» [see].

«Идея Большого взрыва, а особенно то, что у времени было начало, по ряду причин не нравилась многим. Хотя бы потому, что насквозь пропитанные атеизмом ученые видели здесь намек на вмешательство неких божественных сил в процесс творения мироздания. Видели это, надо сказать, не только ученые, так что в 1951 году в поддержку модели Большого взрыва выступила и католическая церковь, заявившая, что эта теория согласуется с Библией. Поэтому ученым хотелось иметь альтернативу Большому взрыву, не только затягивающему науку в сингулярную точку, где происходит совершенно непонятно что, но еще и намекающему на волю божью» [see].

«Из представления о том, что пространство и время образуют замкнутую поверхность, вытекают также очень важные следствия относительно роли Бога в жизни Вселенной. В связи с успехами, достигнутыми научными теориями в описании событий, большинство ученых пришло к убеждению, что Бог позволяет Вселенной развиваться в соответствии с определенной системой законов и не вмешивается в ее развитие, не нарушает эти законы. Но законы ничего не говорят нам о том, как выглядела Вселенная, когда она только возникла, – завести часы и выбрать начало все-таки могло быть делом Бога. Пока мы считаем, что у Вселенной было начало, мы можем думать, что у нее был Создатель. Если же Вселенная действительно полностью замкнута и не имеет ни границ, ни краев, то тогда у нее не должно быть ни начала, ни конца: она просто есть, и все! Остается ли тогда место для Создателя? [see].


Руслан Хазарзар. Скептический взгляд на сциентизм.
http://khazarzar.skeptik.net/books/kh/sci.htm


«Среди многочисленных мифов сциентизма я отмечу следующий: наука доказала, что Вселенная возникла из точки бесконечно малого или нулевого объема» [see].

«Наука в своей структуре кроме эмпирического и теоретического уровней имеет также уровень философских предпосылок, философских оснований. Что же касается современной космологии, то таких оснований она имеет столько, что саму космологию уже вряд ли можно назвать наукой. Скорее, современная космология представляет собой философско-математическую модель, пытающуюся найти приемлемое объяснение основам Вселенной» [see].

«Эйнштейн сделал ставку не на реальность, а на изменения, кажущиеся для гипотетических наблюдателей в разных системах, то как бы мы ни складывали скорости двух светящихся систем, скорость света не будет зависеть от скорости движения системы и останется константой, «в угоду» которой в системных отношениях мы будем вынуждены «сжимать» тела и «замедлять» время» [see].

«Говорить о каком-то реальном замедлении времени (точнее сказать, процессов) не имеет смысла – причем согласно всё тому же принципу относительности, благодаря которому скорость v в коэффициенте напрямую зависит от выбранной системы и, по сути, от нашего субъективного взгляда. Действительно, справедливость принципа относительности означает, что различие между состояниями покоя и равномерного прямолинейного движения не имеет реального содержания: если физическая система B движется равномерно и прямолинейно (со скоростью v) относительно системы A, то с тем же правом можно считать, что A движется относительно B (со скоростью v)» [see].

«Простота аксиом и минимальность их количества еще не гарантируют правильность решения... Количество предпосылок, с одной стороны, должно быть достаточным для получения правильного однозначного решения и, с другой стороны, должно обеспечивать широкие возможности выбора математических методов решения и сопоставления (у математики – свои законы). В ОТО наряду с искусственным усложнением математических процедур фактически введено дополнительное число «скрытых подгоночных параметров» из компонента метрического тензора. Так как реальное поле и метрика в ОТО неизвестны и требуют определения, то результат просто подгоняется под нужный с использованием малого числа реально разных опытных данных (вначале подглянули в ответ, а потом «с умным видом» считаем, что всё так и должно быть в теории)» [see].

«Но, несмотря на это, современные космологические модели, пренебрегающие теорией относительности, непопулярны. Религия математических трюков (как назвал теорию относительности один остроумный человек) не имеет сегодня достойной альтернативы. С точки зрения математического описания (простота аксиом и минимальность их количества), оказалось легче «искривить» пространство, чем признать замедление скорости света вблизи гравитирующего объекта» [see].

«Общая теория относительности имеет известные преимущества в сравнении с другими теориями, и преимущества эти заключаются далеко не в эмпирической сфере. Курт Хюбнер отмечает, что когда Эйнштейн работал над созданием общей теории относительности, его прежде всего занимала идея построения единой и ясной картины природы, а для этого нужна была иная интерпретация фактов. Ранее та же идея вдохновляла Эйнштейна при создании специальной теории относительности. Тогда это было стремление устранить противоречие между электромагнитной концепцией света Максвелла и классическим принципом эквивалентности всех инерциальных систем. Специальная теория относительности сняла это противоречие, однако сама она не согласовывалась с теорией тяготения. Единство было впервые достигнуто в общей теории относительности благодаря включенной в физику римановой геометрии, которая позволила рассматривать как эквивалентные все, а не только инерциальные системы отсчета. Только таким образом Эйнштейн достиг своей цели, создав концептуальную систему, в которой объединились теория Максвелла, механика и теория тяготения. И именно в этом заключается действительное оправдание этой теории. При создании общей теории относительности Эйнштейн руководствовался фундаментальным принципом: природа – единая система отношений» [see].

«Априорные основания сохраняют свою значимость даже тогда, когда теория впоследствии оказывается фальсифицированной. В таком случае мы знаем только, что природа отвергла нечто, связанное с целым рядом утверждений теории, но не знаем, какие именно утверждения оказались отвергнутыми. Наш выбор поэтому вновь нуждается в априорных и иных основаниях, дабы решить, какие теоретические утверждения должны быть сохранены, а какие – отвергнуты [see]» [see].

«Вайнберг отмечает, что далеко не все согласны с такой интерпретацией красного смещения. «Ведь на самом деле мы не наблюдаем разбегающихся от нас галактик; все, в чем мы уверены, это то, что линии их спектров смещены в красную сторону, т.е. в сторону бoльших длин волн. Есть выдающиеся астрономы, которые сомневаются в том, что красные смещения имеют какое-то отношение к доплеровским сдвигам или к расширению Вселенной» [see]» [see].

«...Все попытки найти объяснение красному смещению вне принципа Доплера не привели к сколько-нибудь стройной теории. А если рассматривать эти смещения линий в спектрах галактик как результат эффекта Доплера и если принять интерпретацию Хаббла, то из наблюдаемого явления следует, что все галактики удаляются («разбегаются») от наблюдателя, причем скорости галактик тем больше, чем они дальше от него. Сторонники теории Леметра из этого сделали два вывода: во-первых, если скорость «разбегания» непрерывно возрастает с расстоянием, то на некотором расстоянии она должна сравняться с наибольшей возможной скоростью, а значит, за пределами этого расстояния никаких галактик уже не должно быть; во-вторых, оказывается, что прежде расстояния до галактик были меньше, а когда-то все галактики были собраны в одном месте, в одной точке, из которой и началось расширение Вселенной [see]» [see].

«Однако, по мнению сторонников теории о вечности и структурной бесконечности Вселенной, Леметр и иже с ним делают методологическую ошибку, механически перенося свойства наблюдаемой пространственно конечной области Вселенной на всю бесконечную Вселенную. «В этой ошибке, – пишет Ю.Г.Перель, – в полной мере отразилась идеалистическая направленность мысли автора теории, связанная, с одной стороны, с отрицанием бесконечности вселенной, а с другой – с тенденцией к таким объяснениям сложных явлений в природе, которые подменяют знание верой, а науку – скрытой по форме, но явной по смыслу теологией. Взрыв первичного атома и обусловленное им расширение вселенной из точки до ее современных пределов – процессы, научно необъяснимые... Появление теории расширяющейся вселенной Леметра, по существу, было попыткой поставить науку – и притом в области решения космологических проблем, имеющих первостепенное значение для мировоззрения – вновь на службу теологии. (Жорж Леметр был католическим священником. – Р.Х.) Вместе с тем, на примере этой теории можно наглядно убедиться в том, что для решения научных проблем, возникающих в процессе накопления фактических знаний, наблюдаемые явления необходимо истолковывать в свете общих законов природы, а не путем спекулятивных измышлений, уводящих в сторону от решения вопроса... Теория расширяющейся вселенной получила распространение среди ученых, стоящих на идеалистических позициях и склонных искать пути для примирения науки и религии. Но она была решительно отвергнута подавляющим большинством ученых, совершенно справедливо расценивших эту теорию как антинаучную... Теория расширяющейся вселенной Леметра является классическим образцом тех теорий, которые в свое время В.И.Ленин отнес к «физическому идеализму»» [see]» [see].

«Главные претензии к модели Большого взрыва, которые выдвигают сторонники теории о вечности и структурной бесконечности Вселенной (в частности, представители диалектического материализма), сформулированы В.Н.Дёминым следующим образом. Модель Большого взрыва отрицает вечность и бесконечность материального мира, ибо, согласно этой теории, Вселенная (читай: «материальный мир») имела начало и по прошествии любого конечного срока может расшириться только на ограниченное расстояние. Однако модель Большого взрыва не в состоянии объяснить, что это за точка, именуемая сингулярностью, каким образом из «ничего» появляется весь материальный мир и что находится за пределами сингулярности? Также данная модель не дает ответа на вопрос, что же находится за пределами радиуса расширяющейся Вселенной? Обычно сторонники модели Большого взрыва на эти вопросы отделываются ничего не объясняющими утверждениями, смысл которых примерно следующий: материальный мир (Вселенная) таков, каким ему предписывают быть математические формулы» [see].

«При ближайшем рассмотрении концепция Большого взрыва обнаруживает самый примитивный механизм: всё богатство и разнообразие материального мира, взаимосвязь различных форм движения, их развитие и прогресс в целом оказываются обусловленными первичным по отношению к ним механическим перемещением (разлетом в результате взрыва) вещественных частиц. Сингулярность, получаемая путем формальных математических преобразований, представляет обычный результат абстрактных математических отношений, который между тем овеществляется, т.е. прямолинейно проецируется на материальную действительность. В самой природе никаких сингулярностей нет и не было. «Экспериментальным подтверждением предположения того, что сингулярность якобы имела место в прошлом, – пишет В.Н.Дёмин, – служат два общеизвестных факта: а) красное смещение в спектрах далеких галактик (якобы свидетельствующее об их разбегании и о расширении Вселенной); б) фоновое микроволновое излучение (поспешно названное «реликтовым», то есть якобы свидетельствующим исключительно об одном: ослабленные фотоны – «живые» свидетели космического катаклизма под названием Большой взрыв). Однако, как мы могли убедиться, и красное смещение, и так называемое «реликтовое» излучение может быть объяснено гораздо проще и вразумительней и, кроме того, без принесения в жертву ультрасовременным, претендующим на архиреволюционность умопостроениям многовековых достижений философского материализма и всей мировой науки. Нельзя не согласиться с оценкой концепции Большого взрыва как математического мифа, привлекательного с эстетической точки зрения, но не имеющего научного смысла» [see]» [see].

«Таким образом, в космологии у нас сложилась такая ситуация, когда один уважаемый академик и лауреат множества премий утверждает одно, а другой не менее уважаемый академик и лауреат Нобелевской премии – совершенно другое. Так, Я.Б.Зельдович утверждает: «Теория Большого взрыва в настоящий момент не имеет сколь-нибудь заметных недостатков. Я бы даже сказал, что она столь же надежно установлена и верна, сколь верно, что Земля вращается вокруг Солнца... Теория Большого взрыва – фундамент, который останется навсегда» [see]. Вместе с тем Х.Альвен говорит совершенно другое: «Один из этих мифов – космологическая теория Большого взрыва – в настоящее время считается в научной среде «общепринятым»... Эта космологическая теория представляет собой верх абсурда – она утверждает, что вся Вселенная возникла в некий определенный момент подобно взорвавшейся атомной бомбе, имеющей размеры (более или менее) с булавочную головку. Похоже на то, что в теперешней интеллектуальной атмосфере огромным преимуществом космологии Большого взрыва служит то, что она является оскорблением здравого смысла: credo, quia absurdum (верую, ибо это абсурдно)! Когда ученые сражаются против астрологических бессмыслиц вне стен «храмов науки», неплохо было бы припомнить, что в самих этих стенах подчас культивируется еще худшая бессмыслица» [see]» [see].

«Действительно, претензии к модели Большого взрыва столь велики, что мы имеем полное право не разделять оптимизма Зельдовича. По мнению сторонников модели Большого взрыва, в нулевой момент времени Вселенная возникла из сингулярности. В течение первой миллионной доли секунды, когда температура была очень высока, а плотность была немыслимо велика, должны были неимоверно быстро сменять друг друга экзотические взаимодействия, недоступные пониманию в рамках современной физики. Любопытно отметить, что в условиях очень высокой температуры вблизи сингулярности не могли существовать не только молекулы и атомы, но даже и атомные ядра. Однако, во-первых, сингулярность – это философское понятие, тогда как Вселенная является материальным объектом. Объект же может сжиматься в сторону бесконечности, но как только сжатие закончится, у любого объекта останутся физические параметры, т.е. никакой материальный объект при сжатии не превратится в философское понятие. Во-вторых, такое понятие, как температура, вообще неприемлемо к любому объекту вблизи сингулярности. Температура характеризуется движением микрообъектов, а этих самых микрообъектов в начальном состоянии и вблизи него как раз и не было. Аналогичное можно сказать и о плотности» [see].

«Тем не менее в учебниках мы читаем, что в последние десятилетия развитие космологии и физики элементарных частиц якобы позволило теоретически рассмотреть самую начальную сверхплотную стадию расширения Вселенной, которая якобы завершилась уже к моменту t около 10^-36 сек. Однако хотелось бы спросить, откуда взялись эти секунды вообще? Оказывается, это наши лабораторные современные секунды. Но откуда они взялись в начале Вселенной, по какой шкале они отмерялись? Ведь не было еще Солнечной системы и нашего светового года, не было еще и атомных часов, ибо не было атомов. Откуда взялось это первое космическое время? Оказывается, оно полностью имманентно самим процессам. За сколько мы наблюдаем процесс в лабораторных условиях, столько, оказывается, и прошло времени, т.е. время, которое в науке является базисным понятием, в космологии само есть процесс: длится эпоха первичного нуклеосинтеза три минуты – значит, три минуты и длилась эта эпоха в начале Вселенной! Т.е. период времени отсчитывается по периоду процесса, а не наоборот. Вообще, одно имманентно описывается через другое. Такое «измерение» можно сравнить с «измерением» скорости бегуна по его же пульсу: при ускорении повысится и частота пульса, а значит, ускорение не будет зафиксировано. А самое удивительное здесь то, что, в отличие от якобы научной модели Большого взрыва с ее (13,7 ± 0,2)·10^9 годами возраста Вселенной, библейская космогония с шестью днями творения имеет больше смысла, ибо в последнем случае в качестве Абсолютной временной шкалы выступает Бог, тогда как в первом случае ее нет в принципе» [see].

«Мы уже говорили, что бессмысленно и ошибочно рассматривать время как процесс во времени. Так же бессмысленно и ошибочно рассматривать всё пространство как геометрический пространственный объект. Действительно, полагание всего пространства в качестве геометрического объекта есть бессмыслица… Либо мы полагаем пространство абсолютом (тогда изменения, напр., «разбегание» галактик, относительно него), либо соотносим его изменение и форму с чем-то внешним, т.е. рассматриваем его только как подпространство. В противном случае минимальная по объему точка всего пространства ничем не отличается от максимального тела. Нельзя начальное время и начальный объем измерять ими же самими. Почему точка должна быть таким геометрическим объектом, как точкой, если она вне внешнего пространства? Это – обыкновенная экстраполяция внутрипространственных изменений на само пространство. А именно это и недопустимо, ибо не имеет смысла» [see].

«Ну а поскольку релятивистская космология не допускает внешнего абсолютного пространства, а значит, и внешней шкалы, то мы и вынуждены заниматься тавтологией, выбирая некоторые параметры за константы. Но тогда получается, что ничего кроме этих констант мы не выводим, а их выводить нет смысла, ибо они уже нами постулированы. Система должна быть трансцендентной для исследователя, должна быть какая-то шкала вне исследуемой системы, дабы не заниматься тавтологией. А система собственными средствами не оправдывается» [see].


В.Н.Игнатович. Критические заметки по современной космологии.
// Марксизм и современность. 2001. №3-4.
http://marx-journal.communist.ru/no20/Ignatov.htm


««Важнейший смысл закона расширения Вселенной Хаббла состоит в том, что он утверждает конечность времени существования Вселенной» [see]. «По мере того как множились экспериментальные и теоретические результаты, становилось всё более ясно, что у Вселенной должно быть начало во времени. Наконец в 1970 г. мы с Пенроузом доказали это, исходя из общей теории относительности Эйнштейна» [see]. «Независимо от природы расширения совершенно ясно, что в прошлом оно не могло продолжаться вечно» [see]» [see].

Атеист В.Л.Гинзбург утверждает, что «обсуждаемые в астрономии космологические модели с «конечным» временем не ведут к религиозным выводам о сотворении мира» [see].

У Макса Борна «…«начало» относится лишь к нашей способности описывать положение вещей с помощью аппарата привычных нам понятий. Вопрос, имело ли место сотворение мира из ничего, не научная задача, а вопрос веры, лежащей вне возможностей опыта, о чем знали уже старые философы и теологи вроде Фомы Аквинского. Атеистам, которым не нравится «начало», потому что его можно истолковать как сотворение, следует сказать, что начало Вселенной в том виде, как она известна, может быть концом другой формы развития материи…» [see]» [see].

«Нет сомнений в том, что «материалистическая философия не накладывает и не может накладывать «табу» на выбор моделей Вселенной. Конкретные вопросы о конечности или бесконечности объема Вселенной и законах ее эволюции во времени и им подобные не являются философскими и должны решаться в свете астрономических наблюдений и современной физики…» [see]» [see].

«В другой работе В.Л.Гинзбург писал: «Материалистическая позиция в космологии состоит в признании существования Вселенной совершенно независимо от человеческого сознания и фактически до его появления… К области философии относятся, кроме того, вопросы методологии и теории познания… Вопросы же о том, является ли пространство евклидовым или неевклидовым, конечен ли его объем или бесконечен, стационарна ли Вселенная или нестационарна, какими законами управляется движение галактик – всё это относится к области физики и астрономии, базируется на наблюдениях и экспериментах и контролируется ими…» [see]» [see].

«И.С.Шкловский: «Приходится также слышать мнение, что вывод о замкнутости Вселенной якобы несовместим с философией диалектического материализма. Это, конечно, заблуждение. Основным атрибутом Вселенной, с точки зрения философии диалектического материализма, является ее объективное существование и познаваемость. Нелепо связывать судьбу этой философии с каким-нибудь конкретным свойством Вселенной, например, свойством конечности или бесконечности. Закономерности Вселенной потому и называются объективными, что не зависят от предвзятых мнений людей, плохо понимающих дух философии диалектического материализма» [see]» [see].

«И.Д.Новиков: «Идея возможности закрытого мира с замкнутым пространством, конечно, очень необычна. Как и идея эволюции Вселенной, эта идея с трудом пробивала себе дорогу. Возражения против нее отчасти были обусловлены всё той же инертностью мышления и предвзятыми соображениями, а отчасти и недостаточной образованностью сторонников утверждения, что только бесконечный объем пространства совместим с материализмом. Никаких идеалистических выводов из факта возможности замкнутости пространства, конечно не следует. Подобные споры ушли в прошлое, и дело за наукой – определить истинную структуру мира» [see]» [see].

«Мы видим, что у всех этих авторов обсуждение противоречий между выводами релятивистской космологии и диалектическим материализмом завершается предъявлением категорических требований к диалектическому материализму. В одних случаях физики определяют, какие вопросы философия может решать, а какие не может, в других объясняют философам, какие свойства материи относятся к ее атрибутам, а какие нет, в третьих – какие выводы можно делать из тех или иных положений физики, а какие – нельзя» [see].

«Получилось примерно так: философы 2500 лет обсуждали вопросы вечности и бесконечности вселенной (мира, материи) и в течение всего этого времени приходили к одним и тем же выводам, явились физики, объявили, что выводы огромного множества великих философов (и физиков) ошибочны, что дальше эти вопросы будут решать они – физики нового поколения, поскольку с этого момента указанные вопросы считаются не философскими, а физическими» [see].

««На пороге XXI века наука подошла к тому, чем всегда занималась мифология – к вопросу о происхождении мира и материи. Кибернетика решает проблему происхождения разума, синергетика – проблему рождения материи. Механизм, который ею предлагается, – это спонтанная флуктуация, событие в точке бифуркации, экспоненциальный процесс до определенного момента » [see]. «Вселенная могла образоваться из «ничего», т.е. из «возбужденного вакуума»» [see]» [see].

«Но у материалистов всё же еще есть шанс. «Такая гипотеза, конечно, не является решающим подтверждением существования Бога. Ведь всё это могло произойти в соответствии с законами физики естественным путем без вмешательства извне каких-либо идеальных сущностей. И в этом случае научные гипотезы не подтверждают и не опровергают догмы, которые лежат по ту сторону эмпирически подтверждаемого и опровергаемого естествознания » [see]» [see].

«То обстоятельство, что образование вселенной «могло произойти естественным путем», мало интересует современных пропагандистов религии, которые очень любят ссылаться на новейшие достижения релятивистской космологии для «опровержения» материализма и утверждения религиозного мировоззрения. В отличие от ставших с некоторых пор беспартийными (в мировоззренческом отношении) многих советских философов, занимавшихся так называемыми «философскими вопросами физики», пропагандисты религии знают, чего хотят, и своей линии придерживаются твердо. Вот типичный пример.

В статье [see], изданной в виде буклета, автор заявляет: «Вселенная существует; поэтому каким-то образом надо объяснить факт её существования. Есть, однако, всего три объяснения: «1) она вечна; 2) она не вечна и является результатом самосотворения; 3) она не вечна и является результатом творения того, кто был до неё и выше её». Он ссылается на работы физиков и астрономов, которые пишут о том, что вселенная имеет начало, что вселенная не вечна. Затем автор рассматривает вопрос: «Создала ли вселенная себя из ничего?» Он заявляет, что «согласно Первому закону термодинамики, материя не способна создать сама себя». А далее пишет: «Однако настолько убедительны доказательства того, что у вселенной было начало.., что некоторые эволюционисты, чтобы избежать двусмысленности, заявляют, что что-то произошло из ничего, то есть, что вселенная сама себя сотворила из ничего! … Алан Гут и Пол Стайнхардт недавно писали в журнале Сайентифик Америкен: «…соблазнительно сделать еще один шаг и утверждать, что вся вселенная возникла практически из ничего» (том 250, Май, 1984, 128). Ни больше ни меньше! …Эволюционисты делают еще одну отчаянную попытку, стремясь уйти от признания, что у вселенной была причина, и попросту заявляют, что «она создала сама себя из ничего»… Очевидным остается лишь одно: такие подходы ненаучны! Великий научный принцип причинности гласит, что у каждого материального следствия есть своя причина. Вряд ли «ничто» может быть причиной чего бы то ни было» [see].

Далее следует такой логический вывод:

«1. Все, что существует, является либо материальным, либо духовным.
2. Но существует что-то вечное, так как что-то существует сейчас.
3. Следовательно, есть что-то вечное: либо материя, либо дух.
а) Либо дух, либо материя вечна.
б) Но, как было доказано выше, материя не вечна.
в) Таким образом, вечен дух…» [see]» [see].

В анонимной работе «Наука открывает время прежде времени» [see] «дается ссылка на доказанную Хокингом, Пенроузом и Эллисом на основе общей теории относительности теорему, согласно которой время, как и вселенная, имеет начало. И далее следует такое рассуждение: «Если начало времени совпадает с началом Вселенной, как говорит пространственно-временная теорема, тогда причиной возникновения Вселенной должна быть какая-то сущность, совершенно не зависящая от времени и существовавшая до его возникновения. Этот вывод имеет огромное значение для понимания того, Кто есть Бог и того, кто или что Богом не является. Эта теорема говорит нам о том, что Бог трансцендентен, Он оперирует вне измерений Вселенной. Эта теорема говорит нам и о том, что Бог не есть сама Вселенная, а также, что Бог не обитает во Вселенной. Пантеизм и атеизм не согласуются с этими фактами…» [see]» [see].

«Статей с подобной аргументацией сегодня имеется огромное множество. Это неудивительно. Ведь против такого рода аргументации трудно что-либо возразить. Если вселенная возникла, а до ее возникновения «буквально ничего» не было, как утверждают космологи, то она возникла в результате сотворения. Кстати, Энгельс тоже считал, что из ничего нечто может возникнуть только в результате творения: «без акта творения мы уж, конечно, никак не можем перейти от ничего к чему-то, хотя бы это «что-то» было не больше математического дифференциала» [see]» [see].

«В оригинальном названии книги Дж.Силка [see] стоит слово «creation», что перевели как «рождение», а нужно переводить как «создание», «творение». В этих условиях церковникам не нужно вступать в спор с наукой, как это было лет 200 назад. Достаточно к словам «вселенная возникла (родилась)» добавить слова «по воле Бога», чтобы «научная теория» пришла в полное соответствие с библейской.

А во многих случаях и этого не нужно. Основной текст в книге С.Хокинга заканчивается словами: «Но если мы действительно откроем полную теорию, то со временем ее основные принципы станут доступны пониманию каждого, а не только нескольким специалистам. И тогда все мы, философы, ученые и просто обычные люди, сможем принять участие в дискуссии о том, почему так произошло, что существуем мы и существует Вселенная. И если будет найден ответ на такой вопрос, это будет полным триумфом человеческого разума, ибо тогда нам станет понятным замысел Бога» [see]. Как далеко (и куда?!) ушла наука о вселенной за два века от Лапласа с его «Небесной механикой», где бог ни разу не упоминался!» [see].

«По поводу вопроса: «Что было до момента t = 0, при t < 0?»… академик Я.Б.Зельдович написал, что на этот вопрос «сейчас не только нет конкретного ответа, но и нет научного подхода к ответу… Возможна, однако, и точка зрения, что сам вопрос незаконен…» [see]. Подобное мнение высказывал и Римский папа, который сказал, что «эволюцию Вселенной после большого взрыва изучать можно, но не следует вторгаться в сам большой взрыв, потому что это был момент Сотворения и, следовательно, божественный акт» [see]. Любопытно, что, хотя и на разных основаниях, но Римский папа и академик АН СССР пришли к единому мнению по принципиальному вопросу. Неслучайно, наверное, несколько лет спустя другой академик АН СССР решил развенчать «миф об антагонизме научного и религиозного мировоззрения» [see]» [see].

«В статье «О значении воинствующего материализма» В.И.Ленин писал: «Мы должны понять, что без солидного философского обоснования никакие естественные науки, никакой материализм не может выдержать борьбы против натиска буржуазных идей и восстановления буржуазного миросозерцания. Чтобы выдержать эту борьбу и провести ее до конца с полным успехом, естественник должен быть современным материалистом, сознательным сторонником того материализма, который представлен Марксом, то есть должен быть диалектическим материалистом» [see]. История релятивистской космологии убедительно подтверждает справедливость этих слов» [see].

«сегодня сохраняют актуальность слова, сказанные А.А.Ждановым в 1947 году: «Современная буржуазная наука снабжает поповщину, фидеизм новой аргументацией, которую необходимо беспощадно разоблачать» [see]» [see].

«К концу XX века космология пришла к выводу о возникновении вселенной из ничего и нарисовала такое хитроумное рождение вселенной, которое заставляет предполагать участие в этом процессе «высших сил» (Творца, Создателя, Демиурга и т.п.)» [see].

«История космологии также убедительно доказывает, что путь поиска компромиссов с теорией, отрицающей принципиальные положения материализма о вечности и бесконечности вселенной (материи), на который встали иные (так сказать, стремившиеся шагать в ногу с наукой XX в.) советские философы, заводит науку в глухой тупик: если поначалу им нужно было материалистически истолковывать положение о конечности вселенной в пространстве, то затем – о ее начале во времени, а в 80-е годы – о возникновении из ничего. Это истолкование было достигнуто ценой утверждений, что наряду со вселенной, часть которой мы наблюдаем и частью которой являемся, существуют иные вселенные, существование которых доказывается чисто умозрительно и что возникновение вселенной из ничего произошло либо могло произойти естественным путем» [see].

«Эти философы не заметили, что уподобились защитникам религии XVIII-XIX веков, которые помещали бога за пределы наблюдаемой части вселенной, и говорили о божественном творении (беспричинном появлении) в отношении тех объектов, происхождение которых наука еще не объяснила. Разумеется, такие способы зашиты материализма – апелляция к непознанному или к тому, что принципиально не может быть наблюдаемым, воспринимаемым – представляют собой «бунт на коленях» и выглядят очень неубедительно на фоне заявлений «дипломированных лакеев поповщины» о том, что... материя, имеющая начало, должна иметь создателя» [see].

«В результате, позиции материалистов в космологии стали крайне слабыми. Сегодня различие между космологическими воззрениями материалистически настроенных космологов и церковниками заключается в том, что первые верят в существование за пределами нашей вселенной других вселенных, а вторые – царства божьего. Первые верят в то, что вселенную породила неведомая нам форма материи, вторые – нечто нематериальное (бог). Те и другие – верующие! Хотя и верят в разные вещи. Это и означает, что наука оказалась в тупике» [see].

«Выход из тупика, в котором оказалась космология в результате союзнических действий воинствующих идеалистов и «мирных» («смирных») материалистов может быть найден только на пути критики современной релятивистской космологии, причем критики «с точки зрения современного материализма, т.е. марксизма» [see]» [see].

«Известный физик Л.Бриллюэн выразился так: «Приятно рассуждать о рождении Вселенной, но надо помнить, что такие рассуждения – лишь чистая фантазия» [see]» [see].

«Тысячелетиями человечество верило в то, что из ничего ничто не родится. Теперь мы можем утверждать, что из ничего произошло всё» [see]

«Начиная с 1920-х гг. многие физики на Западе, да и в СССР, стали выступать против материализма. Известный американский историк советской науки Л.Р.Грэхэм не так давно написал: «Некоторые западные авторы, писавшие о теории относительности и квантовой механике, такие, как Джеймс Джинс и Артур Эддингтон изо всех сил старались использовать новые научные теории для поддержки религии и опровержения материализма» [see]. В свое время А.К.Тимирязев обращал внимание на то, что «если в начале XX в. дело сводилось к неверным теоретическим выводам из порой хорошо сделанной работы, то теперь уже отчасти самое исследование, как мы увидим, фальсифицируется для того, чтобы из него можно было сделать желательный для идеалистической философии вывод» [see]» [see].

«Примерно с конца 1950-х гг. – после проведения Всесоюзного совещания по философским вопросам современного естествознания (1958 г.) – сторонники релятивистской космологии в СССР, осознавая, что многие ее положения противоречат основополагающим положениям материализма, стали активно участвовать в, так сказать, «реформировании» диалектического материализма» [see].

«На основе соответствующих расчетов космологи заключают, что спустя 10^-43 секунды после начала расширения плотность вещества во вселенной равнялась некоемому значению с точностью 10^-59... Разумеется, точность 10^-59 может обеспечить только всемогущее существо... А.Д.Линде перечисляет двенадцать проблем такого рода и заявляет: «Перечисленные проблемы в течение долгого времени казались почти метафизическими. Первый вопрос говорит сам за себя, так как его можно поставить так: «Что было, когда еще ничего не было?» Что же касается остальных вопросов, то от них всегда можно было отговориться тем, что начальные условия во Вселенной по счастливой случайности были ровно таковы, чтобы в конечном счете Вселенная приобрела как раз такой вид, какой она сейчас имеет. Еще один вариант ответа основан на так называемом антропном принципе и выглядит совершенно метафизично: мы живем в однородной, изотропной Вселенной, содержащей избыток вещества по сравнению с антивеществом просто потому, что в неоднородной, анизотропной Вселенной, содержащей равное количество вещества и антивещества, жизнь была бы невозможна, и никто не задавал бы глупых вопросов» [see].

Иначе говоря, мир устроен так, чтобы в нем мог жить человек. Еще одно доказательство мудрости Творца!» [see]. Разумеется, слова о мудрости Творца я написал в шутку. А недавно обнаружил, что защитники религии антропный принцип трактуют как Промысел Божий на полном серьёзе. Епископ Василий (Родзянко): «На нашем языке антропный принцип называется Промысел Божий о человеке» [see]. Д.Роузвер: «Похоже, что и Вселенная, и Солнечная система, и Земля – всё это было создано специально для человека. Наука признает этот факт и называет его антропным принципом» [see]» [see].

«В 34 т. Большой советской энциклопедии, изданном в 1937 г., читаем: «Гипотеза «расширения вселенной» является разновидностью поповского мифа о «сотворении мира» [see]. Замечательные слова! Но там же говорится о факте «удаления внегалактических туманностей от нас с большими скоростями, пропорциональными расстоянию туманностей», из которого «отнюдь не следует нелепое утверждение о «расширяющейся вселенной» [see]» [see].

«Современная (релятивистская) космология, которая толкует об эволюции, возникновении, конечности вселенной и т.п., противоречит диалектическому материализму, снабжает аргументами поповщину и как наука оказалась в тупике, поскольку религиозным мифам о сотворении мира богом и о существовании за пределами вселенной (материального мира) царства божьего противопоставляет не более чем веру в образование вселенной естественным путем (из ничего) и в существование за пределами нашей (наблюдаемой) вселенной иных вселенных (ненаблюдаемых в принципе)» [see].

«Резюмируя изложенное в данном разделе, можно достаточно уверенно заключить: картина мира, рисуемая релятивистской космологией так же далека от действительности, как картина мира каких-нибудь богословов, а релятивистская космология является скорее вероучением, чем наукой» [see].

«Выход из этого тупика может быть найден на пути критики современной релятивистской космологии «с точки зрения современного материализма, т.е. марксизма» [see]. Это означает, что нужно показать несостоятельность доводов релятивистской космологии в пользу выводов о конечности и эволюции вселенной, продемонстрировать, что факты подтверждают (и подтверждали) идею диалектического материализма о вечности и бесконечности вселенной (материи) и наметить пути создания диалектико-материалистической космологии» [see].

«Естественные науки не могут дать ответа на вопрос: конечна или бесконечна Вселенная? Этот вопрос решается философией. Материалистическая философия приходит к выводу, что Вселенная бесконечна во времени и пространстве» [see].

«Имеется довольно много работ, написанных физиками и астрономами, в которых либо опровергаются те или иные положения релятивистской космологии или теория расширяющейся вселенной целиком, либо сообщается о фактах, которые невозможно согласовать с теорией большого взрыва, вследствие чего о них нельзя прочитать в работах сторонников этой теории, либо дается картина вечной, бесконечной, движущейся в круговороте материи, что полностью соответствует диалектическому материализму (см. например [see]). Основываясь на них можно не только убедительно продемонстрировать ту непреодолимую пропасть, которая лежит между релятивистской космологией и фактами, но и наметить основные контуры физической теории процессов, протекающих в огромных пространственно-временных масштабах, основывающейся на всех известных фактах, и полностью соответствующей диалектическому материализму» [see].

Диалектические материалисты «могут, изучив предварительно работы Дж.К.Максвелла, Дж.Дж.Томсона, В.Ф.Миткевича, Н.П.Кастерина, А.К.Тимирязева, З.А.Цейтлина, В.А.Ацюковского, поработать в направлении, где мало кто работает, приближая без лишнего шума марксистскую революцию в естествознании» [see].

«Необходимо создать целостную картину мира, которая бы основывалась на диалектическом материализме и бесспорных достижениях науки ХХ века – квантовой механики, ядерной физики, той же космологии и пр., и при этом избавилась бы от идеалистических представлений, внесенных теорией относительности. К сожалению, у нас, занятых текущей политической работой, не доходят руки до этого дела. Возможно, когда-нибудь всё же дойдут» [see].


Вы уж, родные, постарайтесь! Бростьте вы эту вашу грязную политическую работу, тщательно вымойте руки и поскорее избавьте нас, бедных, от «идеалистических представлений, внесенных теорией относительности» и гипотезой Большого взрыва. Поторопитесь! Время не ждет, ибо клерикалы и богоискатели наступают нам на пятки! За примерами далеко ходить не надо. Вот они.


К.Болдинг. Большие проблемы большого взрыва (1980г.).
http://klein.zen.ru/old/Large_bursh_new.htm


«При внимательном рассмотрении космологическая теория происхождения и структуры Вселенной начинает трещать по швам.

Взгляните на усыпанное звездами ночное небо. Как возникли все эти бесчисленные звезды и планеты? Большинство современных ученых скорее всего ответит на этот вопрос, сославшись на одну из версий теории «Большого взрыва». В соответствии с этой теорией, вначале вся материя Вселенной была сосредоточена в одной точке и разогрета до очень высокой температуры. В некий момент времени произошел ужасающей силы взрыв. В расширяющемся облаке перегретых субатомных частиц постепенно стали формироваться атомы, звезды, галактики, планеты, и наконец зародилась жизнь. В настоящее время этот сценарий обрел статус непреложной истины. Бесчисленные пересказы этой теории, которым сознательно придают интонации библейской Книги Бытия, прочно обосновались в учебниках, научно-популярных статьях, солидных научных журналах и телевизионных передачах, сопровождающихся красочными компьютерными эффектами.

Спору нет, теория Большого взрыва захватывает воображение и мало кого оставляет равнодушным. И поскольку она как будто основана на фактическом материале и подкреплена математическими выкладками, большинству людей она представляется более приемлемой, чем религиозные объяснения возникновения Вселенной. Однако космологическая теория большого взрыва является лишь последней из целого ряда попыток объяснить зарождение Вселенной с позиций механистического мировоззрения, согласно которому мир (и человек в том числе) представляет собой порождение материи, функционирующей в строгом соответствии с законами физики.

Ученые по традиции отвергают любые объяснения происхождения Вселенной, которые предполагают вмешательство сверхъестественных сил. Особое сопротивление у них вызывает концепция Верховной Личности – Бога-Творца, создавшего мир. По их мнению, подобные представления антинаучны. В механистической картине мира Богу, если Его существование вообще признается, отводится роль статиста, в чьи обязанности входит заводить часовой механизм Вселенной. После этого Ему остается только наблюдать за ходом дальнейших событий, развивающихся по непреложным законам природы. Таким образом, Бог либо оказывается в подчинении у законов природы, либо Его отождествляют с аморфной энергией Вселенной.

В картине же, созданной теоретиками большого взрыва, просто нет места для Бога-Личности, верховного творца и властелина мироздания. Австрийский физик-теоретик, лауреат Нобелевской премии Эрвин Шрёдингер, сформулировавший основное уравнение квантовой механики, пишет в своей книге «Ум и материя»: «Личностному богу нет места в модели мира, которая была построена ценой исключения всего личностного». Таким образом, не нужно думать, что, исключая Бога из своей модели Вселенной или резко ограничивая Его роль, ученые делают это на основании своих открытий. В действительности всё обстоит наоборот: метод, выбранный ими, с самого начала не предусматривает присутствия Бога.

Попытки ученых создать чисто физическую модель происхождения Вселенной основываются на трех постулатах:

1) Все явления природы могут быть исчерпывающе объяснены физическими законами, выраженными в математической форме.
2) Эти физические законы универсальны и не зависят от времени и места.
3) Все основные законы природы просты.

Многие люди принимают эти постулаты как нечто само собой разумеющееся, но на самом деле никто и никогда не мог доказать их истинности, более того, доказать их справедливость далеко не просто. По сути дела, они являются всего-навсего составной частью одного из подходов к описанию реальности. Рассматривая сложнейшие явления, с которыми сталкивается всякий изучающий Вселенную, ученые избрали редукционистский подход. «Давайте, – говорят они, – замерим параметры физических явлений и попробуем описать их с помощью простых и универсальных физических законов».

Однако, строго говоря, у нас нет никаких логических оснований заранее отвергать альтернативные подходы к пониманию Вселенной. Нельзя исключить, что в основе Вселенной лежат принципиально иные законы, не поддающиеся простому математическому выражению. И тем не менее многие ученые, путая свое понимание Вселенной с ее истинной природой, заранее отвергают альтернативные подходы. Они настаивают на том, что все явления во Вселенной можно описать с помощью простых математических законов. «Мы надеемся уложить всё мироздание в простую и короткую формулу, которую можно будет печатать на майках», – утверждает Л.Ледерман, директор Национальной лаборатории ядерной физики им. Ферми в Батавии, штат Иллинойс.

Существует несколько психологических причин, заставляющих ученых держаться за редукционистский подход. Если структура Вселенной может быть описана простыми количественными законами, то у ученых, несмотря на ограниченность человеческого разума, появляется надежда рано или поздно понять эту структуру (и таким образом получить ключ к управлению Вселенной). Поэтому они исходят из того, что такое описание возможно, и создают тысячи различных теорий. Но если наша Вселенная бесконечно сложна, то нам, с нашим ограниченным умом и чувствами, будет очень трудно познать ее.

<…>представления ученых о том, что физические законы, открытые ими в лабораторных экспериментах здесь, на Земле, действуют во всей Вселенной и на всех этапах ее эволюции, мягко говоря, необоснованны. Например, у нас нет никаких оснований утверждать, что раз электрические поля ведут себя определенным образом в лабораторных условиях, то они проявляли те же свойства миллионы лет назад на расстоянии многих десятков световых лет от Земли. Однако без таких допущений не может обойтись ни одна попытка объяснения происхождения Вселенной. Ведь не можем же мы вернуться на миллиарды лет назад, ко времени образования Вселенной, или получить прямую информацию о том, что происходит за пределами Солнечной системы. Некоторые ученые признают рискованность переноса наших весьма ограниченных знаний на мироздание в целом. В 1980 году К.Болдинг в своем обращении к Американской ассоциации развития науки сказал: «Космология... представляется нам наукой, не имеющей под собой прочного основания, хотя бы потому, что она изучает огромную Вселенную на примере небольшой ее части, исследования которой не могут дать объективной картины реальности. Мы наблюдали ее на протяжении очень короткого отрезка времени и имеем относительно полное представление лишь о ничтожно малой части ее объема». Однако не только выводы космологов не имеют под собой прочного основания – похоже, что сама попытка создать простую математическую модель Вселенной не вполне корректна и сопряжена с трудностями принципиального характера.

Проблематичная сингулярность

Пытаясь объяснить происхождение Вселенной, сторонники теории Большого взрыва сталкиваются с серьезной проблемой, поскольку исходное состояние Вселенной в разработанной ими модели не поддается математическому описанию. Согласно всем существующим теориям Большого взрыва, вначале Вселенная представляла собой точку пространства бесконечно малого объема, имевшую бесконечно большую плотность и температуру.

Такое начальное состояние в принципе не может быть описано математически. Об этом состоянии ровным счетом ничего нельзя сказать. Все расчеты заходят в тупик. Это всё равно что заниматься делением какого-то числа на ноль – что получится? 1? 5? 5 триллионов?.. Ответа на этот вопрос не существует. На языке науки это явление называют «сингулярностью».

Профессор радиоастрономии Манчестерского университета Б.Лоувел писал о сингулярностях следующее: «В попытке физически описать исходное состояние Вселенной мы натыкаемся на препятствие. Вопрос в том, является ли это препятствие преодолимым. Может быть, все наши попытки научно описать исходное состояние Вселенной заранее обречены на неудачу? Этот вопрос, а также концептуальные трудности, связанные с описанием сингулярной точки в исходный момент времени, являются одной из основных проблем современной научной мысли». Пока что это препятствие не смогли преодолеть даже самые выдающиеся ученые, разрабатывающие теории большого взрыва.

<…>Таким образом, теория Большого взрыва вообще не описывает происхождение Вселенной, так как исходная сингулярность, по определению, не поддается описанию.

Итак, теория Большого взрыва сталкивается с непреодолимыми проблемами буквально с самого начала. В научно-популярных изложениях теории Большого взрыва сложности, связанные с исходной сингулярностью, либо замалчиваются, либо упоминаются вскользь, но в специальных статьях ученые, делающие попытки подвести математическую базу под эту теорию, признают их главным препятствием. Профессора математики С.Хоукинг из Кембриджа и Г.Эллис из Кейптауна отмечают в своей монографии «Крупномасштабная структура пространства-времени»: «На наш взгляд, вполне оправданно считать физическую теорию, которая предсказывает сингулярность, несостоявшейся». И далее: «Результаты наших наблюдений подтверждают предположение о том, что Вселенная возникла в определенный момент Времени. Однако сам момент начала творения, сингулярность, не подчиняется ни одному из известных законов Понятно, что любая гипотеза происхождении Вселенной, которая постулирует, что исходное состояние Вселенной не поддается физическому описанию, выглядит довольно подозрительно.

Но это еще полбеды. Следующий вопрос: откуда взялась сама сингулярность? В этом месте ученые сталкиваются с той же трудностью, что и теологи, которых они припирают к стенке вопросом: «Откуда взялся Бог?» И вслед за теологами, которые определяют Бога как безначальную причину всех причин, ученые вынуждены объявить математически неописуемую точку бесконечной плотности и бесконечно малых размеров, существующую вне пространства и времени, безначальной причиной всех причин. Отваживаясь на такой шаг, незадачливые ученые совершают то же непростительное преступление против разума, в котором они традиционно обвиняли святых и мистиков, то есть делают не поддающееся физической проверке утверждение, подразумевающее вмешательство сверхъестественных сил. Теперь, если они ставят перед собой задачу так или иначе понять происхождение Вселенной, им придется рассмотреть возможность использования нематериальных методов познания.

Попытки решения проблемы сингулярности

Не желая мириться с подобной перспективой, теоретики разработали несколько вариантов теории большого взрыва, в которых пытаются обойти проблему сингулярности. Один из возможных подходов – постулировать, что сингулярность при зарождении Вселенной была не совершенной. Б.Лоувел утверждает, что сингулярность в теории Большого взрыва «часто представлялась как математическая проблема, возникшая из постулата об однородности Вселенной». Все классические модели Вселенной, появившейся в результате большого взрыва, обладают идеальной математической симметрией, и некоторые физики сочли это причиной появления сингулярных корней уравнений, описывающих исходное состояние Вселенной.

Чтобы скорректировать это, теоретики стали вводить в свои модели асимметрию, аналогичную той, которую можно видеть в наблюдаемой Вселенной. Таким образом они надеялись внести в исходное состояние Вселенной достаточную неупорядоченность, необходимую для того, чтобы оно не сводилось к точке. Однако все их надежды были разрушены Хоукингом и Эллисом, которые утверждают, что, согласно их расчетам, модель Большого взрыва с асимметричным распределением материи в любом случае должна иметь сингулярность в исходной точке.

Откуда появилась вселенная?

Проблема сингулярности является лишь частью более общей проблемы, проблемы возникновения Вселенной (независимо от того, каким было ее начальное состояние). Если какая-либо модель Вселенной постулирует сингулярность, это, несомненно, создает очень большие теоретические трудности. Но даже если сингулярности можно избежать, то основной вопрос по-прежнему остается без ответа: откуда, собственно, появилась Вселенная? Надеясь уклониться от ответа на этот вопрос, некоторые ученые предложили теорию так называемой «бесконечно пульсирующей Вселенной».

В соответствии с этой теорией, Вселенная расширяется, а затем сжимается до сингулярности, затем вновь расширяется и снова сжимается. У нее нет ни начала, ни конца. Это снимает вопрос о происхождении Вселенной – она ниоткуда не возникает, а существует вечно.

Но и эта модель не лишена серьезных недостатков. Прежде всего, до сих пор никто не смог удовлетворительно объяснить механизм пульсирования. Далее, в своей работе «Первые три минуты» С.Вайнберг утверждает, что каждый цикл расширения и сжатия должен приводить к определенным прогрессирующим изменениям во Вселенной, а это значит, что у Вселенной должно быть начало, иначе вся история Вселенной будет регрессом, растянувшимся на вечность. Таким образом, перед нами вновь встает вопрос о происхождении Вселенной.

Другой попыткой уйти от вопроса о происхождении Вселенной была предложенная английским астрофизиком П.Дэвисом модель «пульсирующей Вселенной с обращением хода времени». Согласно этой теории, Вселенная сначала расширяется, а затем сжимается до сингулярности, причем в начале каждого следующего цикла расширения-сжатия время поворачивает вспять, приводя в конце концов к сингулярности, с которой начинался предыдущий цикл. Согласно этой модели, прошлое становится будущим, а будущее – прошлым, так что понятие «начало Вселенной» лишается смысла. Третий сценарий дает некоторое представление о том, на какие ухищрения вынуждены пускаться ученые-космологи, чтобы как-то объяснить происхождение Вселенной.

Инфляционная вселенная

Помимо вопроса о происхождении Вселенной, современные космологи сталкиваются с рядом других проблем. Чтобы стандартная теория Большого взрыва могла предсказать то распределение материи, которое мы наблюдаем, ее исходное состояние должно характеризоваться очень высокой степенью организованности. Сразу же возникает вопрос: каким образом такая структура могла образоваться? Физик А.Гут из Массачусетского технологического института предложил свою версию теории большого взрыва, которая объясняет спонтанное возникновение этой организации, устраняя необходимость искусственно вводить точные параметры в уравнения, описывающие исходное состояние Вселенной. Его модель была названа «инфляционной Вселенной». Суть ее в том, что внутри быстро расширяющейся, перегретой Вселенной небольшой участок пространства охлаждается и начинает расширяться сильнее, подобно тому, как переохлажденная вода стремительно замерзает, расширяясь при этом. Эта фаза быстрого расширения позволяет устранить некоторые проблемы, присущие стандартным теориям большого взрыва.

Однако модель Гута тоже не лишена недостатков. Чтобы уравнения Гута правильно описывали инфляционную Вселенную, ему пришлось очень точно задавать исходные параметры для своих уравнений. Таким образом, он столкнулся с той же проблемой, что и создатели других теорий. Он надеялся избавиться от необходимости задавать точные параметры условий большого взрыва, но для этого ему пришлось вводить собственную параметризацию, оставшуюся необъясненной.

<…>научные журналы печатают восторженные статьи об инфляционной теории, сопровождающиеся многочисленными красочными иллюстрациями, которые должны создать у читателя впечатление, что Гут наконец достиг заветной цели – нашел объяснение происхождения Вселенной.

Мы бы не стали торопиться с такими заявлениями. Честнее было бы просто открыть постоянную рубрику в научных журналах, чтобы публиковать в ней теорию происхождения Вселенной, модную в этом месяце.

Трудно даже представить себе всю сложность исходного состояния и условий, необходимых для возникновения нашей Вселенной со всем многообразием ее структур и организмов. В случае нашей Вселенной степень этой сложности такова, что ее едва ли можно объяснить с помощью одних физических законов.

Все это как будто свидетельствует в пользу разума, создавшего Вселенную. Однако теоретики отказываются даже обсуждать возможность такого подхода к решению проблемы и вместо этого прибегают к помощи так называемого «антропологического принципа».

По их гипотезе, квантово-механический вакуум производит вселенные миллионами. Но в большинстве из них нет условий, необходимых для возникновения жизни, поэтому никто не может исследовать эти миры. В то же время в других вселенных, включая нашу собственную, сложились подходящие условия для появления исследователей, поэтому нет ничего удивительного в том, что в этих вселенных царит такой неправдоподобный порядок. Иначе говоря, сторонники антропологического принципа принимают сам факт существования человека за объяснение упорядоченной структуры Вселенной, которая создала условия для возникновения человека. Однако подобные логические увертки ничего не объясняют.

Другой формой псевдонаучной казуистики является утверждение о том, что Вселенная появилась по воле слепого случая. Эти слова тоже ровным счетом ничего не объясняют.

Сказать, что нечто, появившееся один раз, появилось случайно – значит просто сказать, что оно появилось. Такого рода утверждения нельзя считать научным объяснением, так как они не содержат в себе никакой новой информации. Другими словами, эти «объяснения» ни на шаг не приблизили ученых к решению проблемы происхождения Вселенной.

Да простят нас теоретики, но мы осмелимся предположить, что методы, которыми они пользуются, неадекватны поставленной задаче. Два основных интеллектуальных инструмента, используемых космологами для описания эволюции Вселенной, – это общая теория относительности и квантовая механика.

Однако, вдобавок ко всем трудностям, уже описанным нами, обе эти теории сами не без изъянов. Спору нет, эти теории достаточно хорошо описывают некоторые физические явления, однако это еще не доказывает, что они совершенны во всех отношениях.

Общая теория относительности описывает искривленное пространство-время и является неотъемлемой частью любой современной теории происхождения Вселенной. Поэтому если общая теория относительности нуждается в пересмотре, то любая космологическая теория, основанная на ней, тоже нуждается в поправках.

Применение общей теории относительности, так же как и более ранней теории Эйнштейна, частной теории относительности, сопряжено с одной трудностью: в обеих понятие времени переосмыслено. В ньютоновой физике время рассматривается как переменная, независимая от пространства. Благодаря этому мы можем описать траекторию движения объекта в пространстве и времени: в данный момент времени объект находится в определенной точке пространства, а со временем его положение меняется. Но теория относительности Эйнштейна объединяет пространство и время в четырехмерный континуум, так что про объект уже нельзя сказать, что в определенный момент времени он занимает определенное положение в пространстве.

Релятивистское описание объекта показывает его положение в пространстве и времени как единое целое, от начала и до конца существования объекта. Например, человек, с точки зрения теории относительности, представляет собой пространственно-временное единство, от зародыша во чреве матери до трупа (так называемый «пространственно-временной червь»). Этот «червь» не может сказать: «Сейчас я взрослый, а раньше был ребенком». Течения времени не существует. Вся жизнь человека представляет собой единое целое. Такой взгляд на человека обесценивает наше личное восприятие прошлого, настоящего и будущего, вынуждая нас поставить под сомнение саму реальность этого восприятия.

<…>применение квантовой механики для описания Вселенной сопряжено с серьезными трудностями. По определению, все наблюдатели являются частью Вселенной. В случае Вселенной мы лишены возможности представить себе постороннего наблюдателя. В попытке сформулировать версию квантовой механики, которая не нуждается в постороннем наблюдателе, известный физик Дж.Уилер предложил модель, в соответствии с которой Вселенная постоянно расщепляется на бесконечное количество копий. Каждая параллельная Вселенная имеет своих наблюдателей, которые видят данный конкретный набор квантовых альтернатив, и все эти Вселенные реальны.

Б.Вит пишет о своей реакции на эту теорию в журнале «Физика сегодня»: «Я до сих пор помню потрясение, которое испытал, впервые ознакомившись с теорией множественности миров. Идея о том, что каждое мгновение из меня появляется 10 в 100-ой степени слегка отличающихся друг от друга двойников, и каждый из них продолжает беспрестанно делиться, пока не изменится до неузнаваемости, не укладывается в рамки здравого смысла. Вот уж поистине картина бесконечно прогрессирующей шизофрении». Это всего лишь один пример фантастических гипотез, которые приходится выдвигать ученым, чтобы согласовать теорию большого взрыва с квантовой механикой.

Однако на этом беды ученых, избравших путь материалистического редукционизма, не кончаются. Мало того, что теория относительности и квантовая механика сами по себе в применении к космологии приводят к нелепым и фантастическим моделям. Чтобы по-настоящему оценить всю шаткость надежд ученых когда-либо найти разгадку происхождения Вселенной, нужно знать, что они возлагают их главным образом на еще не созданную теорию единого поля, которая должна будет объединить в себе теорию относительности и квантовую механику. Они надеются, что эта теория опишет все силы, действующие во Вселенной, с помощью одного компактного математического выражения. При этом теория относительности необходима для описания общей структуры пространства-времени, а квантовая механика – для объяснения поведения субатомных частиц. К сожалению, обе теории явно противоречат друг другу.

<…>Со времен Ньютона и Галилея физики ставят перед собой задачу дать математическое описание исследуемого явления. Это математическое описание должно быть подтверждено наблюдениями и затем проверено экспериментально. Мы уже убедились, что теории большого взрыва не отвечают этим требованиям. Одним из основных требований, предъявляемых к физическим теориям, являлась простота, но, как мы видим, теории большого взрыва не отвечают и этому критерию. С каждой новой формулировкой они принимают всё более и более причудливые формы. Эти теории представляют собой как раз то, что так претило Ньютону и Галилею – досужие вымыслы, призванные заполнить зияющий пробел в наших знаниях.

Таким образом, теории большого взрыва не могут претендовать на роль научного объяснения происхождения Вселенной. Однако в научно-популярных журналах, телевизионных передачах и в учебниках ученые сознательно пытаются создать впечатление, что им удалось объяснить происхождение Вселенной. Как говорится, не обманешь – не продашь. Трудно представить себе что-либо более далекое от истины.<…>

Недостающая масса

Теория «Большого взрыва» должна, по идее, объяснять строение Вселенной, но беда в том, что многие характеристики Вселенной еще недостаточно изучены, чтобы их можно было объяснять. Одной из интригующих загадок является проблема «недостающей массы».

«Измеряя световую энергию, излучаемую Млечным Путем, можно приблизительно определить массу нашей галактики. Она равняется массе ста миллиардов Солнц. Однако, изучая закономерности взаимодействия того же Млечного Пути с близлежащей галактикой Андромеды, мы обнаружим, что наша галактика притягивается к ней так, как будто весит в десять раз больше», – объясняет Давид Шрамм, профессор Чикагского университета. Таким образом, разница в массе, определенной двумя методами, составляет 90%. Чтобы объяснить это, ученые решили списать недостаток массы на призрачные субатомные частицы, называемые «нейтрино». Первоначально нейтрино считались невесомыми, но, когда потребовалось, им приписали массу, чтобы «обнаружить» недостающую массу галактики. Очень удобно.

<…>известный астроном Б.Дж.Бок пишет: «Я вспоминаю середину семидесятых годов, когда я и мои коллеги, исследователи Млечного Пути, были абсолютно уверены в себе... В то время никому не могло прийти в голову, что очень скоро нам придется пересмотреть свои представления о размерах Млечного Пути, увеличив его диаметр втрое, а массу вдесятеро». Если даже такие параметры были столь кардинально изменены после десятков лет наблюдений и исследований, то что можно ожидать от будущего?! Не придется ли нам еще более кардинально менять свои взгляды?

Даже наша собственная Солнечная система пока остается для нас загадкой. Традиционное объяснение происхождения планет, согласно которому планеты образовались в процессе конденсации облаков космической пыли и газа, имеет под собой довольно шаткий фундамент, так как уравнения, описывающие взаимодействие газа в этих облаках, до сих пор не решены. В.Мак-Рей, профессор университета в Суссексе, бывший президент Королевского Астрономического общества, пишет: «Проблема происхождения Солнечной системы продолжает оставаться, пожалуй, самой значительной из всех нерешенных проблем астрономии».

Надеемся, что всего сказанного выше достаточно для того, чтобы убедить любого непредвзятого читателя в необоснованности претензий космологов на то, что стратегия материалистического редукционизма помогла им успешно объяснить происхождение и природу Вселенной. У нас нет никаких оснований утверждать, что все ответы на вопросы космологии обязательно должны быть описаны простым математическим выражением. Количественный метод зачастую не может быть применен даже к явлениям, куда более простым и доступным, чем гигантская Вселенная. Поэтому преждевременно отвергать альтернативные подходы – подходы, которые могут быть основаны на иных законах и принципах, чем известные нам законы физики.

Иная картина реальности

Логически нельзя исключить возможность участия нефизических факторов в деятельности Вселенной, как нельзя исключить возможность существования областей космоса, где вообще не действуют известные нам физические законы. Физик Д.Бём признается: «Всегда имеется вероятность того, что будут обнаружены принципиально иные свойства, качества, структуры, системы, уровни, которые подчиняются совсем другим законам природы».

Как мы убедились, некоторые модели и концепции, такие, как модели бесконечно пульсирующей и бесконечно делящейся Вселенной, предлагаемые космологами, явно противоречат здравому смыслу. Не следует считать эти концепции забавными курьезами – они принадлежат к числу самых респектабельных гипотез современной космологии. Рассмотрим несколько еще более эксцентричных идей, которые обсуждаются учеными-космологами.

Одна из таких теорий – теория «белой дыры» – квазара, фонтаном извергающего галактики. Дж.Гриббин, автор книги «Белые дыры», спрашивает: «Возможно ли, чтобы белые дыры делились, так чтобы галактики воспроизводили себя, подобно амебам, путем партеногенеза? С точки зрения привычных представлений о поведении материи, это предположение кажется таким неправдоподобным, что по-настоящему оценить его можно, только взглянув на стандартные теории возникновения галактик и убедившись, насколько безнадежны их попытки объяснить развитие реальной Вселенной. Теория делящихся белых дыр выглядит как соломинка, за которую хватается утопающий, однако в отсутствие другой приемлемой альтернативы нам не остается ничего другого, как ухватиться за нее».

Некоторые теологи пытаются примирить науку и религию, утверждая, что Вселенная подчиняется законам физики, а Бог является гарантом этих законов, но, идя на такой компромисс, они выхолащивают религию, лишают Бога Его всемогущества и отстраняют Его от активного участия в жизни людей.

Другая теория, которая серьезно обсуждается космологами, – это пространственно-временные туннели или, как их еще называют, «космические норы». Впервые серьезно рассмотренная физиком Дж. Уилером в работе «Геометродинамика» (1962 г.)… В некоторых версиях этой теории космические туннели рассматриваются как переходы, связывающие прошлое и будущее или даже различные вселенные.

В начале двадцатого века Эйнштейн ввел понятие четвертого измерения. В настоящее время по мере того, как обнаруживаются новые следствия уравнений гравитационного поля, выведенных Эйнштейном, физикам приходится вводить новые измерения. Физик теоретик П.Дэвис пишет: «В дополнение к трем пространственным измерениям и одному временному, которые мы воспринимаем в повседневной жизни, существуют еще семь измерений, которые до сей поры никем замечены не были».

Мы говорим обо всем этом для того, чтобы показать, что даже ученые-материалисты вынуждены выдвигать объяснения природы Вселенной, которые выходят далеко за границы привычных представлений и не умещаются в обыденном сознании. Чтобы понять их или даже просто примириться с ними, требуется определенное «растяжение» ума.

Однако почему мы обязательно должны растягивать свой ум в направлении, указанном материалистической наукой? Если мы всерьез обсуждаем возможность существования высших материальных измерений, то что мешает нам допустить возможность существования измерений принципиально иной природы? Сейчас ученые исходят из того, что Вселенная в конечном счете проста и может быть исчерпывающе описана математически. Но что если это не так? Очевидно, что Вселенная бесконечно сложна и имеет аспекты, не поддающиеся количественному описанию. Не пора ли задуматься над тем, какова должна быть стратегия познания сложной Вселенной?

Наличие множества сложных и упорядоченных свойств Вселенной наводит на мысль о том, что она создана разумным творцом. Исходя из этого, можно представить себе следующую стратегию познания: если у истоков Вселенной стоит высшее разумное существо, то есть надежда получить информацию о природе окружающего нас мира непосредственно от этого существа. Безусловно, гипотеза о существовании творца может показаться довольно смелым предположением, но предположение о том, что все явления могут быть описаны простыми физическими законами, ничуть не уступает ему по смелости. Поэтому об эффективности альтернативного подхода можно судить только по тому, насколько успешно он может быть применен.

Идея высшего разума у многих вызовет ассоциации с христианским фундаментализмом. Однако христианские интерпретации Книги Бытия не являются единственной альтернативой современным космологическим теориям. Одна из таких альтернативных теорий изложена в Ведах – священных писаниях Древней Индии, которые подробно освещают вопрос о строении космоса и нашем месте в нем. Космологическое учение Вед очень подробно разработано. Некоторые концепции Вед радикально отличаются от современных взглядов, а другие на удивление созвучны с последними научными открытиями… Индуизм [основанный на учении Вед] – это единственная религия, в которой сроки существования Вселенной приблизительно совпадают с оценками научной космологии».

Так же как и в современной физике, согласно учению Вед, мельчайшей структурной единицей материи является атом (на санскрите ану), но Веды также говорят о существовании атомов сознания, называемых дживатмами, и вводят понятие высшего интегрирующего принципа, наделенного сознанием, – Параматмы (Сверхдуши). Верховное Существо, которое считается источником всего многообразия физических и духовных энергий, согласно Ведам, является личностью, вездесущей и в то же время локализованной. Вся Вселенная покоится в Верховном Творце, и вместе с тем Он находится в каждом атоме Вселенной. В других статьях нашего журнала мы покажем, что эти идеи позволяют составить более полное представление о природе и происхождении Вселенной. В частности, сознание является фундаментальным аспектом реальности и не может быть исключено из теорий, претендующих на исчерпывающее описание космоса.

Современные физики постулировали существование высших измерений реальности. В ведической литературе Древней Индии тоже описаны различные миры многомерной реальности, включая высшие материальные миры и еще более высокие миры, которые можно охарактеризовать как духовные, или трансцендентные. Эти миры населяют существа с соответствующим уровнем развития сознания.

Сейчас, когда ученые обсуждают модели бесконечно делящихся вселенных, говорят о пространственно-временных туннелях, соединяющих разные области космоса, о вселенных, в которых время течет вспять, об одиннадцатом измерении пространства-времени и т.д., трансцендентные концепции Вед не должны отвергаться без внимательного рассмотрения. Инфляционная модель Вселенной и теория большого взрыва, которые построены на очень зыбком математическом и теоретическом фундаменте, не смогли дать удовлетворительные ответы на основные вопросы, касающиеся природы Вселенной, галактик, планет и форм жизни, существующих на них. Поэтому разумный человек не должен отвергать возможность того, что окончательное объяснение природы Вселенной, которая сейчас кажется практически необъяснимой, будет получено на основе представлений о сверхсознании и разумном создателе, сотворившем ее» [see].


Карл Виланд. Новые проблемы наивной апологетики (2005г.).
Перевод А.Мусиной. // Сайт «Ответы в Книге Бытия».
http://www.answersingenesis.org/russian/docs/big_bang.asp


«Многие руководители христианских церквей в наши дни не просто терпимо относятся к теории «Большого взрыва», но всем сердцем верят в нее. Если их послушать, получается, что верующие должны видеть в ней отправную точку для защиты своей веры. «Наконец-то мы получили научные доказательства того факта, что вселенная была сотворена».

Однако, поддавшись соблазну найти общий язык со светской наукой – по крайней мере, физикой и астрономией, – христиане заплатили слишком высокую цену. Мы долго предупреждали о том, что теория большого взрыва в христианской мысли подобна троянскому коню. И вот почему:

• Теория большого взрыва подразумевает последовательность событий, полностью несовместимую с Библией (например, согласно ей, сначала возникло солнце, а потом Земля, а не наоборот).
• Миллиарды лет, в течение которых, согласно теории большого взрыва, длилась астрономическая эволюция, не просто основаны на материалистических допущениях, но и противоречат словам Самого Иисуса, сказавшего, что люди были на земле изначально, а не появились ближе к концу неопределенно долгого процесса сотворения мира (Марк. 10: 6).
• Согласно теории большого взрыва, эволюция звезд, а затем Солнечной системы и планет, происходила медленно. Это значит, что христиане, соглашаясь с этой теорией, неизбежно вынуждены признавать и идею «геологической эволюции» (отложение геологических пород, содержащих ископаемые, в течение миллионов лет). В итоге они отрицают Всемирный потоп и полагают, что смерть, кровопролитие и болезни существовали в мире до Адама. Получается, что грехопадение и проклятие, наложенное на творение, не оказывают никакого воздействия на реальный мир, и отпадает надобность в единственно верном библейском ответе на страдание и зло в этом мире (Бог создал совершенный мир, который затем был разрушен грехом).
• Брак теологии с современной наукой неизбежно приведет к тому, что кто-то из них вскоре овдовеет.

Очевидно, что именно к этому идет дело. Те, кто «купился» на теорию большого взрыва из-за ее якобы безупречной научной правоты, выяснили, что при сделке их здорово надули. В Интернете и журнале New Scientist было опубликовано «Открытое письмо к научному сообществу» за подписями тридцати трех ученых с мировой известностью. Это послание произвело эффект разорвавшейся бомбы. Статья на сайте www.rense.com под заголовком «33 лучших ученых громят теорию большого взрыва» гласит: «Наши представления об истории вселенной основаны на теории большого взрыва. Но сама теория большого взрыва опирается скорее на хорошее финансирование, чем на научный метод, – так говорят Эрик Лернер, математик Майкл Ибисон и десятки других ученых по всему миру».

В их открытом письме приведены следующие аргументы:

• «Теория большого взрыва сегодня основывается на всё большем числе гипотетических объектов и явлений, никогда не наблюдавшихся в природе: самые яркие тому примеры – раздувание вселенной, темная материя и темная энергия. Если бы не они, то между прогнозами теории большого взрыва и наблюдениями астрономов возникло бы непреодолимое противоречие».
• «Однако без этих выдумок теория большого взрыва не могла бы продолжать свое существование. Без гипотетического «поля раздувания» теория большого взрыва не может объяснить равномерное, изотропное космическое фоновое излучение, наблюдаемое нами, поскольку части вселенной, сейчас отстоящие друг от друга более чем на несколько градусов неба, никак не могли бы достигнуть одинаковой температуры и, таким образом, излучать одинаковое количество микроволнового излучения...».
• «Ни в какой другой области физики невозможно постоянно придумывать новые гипотетические объекты с целью заполнить пробел между теорией и наблюдаемыми фактами. Стоит наконец поставить серьезный вопрос о верности основополагающей теории».
• «Более того: теория большого взрыва не может похвастаться никакими количественными прогнозами, которые бы в будущем подтвердились в ходе наблюдений. Успехи, о которых говорили сторонники этой теории, заключаются в их способности задним числом находить объяснения результатам наблюдений, привлекая постоянно возрастающее число параметров, – совсем как в геоцентрической космологии Птолемея, изобретавшей всё новые эпициклы».

<…>Те, кто требует от христиан признать большой взрыв «научным фактом», упирают на то, что эта теория признана во всем научном мире. Однако положение дел, описанное в письме тридцати трех ученых, знакомо и многим ученым-креационистам: «Почти на всех конференциях отсутствует свободный обмен идеями... налицо нетерпимость к сомневающимся и несогласным, и молодые ученые осознают, что лучше не высказывать собственные критические соображения по поводу традиционной теории «большого взрыва». Те, кто сомневается в правоте теории «большого взрыва», боятся заявить об этом вслух, чтобы не лишиться финансирования своих работ».

<…>Наука – прекрасное орудие в руках человечества, но науку нужно понимать, а не превращать в культ! В ней возможны ошибки, она меняется с течением времени, она зависит от нашей способности обнаружить те или иные факты. Миссия «Ответы Книги Бытия» всегда подчеркивала, что теория большого взрыва – не научная, а религиозная, и она основана на «гуманистической религии». Вот что пишут противники этой теории: «Поддерживать только проекты, согласующиеся с теорией большого взрыва, – значит подрывать главный элемент научного метода – постоянную проверку теории фактами. Такое ограничение делает невозможным беспристрастные дискуссии и исследования».

Вопреки наивным заявлениям тех, кто должен был бы получше разбираться в подобных вещах, никак невозможно «посмотреть в телескоп и «увидеть» большой взрыв, происшедший миллиарды лет назад». Как всегда, в этом случае наблюдаемые факты прошли через фильтр пристрастной мировоззренческой интерпретации. Авторы теории большого взрыва находились под влиянием атеистического мировоззрения – как и те, кто сегодня кричат, что король-то голый. Им хотелось верить, что вселенная сама создала себя, а их оппонентам – что вселенная вечна. С точки зрения христианства, обе эти идеи полностью противоречат откровению Создателя о том, что же произошло на самом деле» [see].

«Хойл пишет, что ортодоксальные ученые поглощены борьбой против религии, вместо того, чтобы заниматься поисками Истины. После публикации «Происхождения видов» Дарвина в науке возобладал нигилистический взгляд на природу и мир, переводящий в ряд абстракций вопросы этики и внутренне присущей человеку нравственности, поэтому основной мотивацией Хойла при написании книг этого ряда стал протест против «нигилистической философии»» [see].

«С помощью дарвинизма враг рода человеческого исподтишка, однако с гибельными последствиями, пытается сбить верующих с пути истинного, заставив их усомниться в непогрешимости Библии. Видя, как христиане яростно спорят друг с другом о том, верна ли теория большого взрыва, мы вынуждены с горечью признать: ему это удается<…>» [see].


Александр Шохов. Большой взрыв отменяется?
http://www.goldentime.ru/Big_Bang/12.htm


«Если на горизонте наблюдения сегодня появляются объекты, возраст которых составляет 12-15 миллиардов лет, это означает, что свет от них до нас шел в течение 12-15 миллиардов лет, не так ли? Но это означает, что на расстоянии 12-15 миллиардов световых лет от нас уже 12-15 миллиардов лет назад существовали те самые объекты, которые мы наблюдаем сегодня. Если возраст Вселенной составляет примерно 15 миллиардов лет и Вселенная действительно начала расширяться из одной точки, то каким образом на расстоянии в 15 миллиардов световых лет от нас в тот же самый момент возникли яркие объекты, которые мы можем наблюдать сегодня? Причем, возникли они сразу по всем направлениям от наблюдателя. И, вероятно, та же картина доступна наблюдателям и в других точках Вселенной (однородность и изотропия как два свойства Вселенной, зафиксированные в космологическом принципе, говорят нам, что не существует никаких принципиальных отличий между различными областями Вселенной и что во Вселенной нет какого бы то ни было выделенного направления).

Космологи могут возразить на это, что поскольку существует принципиальная однородность и изотропия пространства, нельзя указать в пространстве точку, в которой начался «большой взрыв». Следовательно, «большой взрыв» был «повсюду», и нет ничего удивительного в том, что в этом «повсюду» мы обнаруживаем космические объекты, «как бы приклеенные» к пространству, которое растягивается во все стороны. Эти объекты постепенно попадают в горизонт нашего наблюдения. С этим (еще одним) «парадоксом» современной космологии можно было бы согласиться, если бы не то обстоятельство, что в горизонт нашего наблюдения сегодня попадают объекты возраста 12-15 млрд. лет, свет от которых шел к нам по пространству в течение всего этого времени. Следовательно, это самое место «большого взрыва» которое находится «повсюду» было радиусом не менее 12-15 миллиардов световых лет. Таким образом, согласие с теорией «большого взрыва» превращается в согласие с тезисом о том, что Вселенная не возникла «из одной точки»» [see].

«Чтобы спасти теорию «большого взрыва» нам придется ввести дополнительные условия. Например, предположить, что Вселенная в течение первого миллиарда лет своего существования расширялась так быстро, что практически достигла сегодняшнего горизонта наблюдения в 15 миллиардов световых лет. То, что материя двигалась при этом существенно быстрее скорости света, будем считать еще одним парадоксом современной космологии» [see].

«Сейчас говорят, что причина расширения Вселенной не в том, что разлетаются сверхскопления галактик: причина расширения в том, что растягивается само пространство. Это звучит не очень убедительно, но космологи полагают это объяснение более разумным, нежели предположение, что современные галактики разлетаются, словно «осколки» «большого взрыва».

Итак, мы можем предположить, что Вселенная возникла как целое, практически в своих сегодняшних размерах. Оперируя только границей наблюдения, мы можем сказать, что 15 миллиардов лет назад, когда возникла Вселенная, ее радиус был не менее 13-15 миллиардов световых лет, иначе мы сегодня не могли бы видеть на границе наблюдения объекты в возрасте 12-15 миллиардов лет.

Главный вывод, который мы можем сделать из сказанного: Вселенная не расширялась из одной точки, а следовательно, «большой взрыв» сегодня уже не является работающей гипотезой» [see].


Валерий Петров. Парадоксы Вселенной.
http://n-t.ru/tp/mr/pv.htm


«Фотометрический парадокс, ныне несколько подзабытый, был сформулирован еще в 1744 г. швейцарским астрономом де Шезо, но нам более известен в формулировке Ольберса 1826 года. Представим себе, что пространство вокруг Земли бесконечно, вечно, неизменно и равномерно заполнено звездами. Тогда в каком бы направлении мы ни посмотрели на небо, взгляд наш рано или поздно встретит звезду. Т.е. получается, что каждая точка на небе должна светиться – полное количество света, приходящее на Землю от звезд, должно быть бесконечным, из-за чего ночное небо должно было бы быть не черным, а залитым ослепительно ярким светом. Чего, однако, мы не наблюдаем. А это говорит о том, что какое-то из этих условий не выполняется: т.е. либо Вселенная конечна во времени или в пространстве; либо она не неизменна; либо звезды (галактики) распределены в пространстве неравномерно; либо какие-то ее свойства качественно иные, еще не понятые нами. Причем предположение о существовании в пространстве протяженных непрозрачных областей – туманностей, не решает проблемы, т.к. поглощая свет, туманности бы нагревались и в дальнейшем переизлучали свет не хуже самих звезд.

Гравитационный парадокс был сформулирован Зеелигером в 1895 г. Этот парадокс можно объяснить с помощью простых и наглядных рассуждений: единственными силами, формирующими структуру Вселенной, являются гравитационные силы. Если представить, что каким-либо путем, пусть даже и в результате Божественного творения, в какой-либо произвольный момент времени, была образована Вселенная с однородным распределением материи в ней по всем направлениям, то уже в следующий момент времени, под воздействием сил гравитации эти огромные массы материи придут в движение. Вещество такой Вселенной неизбежно начнет сжиматься. Сам Зеелигер пытался объяснить одноименный парадокс тем, что на больших расстояниях притяжение убывает быстрее, чем по закону Ньютона.

Космологические уравнения, следовавшие из гравитационной теории Эйнштейна, были выведены и решены в приложении к однородной и изотропной Вселенной. Фридман математическим путем показал невозможность нахождения материи в покое в масштабах Вселенной, добавив таким образом аргументацию парадоксу Зеелигера. Вещество такой Вселенной должно было под действием гравитации падать к центру Вселенной» [see].

«В космологии вопрос о конечности или бесконечности Вселенной имеет большое значение:

если Вселенная конечна, то, как показал Фридман, она не может находиться в стационарном состоянии и должна либо расширяться, либо сжиматься;

если же Вселенная бесконечна, то всякие предположения о ее сжатии или расширении теряют какой бы то ни было смысл.

Известно, что так называемые космологические парадоксы были выдвинуты как возражения против возможности существования бесконечной Вселенной, бесконечной в том смысле, что ни ее размеры, ни время существования, ни масса заключенного в ней вещества не могут быть выражены никакими, сколь угодно большими числами. Посмотрим же, насколько обоснованными оказываются эти возражения.

В 1895 г. немецкий астроном Х.Зеелигер «пришел к выводу, что представление о бесконечном пространстве, заполненном веществом при конечной его плотности, несовместимо с законом тяготения Ньютона... Если в бесконечном пространстве плотность вещества не бесконечно мала, а каждые две частицы по закону Ньютона взаимно притягиваются, то сила тяготения, действующая на любое тело, была бы бесконечно большой, и под ее воздействием тела получили бы бесконечно большое ускорение» [see].

На самом деле, такой вывод был справедлив только по отношению к ограниченной Вселенной. В конечной Вселенной, т.е. во Вселенной, размеры которой могут быть выражены какими-то, пусть и очень большими числами, на пробное тело, находящееся «на краю» Вселенной, действует сила притяжения, пропорциональная массе заключенного в ней вещества, вследствие чего это тело будет стремиться к центру Вселенной – конечная Вселенная, вещество которой равномерно распределено во всем ее ограниченном объеме, обречена на сжатие, которое никогда не сменится расширением без какого-то внешнего воздействия.

Вот пример того, как «на вселенную в целом» переносится «как нечто абсолютное такое состояние... которому... может быть подвержена... только часть материи» (Ф.Энгельс. Анти-Дюринг), например, отдельно взятая звезда или скопление звезд. В действительности, так как «в бесконечной Вселенной любую точку можно считать центром», количество таких точек бесконечно. По направлению к какой же из этого бесконечного множества точек будут двигаться звезды?

Таким образом, именно конечная Вселенная, т.е. Вселенная, размеры которой в каждый момент времени и величина сосредоточенного в ней вещества могут быть выражена какими-то конечными числами, обречена на сжатие. Находясь в состоянии сжатия, Вселенная никогда не сможет выйти из этого состояния без какого-то внешнего воздействия. Поскольку, однако, вне Вселенной нет ни вещества, ни пространства, ни времени, единственной причиной расширения Вселенной может быть действие, выраженное словами «Да будет свет!». Как написал однажды Ф.Энгельс, «Мы можем вертеться и изворачиваться как нам угодно, но... мы каждый раз опять возвращаемся... к персту Божию» (Ф.Энгельс. Анти-Дюринг). Однако перст Божий не может быть предметом изучения науки.

В бесконечной Вселенной, размеры которой не могут быть выражены никаким, сколь угодно большим числом, равномерно заполненной веществом при ненулевой его плотности, величина сил тяготения, действующих в любой точке Вселенной, равна нулю – это и есть истинный гравитационный парадокс бесконечной Вселенной. Равенство нулю сил тяготения в любой точке бесконечной Вселенной, равномерно заполненной веществом, означает, что пространство в такой Вселенной всюду является евклидовым.

Таким образом, все возражения, или парадоксы направленные, как считают, против возможности существования бесконечной во времени и пространстве Вселенной, в действительности направлены против возможности существования именно конечной Вселенной. В действительности, Вселенная бесконечна и в пространстве, и во времени; бесконечна в том смысле, что ни размеры Вселенной, ни количество заключенного в ней вещества, ни время ее жизни не могут быть выражены никакими, сколь угодно большими числами – бесконечность, она и есть бесконечность. Бесконечная Вселенная никогда не возникала ни как результат внезапного и необъяснимого расширения и дальнейшего развития некоторого «доматериального» объекта, ни как результат Божественного творения» [see].


Аноним. В пучинах Большого взрыва.
http://www.goldentime.ru/Big_Bang/11.htm


«…Пенроуз математически показал, что когда звезда сжимается под действием собственных сил гравитации, она ограничивается областью, поверхность которой в конце концов сжимается до нуля. А раз поверхность этой области сжимается до нуля – следовательно, то же самое должно происходить и с ее объемом. Всё вещество звезды будет сжато в нулевом объеме, так что ее плотность и кривизна пространства-времени станут бесконечными. В данной ситуации и возникает сингулярность, выведенная исключительно математическим путем в рамках теперь уже классической теоремы Пенроуза. В 1965 году Хокинг познакомился с теорией Пенроуза и решил распространить ее на всю Вселенную, изменив при этом направление времени на обратное так, чтобы сжатие перешло в расширение. Другими словами, в математических уравнениях был заменен знак, что позволило ввести новую модель Большого Космоса, совмещенного с «Большим взрывом», точкой отсчета которого стала сингулярность. Спустя пять лет Хокинг опубликовал на эту тему работу уже совместно с Пенроузом. Вот, собственно, и вся подоплека господствующей в настоящее время модели Вселенной, которая в дальнейшем уточнялась в деталях, но не в принципе [see]… Ее возможное соответствие космической реальности целиком и полностью зиждется на энтузиазме и активности авторов, поддерживающих друг друга и поддерживаемых не менее дружно всеми возможными информационными средствами.

Тем не менее разработка концепции «Большого взрыва» происходила в ускоренном режиме. Не связанные какими бы то ни было ограничениями, теоретики дали полную волю своему воображению. Особенно их привлекали краевые значения: что было в самом начале и что ждет их детище в самом конце. Проблема «начала» породила необозримый поток публикаций, включая быстро завоевавшие популярность монографии, такие, к примеру, как переведенная на многие языки книга американского физика, лауреата Нобелевской премии Стивена Вайнберга «Первые три минуты: cовременный взгляд на происхождение Вселенной».

Здесь, так сказать, посекундно расписано, как вела себя материя, возникшая из ничего, в первые три минуты своего существования. Но посекундного расписания оказалось мало. Стали разрабатывать модели (повторим, – сугубо абстрактно-математические), позволяющие представить, что было (точнее – «было бы, если бы было») со Вселенной в первые десятые и даже сотые доли секунды.

«Начало второй революции в научной космологии связывается с разработкой и построением инфляционных сценариев Вселенной, опирающихся на так называемые пустые модели Де Ситтера [see]» [see].

Особую известность получила так называемая «инфляционная модель» Вселенной, разработанная российским космологом А.Д.Линде. Ее популярность и быстрое признание были обусловлены тем, что с помощью новых математических допущений удалось преодолеть возникшие противоречия между двумя теоретическими «китами» – космологией и физической теорией элементарных частиц. Специалисты по теории элементарных частиц давно обращали внимание на неясные моменты космологии и задавали вопросы, которые казались почти метафизическими. Что было до начала расширения Вселенной? Почему Вселенная однородна и изотропна? Почему разные ее части, далеко удаленные друг от друга, так похожи, хотя формировались независимо? Поначалу казалось, что ответы на эти вопросы выходят за рамки целей и возможностей науки. Именно поэтому такой большой интерес вызвала предложенная Линде теория инфляционной, раздувающейся, Вселенной, в которой удалось ответить на большую часть приведенных вопросов. Общая черта различных вариантов инфляционной теории – существование стадии очень быстрого (экспоненциального) расширения Вселенной в вакуумоподобном состоянии с огромной плотностью энергии. Эта стадия и называется стадией инфляции. После нее вакуумоподобное состояние распадается, образующиеся при этом частицы взаимодействуют друг с другом, устанавливается термодинамическое равновесие, и лишь вслед за этим Вселенная начинает эволюционировать согласно стандартной модели «горячей Вселенной». В типичных моделях инфляции стадия раздувания продолжается всего 10^-35 с, но за это время раздувающиеся области Вселенной успевают увеличить свой размер в 10^10 раз» [see].

«Начиная с 80-х гг. проблема возникновения вселенной обсуждается в рамках так называемого «сценария раздувающейся вселенной». «…Согласно сценарию раздувающейся Вселенной, вся наблюдаемая ныне ее часть размером 10^28 см образовалась из области меньшей чем планковская длина. Это дает возможность думать о рождении всей нашей Вселенной (или только ее наблюдаемой части) за счет начальных квантовых флуктуаций метрики… Такая вселенная имела первоначальный размер 10^-33 см и затем экспоненциально расширялась, достигнув в процессе раздувания своих нынешних размеров… При этом всё вещество, содержащееся в наблюдаемой нами Вселенной и имеющее общую массу порядка 10^50 тонн, возникало за счет работы, совершаемой гравитационными силами, внутри области, в которой первоначально содержалось не более 10^-5 граммов вещества!» [see]» [see].

«Если же вспомнить, что построение инфляционной парадигмы приходится на 1979 – 1987 гг., а также учесть, что с момента создания А.Гусом первого сценария (1981) прошло более 12 лет (написано в 1993 году) и за этот достаточно большой по современным техническим масштабам срок никаких опытных подтверждений вновь предсказанных фактов получено не было, то придется констатировать несомненный методологический факт: инфляционная теория (рассматриваемая сегодня уже как парадигма) находится на стадии «эмпирической невесомости»» [see].

«Стоит подчеркнуть, что само существование первичного инфляционного вакуума никак до сих пор не доказано в экспериментальном или наблюдательном плане, так что модель инфляции не имеет независимого эмпирического основания» [see].

«…Космология впервые становится наукой преимущественно о ненаблюдаемых объектах» [see].

«Совершенно непонятно, каким образом спиральные галактики приобретают такие большие вращательные моменты. Вспомним, что изначально Взрыв придает частицам только поступательное движение.

Линейные скорости движения галактик в скоплениях также аномально высоки. Эти случайные скорости труднообъяснимы одним только гравитационным взаимодействием.

Весьма интересные факты обнаруживаются при наблюдениях за спутниками галактик. За видимой границей некоторых массивных спиральных галактик, где в заметных количествах материя уже не наблюдается, обнаруживаются небольшие внегалактические объекты – звездные скопления, галактики и пр. Такие объекты называются галактиками-спутниками. Логично предположить, что основная галактика и галактика-спутник гравитационно связаны, т.е. образуют гравитационную пару. Тогда они будут вращаться вокруг общего центра масс в полном соответствии с законами Ньютона и Кеплера. Значит, по видимым движениям галактик возможно вычислить их массы. И вот масса галактики, вычисленная по движению галактики-спутника, оказывается иногда в несколько раз больше, чем масса, вычисленная по наблюдению за количеством и движением звезд в самой галактике. Из этого следует, что, либо наблюдения неточны, либо в галактике присутствуют значительные массы вещества, которые себя никак, кроме гравитации не проявляют. Второе предположение кажется более разумным, тем более что есть и реальные претенденты на роль этих скрытых масс – это нейтрино, в предположении (тоже разумном) что их масса покоя, хоть и незначительно, всё же отлична от нуля. Таким образом, оказывается, что галактика, кроме видимых балджа и спиральных рукавов, состоит еще и из нейтринной короны сферической или несколько сплюснутой в области эклиптики формы. Эта корона, видимо, охватывает всю галактику, так что тяготение этих скрытых масс практически не сказывается на движении звезд внутри галактики – т.к. воздействие отдельных частей ее на них оказывается скомпенсированным. Но эти массы оказывают значительное воздействие на тела на границе короны и за ее пределами.

Тяжелее объяснить движение галактик, гравитационно связанных в скопления. В таких скоплениях направление и распределение скоростей движения галактик нерегулярно. Т.е. они движутся хаотически относительно друг друга. Учитывая явную гравитационную связь галактик в скоплениях, здесь также применим описанный метод вычисления масс. Т.е. измеряются скорости движения галактик, после чего измеряется полная масса скопления, которая требуется для создания суммарного поля тяготения, сообщающего галактикам наблюдаемые скорости. Естественно, чем больше наблюдаемые скорости, тем бoльшая требуется масса для придания этих скоростей. И вот оказывается, что иногда вычисленная по скоростям движений галактик, полная масса скопления, оказывается уже не в разы, а в десятки раз превышающей массу, вычисленную по наблюдениям за светящейся массой галактик. Для объяснения этого факта приходится привлекать уже внегалактические скрытые массы. На мой взгляд, это уже чересчур. Что это за массы? Чем они образованы? Откуда они берутся, из каких процессов? Создается впечатление, что все мы живем на видимой верхушке айсберга в океане невидимой массы, никак абсолютно себя не проявляющей, кроме гравитации. Почему эта огромная масса, во много раз превосходящая видимую, никак не влияет более на происходящие в ней процессы? Видимо необходимо искать другие факторы, другие объяснения аномальных скоростей движения галактик.

Но, если даже эта искомая масса всё же будет обнаружена, то возникнут еще более серьезные проблемы иного рода. Как уже упоминалось, существует некоторая критическая масса, или вернее плотность, вещества во Вселенной. Если масса превышает критическую, то разлет галактик тормозится и очень скоро сменяется их сближением – с последующим коллапсом Вселенной. Если масса меньше критической – расширение происходит бесконечно. Так вот по современным наблюдательным данным, масса Вселенной, с высокой степенью точности соответствует критической. Особенно точно это соответствие, по расчетам, проявлялось в первые мгновения после Большого взрыва. Чтобы обеспечивалось нынешнее соответствие масс, в первые мгновения точность их соответствия должна была быть не менее 10^-53 %! Такую фантастическую точность просто невозможно себе представить! Это не случайность. Этому факту должна быть найдена какая-то веская причина.

Одна из самых известных и, как считается, наиболее плодотворных попыток объяснения этого феномена, связанная с именами де Ситтера и Алана Гута, носит название инфляционной модели. В ней вводится инфляционная фаза или второе рождение Вселенной (повторный Большой взрыв!) примерно через 10^-35 с после начала Большого взрыва. При этом, за интервал времени, не превышающий 10^-32 с, Вселенная «раздувается» более чем в 10^50 раз (!) от микроскопического размера до размеров, сопоставимых с размерами наблюдаемой ныне Вселенной. Причины, приводящие к столь удивительному поведению Вселенной, кроются в предполагаемом нарушении симметрии между сильным ядерным взаимодействии – с одной стороны, и слабым ядерным и электромагнитным взаимодействиями – с другой… При этом как-то даже неудобно спрашивать о соблюдении постулата о предельности скорости света во время этого эпизода. Вас такое объяснение устраивает? Меня – нет» [see].

«Это наглядно демонстрирует простой факт: с одной стороны, самые строгие математические выводы в любое время можно менять на диаметрально противоположные (как это и было проделано Хокингом: в теореме Пенроуза направление времени было изменено на обратное, а в дальнейшем было введено понятие мнимого времени); с другой стороны, ученый мир волен принимать или не принимать даже самые безукоризненные математические выкладки» [see].

«Свободное оперирование теоретическими конструкциями, без их сопряжения с научной (а в данном случае – космистской) методологией приводит к отрыву от материальной действительности результатов математических операций и как следствие – к самым парадоксальным и невероятным выводам. Подтверждением тому может служить гипотеза «фридмонов» М.А.Маркова. Согласно этой гипотезе, «Вселенная в целом может оказаться микроскопической частицей. Микроскопическая частица может содержать в себе целую Вселенную».

Подобные микроскопические объекты, «внутри» которых могут находиться звездные системы, галактики, цивилизации, получили название «фридмонов» (в честь А.А.Фридмана). Выдвигаемые положения наглядно иллюстрируются с помощью знаменитого «демона Максвелла» – гипотетического существа, способного оказаться в любой невероятной ситуации и описать ее. Вот что увидел бы такой «демон» при полете через Вселенную, представляющую собой «фридмон». Двигаясь от центра нашей Вселенной, «максвелловский демон», пройдя ультрамакроскопические расстояния между галактиками, в конце концов оказался бы в некоторой области, где наш мир с помощью микроскопической горловины связан с другим, «внешним» по отношению к нашему, пространством. Но если бы любознательный «демон» протиснулся сквозь горловину за пределы «фридмона» и взглянул со стороны на нашу Вселенную, то с удивлением обнаружил бы, что извне она представляется микроскопическим объектом. Вывод о макро-микроскопической Вселенной базируется на строгом и оригинальном математическом расчете. Но значит ли это, что предлагаемое решение и является абсолютной «формулой мира», раскрывающей самые что ни на есть фундаментальные закономерности движущейся материи? Ничуть. Упомянутая формула является одной из бесчисленного множества возможных и столь же равноправных моделей и формул…» [see]

«В 60-е годы нынешнего столетия было обнаружено микроволновое фоновое излучение, равномерно заполняющее всё космическое пространство. Оно представляет собой радиоволны миллиметрового диапазона, распространяющиеся по всем направлениям… Его температура близка к абсолютному нулю – около 3К. Зато энергия, сосредоточенная в нем, – превышает световую энергию всех звезд и галактик, вместе взятых, за всё время их существования. Новооткрытое явление немедленно было истолковано как температурно ослабленное излучение, образовавшееся вместе со всей Вселенной в результате Большого взрыва 10-20 миллиардов лет тому назад. За истекшее время эти, по-другому называемые еще «реликтовыми», фотоны якобы успели остыть до температуры около трех градусов по шкале Кельвина. «Нормальными» и «ослабленными» световыми квантами наполнено всё космическое пространство: на каждый протон приходится несколько десятков миллионов фотонов» [see].


О скрытых массах, космологической постоянной и космическом вакууме

«Эйнштейн полагал, что Вселенная как целое должна быть вечной и неизменной. Он считал, что с помощью вселенской антигравитации можно уравновесить гравитацию вещества во Вселенной и обеспечить неподвижность распределения вещества, а значит и статичность самой Вселенной. Для описания антигравитации Эйнштейн специально ввел в общую теорию относительности новую константу, которая так и называется космологической постоянной. Конечно, это была гипотеза, и притом весьма смелая. Величина же космологической постоянной не выводилась из какой-либо теории, а подлежала наблюдательному определению» [see].

«Эйнштейн ввел космическую силу отталкивания, которая делала мир стационарным. Эта сила универсальна: она зависит не от массы тел, а только от расстояния, их разделяющего. Ускорение, которое эта сила сообщает любым телам, разнесенным на расстояние, должно быть пропорционально расстоянию.

Итак, следуя де Ситтеру, уберем из Вселенной всё вещество. Поместим в нашу пустую Вселенную две свободные пробные частицы на расстоянии друг от друга… Во Вселенной это могут быть, например, две галактики, расположенные достаточно далеко друг от друга. Тогда отрицательная гравитация заставляет обе галактики двигаться друг от друга с ускорением, пропорциональным расстоянию.

А.А.Фридман воспользовался для построения модели Вселенной уравнениями Эйнштейна. Однако много лет спустя выяснилось, что для построения механики движения масс в однородной Вселенной нет необходимости использовать сложнейший математический аппарат теории Эйнштейна. Это было показано в 1934 г. Э.Милном и В.Маккри» [see].

«Космология – наука наблюдательная. До недавнего времени она покоилась на двух фундаментальных наблюдательных открытиях: в 1929 г. Хаббл открыл космологическое расширение, а в 1965 г. Пензиас и Вилсон обнаружили реликтовое излучение. Между этими событиями в науке о Вселенной прошло четверть века; спустя еще примерно столько же лет в космологии произошло новое не менее значительное событие: в 1998-99 гг. две группы астрономов-наблюдателей открыли космическую антигравитацию и космический вакуум.

Главный смысл новейших открытий в космологии таков. В наблюдаемой Вселенной доминирует физический вакуум; по плотности энергии он превосходит все «обычные» формы космической материи вместе взятые.

Сейчас считается oбщепринятым, что космологическая постоянная описывает космический вакуум, т.е. такое состояние космической энергии, которое обладает постоянной во времени и всюду одинаковой в пространстве плотностью – и притом в любой системе отсчета. По этим свойствам вакуум принципиально отличается от всех других форм космической энергии, плотность которых неоднородна в пространстве, падает со временем в ходе космологического расширения и может быть разной в разных системах отсчета.

Хотя вакуум чаще всего называют космическим, он присутствует повсюду и фигурирует в атомной физике и микрофизике, где он представляет собой наинизшее энергетическое состояние квантовых полей. Это тот самый вакуум, в котором разыгрываются взаимодействия элементарных частиц. Физический вакуум непосредственно проявляется экспериментально, например, в лэмбовском сдвиге спектральных линий атомов и эффекте Казимира.

В таких экспериментах присутствие вакуума несомненно, но при этом значение его энергии ускользает от измерения. Последнее связано с тем принципиальным обстоятельством, что во всех – кроме гравитации! – физических взаимодействиях проявляется только разность энергий физической системы в различные моменты времени и/или в различных точках пространства, но не величина энергии в данном состоянии физической системы. Лишь гравитация «чувствует» саму энергию, а не ее разности. Грандиозным инструментом, естественной экспериментальной установкой для открытия физического вакуума послужила вся наблюдаемая Вселенная, в которой вакуум оказался доминирующим по энергии и по создаваемой ею гравитации.

В наблюдаемой Вселенной доминирует вакуум; по плотности энергии он превосходит все «обычные» формы космической материи вместе взятые. Вакуум создает космическую антигравитацию, которая управляет динамикой космологического расширения в современную эпоху.

Вакуум обладает не только определенной плотностью энергии, но также и давлением. Если плотность вакуума положительна, то его давление отрицательно» [see].

«Хаббловская сила отталкивания при наблюдении с Земли в ньютоновской модели является силой притяжения к гравитационной сфере Вселенной, наблюдаемое с Земли космологическое красное смещение, интерпретируемое как эффект Доплера и удаление от Земли далеких галактик, в ньютоновской модели интерпретируется как свободное падение галактик в гравитационном поле гравитационной сферы Вселенной и тогда красное смещение имеет гравитационную природу. Хаббловская сила отталкивания или, что то же самое, притяжение гравитационной сферы, действующее на любую частицу во Вселенной, как бы растягивает эту частицу равномерно во все стороны, что можно интерпретировать как существование отрицательного давления в каждой точке пространства Вселенной, последнее, в свою очередь, можно интерпретировать как существование некоего «вещества» с отрицательной плотностью, равномерно распределенного во Вселенной» [see].

«Темное вещество не излучает ни света, ни других электромагнитных волн, и вообще практически не взаимодействует с электромагнитным излучением. В нашей Галактике темного вещества приблизительно в 10 раз больше, чем светящегося вещества звезд. Оно образует обширную невидимую корону, или гало, вокруг звездного диска Млечного Пути. Подобные темные гало имеются, по-видимому, у всех достаточно массивных изолированных галактик. Темное вещество содержится также в группах галактик и в самых больших космических системах – скоплениях и сверхскоплениях галактик. Как и в нашей Галактике, темное вещество составляет до 90%, а иногда и более, полной массы всех этих систем. Оно проявляется только благодаря создаваемому им тяготению, и именно по своему гравитационному эффекту оно и было впервые обнаружено (точнее, заподозрено) еще в 1930-е годы Ф.Цвикки» [see].

«Есть основания считать, что наблюдаемые нами галактики еще далеко не всё, что имеется во Вселенной. Более того, невидимая масса, вероятно, составляет основную часть Вселенной. Таким образом, весьма возможно, что непосредственно наблюдаемые в телескопы великолепные узоры гигантских галактических миров – это лишь малая видимая часть истинной невидимой структуры мира. Невидимые массы Вселенной получили название скрытой массы.

Как возникли подозрения о существования скрытой массы? Важнейшие наблюдательные данные об этом сводятся к следующему. С помощью радиотелескопов наблюдаются движения спутников отдельных галактик (ими являются маленькие галактики) или движения газовых облаков. Эти объекты часто движутся на расстояниях далеко за видимой границей галактики (очерченной массой светящихся звезд), где, казалось бы, никакой материи в заметных количествах уже нет. Тем не менее, вычисленная по этим наблюдениям масса той или иной галактики, вокруг которой наблюдались такие движения, оказывалась иногда раз в десять больше, чем определенная по движению звезд на видимой границе галактики. Это значит, что вокруг видимого тела галактики имеется какая-то невидимая корона, содержащая огромные массы. Тяготение этих масс никак не сказывается на движения звезд глубоко внутри короны на краю видимой галактики, так как мы знаем, что сферическая оболочка внутри себя тяготения не создает, но эти массы влияют своим тяготением на движение тел на окраинах короны и вне ее.

Впервые о скрытой массе заговорили в 30-х гг. ХХ в. Швейцарский астроном Фриц Цвикки, измеряя по красному смещению скорости галактик из скопления в созвездии Волосы Вероники, получил неожиданный результат. Лучевые скорости этих галактик оказались слишком высокими и не соответствовали общей массе скопления, определённой по числу наблюдаемых галактик (т.е. по видимому веществу). Тогда Цвикки выдвинул смелую гипотезу, что в скоплении присутствует невидимая, скрытая масса, она-то и является причиной больших скоростей галактик. Но самым удивительным было то, что, согласно расчётам, эта невидимая масса во много раз превышала массу видимую. Та же картина наблюдалась и во многих других скоплениях галактик

Если бы основная масса галактики была сосредоточена в звёздах, их орбитальные скорости уменьшались бы по мере удаления от центра. В действительности они не только не уменьшаются, но в ряде случаев даже возрастают. То же самое происходит и в нашей Галактике. Чтобы объяснить это явление, нужно предположить, что далеко за пределами видимых границ галактики простирается несветящаяся, тёмная материя. Обычно её называют темным гало. С его учётом масса гигантских спиральных систем типа Млечного Пути оказывается равной примерно 10^12 массам Солнца, тогда как вещества, заключённого в звёздах, в несколько раз меньше.

В 70-х гг. методами рентгеновской астрономии был открыт горячий межгалактический газ, особенно заметный в скоплениях галактик. Его температура достигает десятков миллионов градусов. По значению температуры можно оценить характеристики гравитационного поля, в котором находится газ, а следовательно, и полную массу вещества, являющегося источником этого поля. Уже первые результаты рентгеновских наблюдений горячего газа в скоплениях галактик подтвердили присутствие в них скрытой массы, не входящей в состав отдельных галактик.

Ещё одно прямое указание на скрытую массу удалось получить при изучении движения Местной группы галактик (в Местную группу входят наша Галактика и её ближайшие соседи)… Движение Местной группы в пространстве направлено в ту сторону, где сосредоточено большое количество галактик. В этом нет ничего удивительного, ведь по закону тяготения большая масса должна притягивать окружающие группы галактик. Но измеренная скорость движения оказалась слишком высокой (более 600 км/с), чтобы её можно было объяснить гравитационным действием наблюдаемых галактик. Это свидетельствовало о присутствии скрытой массы между галактиками.

Что представляет собой скрытая масса? Надо прямо сказать, что физическая природа скрытой массы пока неясна. Частично эта масса может быть обусловлена огромным числом слабо светящихся и поэтому практически невидимых издали звезд или других несветящихся небесных тел. Однако вероятнее, что скрытая масса является своеобразным реликтом тех физических процессов, которые протекали в первые мгновения расширения Вселенной. Скрытая масса, возможно, является совокупностью большого числа элементарных частиц, обладающих массой покоя и слабовзаимодействующих с обычным веществом. Теория предсказывает возможность существования таких частиц. Ими могут быть, например, нейтрино, если они обладают массой покоя.

Какова же природа невидимого вещества? Возможно, скрытая масса создается не открытыми пока элементарными частицами. Дело в том что, согласно современной теории горячей Вселенной, максимально возможная масса барионов (протонов и нейтронов – частиц, из которых состоят атомные ядра всех химических элементов) не превышает 10% от массы, необходимой для критической плотности, т.е. той плотности, какой теоретически должна обладать Вселенная. Поэтому остаётся либо предположить, что во Вселенной помимо обычной барионной (атомной) массы содержится ещё очень много вещества, не состоящего из атомов, либо считать, что пустое пространство (вакуум) обладает такими свойствами, что вносит свой вклад в полную плотность материи. В принципе небарионная скрытая масса может быть заключена в легких элементарных частицах (с массой в миллионы раз меньше массы покоя электрона), существование которых следует их современной физической теории элементарных частиц. Поиски таких частиц усиленно ведутся на самых мощных ускорителях, но пока не увенчались успехом.

Однако, часть скрытой массы возможно заключается в телах, состоящих из обычных атомов. Наблюдая светящееся вещество, можно сделать вывод, что звезды, содержащие основную часть видимой материи, – это лишь небольшая часть даже от барионного вещества. Значит во Вселенной наверняка много невидимых и не открытых пока объектов барионной природы, скорее всего газовых тел с массой, промежуточной между массой звезд и небольших планет (их называют «темными» карликами). Теоретически такими объектами могут быть черные дыры массой около ста солнечных. Возможно, что эти невидимые объекты – часть вещества, оставшаяся от эпохи образования галактик, или остатки эволюции звёзд, существовавших ещё до рождения галактик. Хотя таких тёмных тел вряд ли хватит для объяснения парадокса скрытой массы, их поиски активно проводятся» [see].

«До сих пор неизвестна физическая природа носителей темного вещества; обсуждается очень широкий диапазон возможностей – от элементарных частиц с малой (меньше массы электрона) массой до звезд-карликов, массивных (больше массы солнца) черных дыр и т.п. Массы кандидатов на эту роль различаются, таким образом, на добрых 60 порядков величины, – такова реальная численная мера имеющейся в настоящее время неопределенности в этом вопросе» [see].


Альтернативная космология.
http://www.inscience.ru/index.php?page=viewarticle&division=nnf&id=16


«Явление взрывного расширения Вселенной, математически предсказанное А.Фридманом (1922 г.), астрономически подтвержденное Э.Хабблом в 1929 г. и физически осмысленное Леметром, приобрело статус обоснованного научного факта в релятивистской космологии» [see].

«В дискуссиях 30 – 60-х годов прошлого века. Э.Милн составил перечень вопросов, на которые релятивистская космология, по его мнению, не дает однозначного ответа:

• В каком состоянии находится реальная Вселенная – статичном или динамичном?
• Имеет ли она конечную или бесконечную пространственную протяженность?
• Число ее частиц конечно или бесконечно?
• Ее пространственная структура плоская или искривленная?
• Конечна она во времени или бесконечна?
• Однородна Вселенная или нет?» [see].

«Теория Большого Взрыва, как известно, построена на фридмановском решении некорректированных уравнений Эйнштейна. Последние используют четырехмерный пространственно-временной континуум (ПВК), являющийся атрибутом материи. Именно здесь и начинаются неприятности:

1. Процесс Большого Взрыва описан с точностью до мельчайших долей секунды.
Вопрос: какой секунды – земной, марсианской, галактической? Это ведь эталонируемая единица, каков же эталон? Тем более что уравнения Эйнштейна подчеркивают зависимость длины и времени от величины гравитационного поля, которое в сингулярной пра-Вселенной, видимо, очень и очень велико! Не окажется ли тысячная после взрыва микросекунда много больше теперешнего миллиона лет? Что получится из уравнений Эйнштейна, если аргументы в них вдруг окажутся нелинейными функциями решений?

2. Сингулярный первоисточник Большого Взрыва содержал в себе всю материю – следовательно, вне его не было ни материи, ни пространства, ни времени.
Вопрос: в чем расширялась (и расширяется) Вселенная?

3. Как только время стало одной из осей координат ПВК, понятия «процесс, развитие, динамика» стали бессмысленными. В ПВК сосуществуют все так называемые стадии и состояния, в нем нет «было», «есть», «будет». Все эти три слова означают только различные значения временной координаты. К тому же, не определен масштаб, а общепринятое упорядочение не обязательно единственное.
Вопрос: о каком же расширении, собственно, идет речь?

4. Вся теория относительности основана на постоянстве скорости света (опыты Рёмера, Майкельсона), измеренной в условиях Солнечной системы.
Вопрос: такова ли она в центрах галактик или между ними, где гравитационное поле отличается на несколько порядков? Не слишком ли смелая экстраполяция? (Черные дыры, полученные тем же способом, что и ТБВ, останавливают свет!). А ведь постоянная Хаббла вычислена для нашей скорости света и нашей гравитации.

5. Не будем касаться измерения расстояний до звезд, тем более галактик, обратим внимание лишь на то, что свет удаленных источников тем более «древний», чем дальше мы забираемся своими инструментами. Вообще говоря, можно было бы ожидать, что при радиальном расширении из одной точки свойства пространства будут закономерно, но нелинейно меняться со временем. Забравшись вглубь истории Вселенной, мы могли бы ожидать неких различий. Мы их не видим, – значит, либо их нет, либо мы неверно интерпретируем увиденное» [see].


C.Johan Masreliez. Expanding Spacetime Theory (EST).
http://www.estfound.org/ – Космологическое Расширение Масштабов и Вселенная. Перевод Ивана Горелика. http://www.geocities.com/igorelik/consp5.html


«Гипотеза Большого Взрыва (БВ) была развита с целью, примирить астрономические наблюдения с верой в акт творения». В ней предполагается, что «частота света, испущенного далекими галактиками, уменьшается пропорционально их расстоянию от нас. Это интерпретируется как Доплер-эффект, обусловленный движением галактик от нас. С этим допущением родилась идея Большого Взрыва. Если галактики движутся прочь друг от друга, то они должны были быть ближе друг к другу в прошлом. Дальнейшая экстраполяция в прошлое приведет к бесконечно плотному состоянию, к моменту БВ, к акту творения» [see].

«Это продолжается до сих пор; как только наблюдения расходятся с предсказаниями модели БВ, модель подгоняется, чтобы устранить расхождения. А то что не может быть подогнано, зачастую относят к «эволюции», с объяснением, что наблюдения ранней Вселенной не совпадают с моделью БВ просто потому, что Вселенная была другой в прошлом» [see].

«Нет ничего необычного. Заплата, закрывающую одну дыру БВ, порождает другую дыру, которую нужно закрывать другой заплатой. Конечно, это не наука. Поскольку никто не знает об условиях в начале Большого Взрыва, всегда можно объяснить противоречия, подгоняя модель либо обращаясь к эволюции» [see].

«Чем больше мы узнаём о Вселенной из новых наблюдений, тем становится яснее, что модель БВ просто не согласуется с наблюдениями. Наука сейчас столкнулась с очень серьезной проблемой; тысячи книг было написано о модели БВ, и тысячи докторов наук защитили свои докторские диссертации, исследуя частные аспекты этой модели» [see].

«Гипотеза Большого Взрыва превращена в догму. Она изложена в учебниках и книгах не как гипотеза, а как стопроцентно доказанная теория» [see].




 ПОИСКИ АЛЬТЕРНАТИВ БОЛЬШОГО ВЗРЫВА

Информация, которая может пригодиться тем, кто их ищет



«Общепринятая сейчас теория Большого взрыва описывает однократно рожденную Вселенную, которая далее развивается по сценарию, практически целиком зависящему от ее массы. Теория хороша только как шаг в развитии наших взглядов на Вселенную… Ее поразительная живучесть объясняется лишь тем, что альтернативные ей теории стационарной Вселенной еще менее убедительны.

Стремительное развитие науки не способствует переосмысливанию вопросов, по которым уже однажды было принято решение… Но проходит время, появляются новые результаты, возникают новые научные идеи, и может оказаться, что первоначальный выбор был неудачен. Однако к этому выбору, этому решению уже привыкли. Он вошел в учебники, на нём воспитаны поколения студентов и защищены диссертации… Новые идеи воспринимаются тяжело. Человечество неохотно, просто мучительно отказывается от привычных взглядов» [see].

«…Любая попытка пересмотреть основы уже существующих теорий (например, специальной или общей теории относительности) и любая критика в их адрес интерпретируется как «дилетантизм», как «непонимание» фундаментальных основ естествознания» [see].

Увы, в подавляющем большинсте случаев подобные (в особенности интернетовские) публикации заслуживают именно такой оценки. Рассматривая нерелятивистские теории тяготения экстраньютоновского типа, А.Арзелье в своем прекрасном историческом обзоре [see] пишет:

«Моя цель – показать, из каких джунглей нас вывел Эйнштейн, а не опровергать ту или иную теорию… Напомню по этому поводу один часто упускаемый эпистемологический принцип: объяснить совокупность явлений нерелятивистской теорией вовсе не означает, что следует отбросить релятивистскую теорию. Не следует забывать о множественности возможных теорий. Правда, многие авторы знают лишь одно правило: всякое релятивистское объяснение должно быть отброшено, если возможно «классическое» объяснение. Да позволят мне считать это правило весьма жалким и произвольным» [see].

Вот некоторые из таких теорий в изложении Арзелье.

«1. Центральные законы типа r^-n… Ньютон исследовал влияние замены закона r^-2 законом r^-n при n несколько большем 2. Он показал, что таким образом получается значение движения перигелия за один период

2π {[1/(3 – n)½] – 1}

…А.Холл вернулся к этой идее. Определяя n из движения перигелия Меркурия в 42", он получает 2,0000001574, значение, принятое Ньюкомом. Последний, за отсутствием удовлетворительной теории, принимает точку зрения Холла (после обсуждения он отбрасывает все остальные) и использует ее для составления своих таблиц. Согласно Ньюкому, гипотеза Холла, примененная с надлежащим показателем степени, объясняет движение перигелиев Меркурия и Марса и не противоречит движениям Венеры и Земли… Однако работы Броуна показывают, что ее нельзя использовать для Луны; пришлось бы изменить показатель степени n. Но гипотеза представляет интерес лишь в том случае, если n – универсальная постоянная.

2. Центральный экcпоненциальный закон. Лаплас предлагал центральное притяжение, пропорциональное e^-kr/r^2. Его целью было устранения трудностей, возникающих при применении закона Ньютона к бесконечному евклидовому пространству. Такой закон, как показал Зеелигер, вызывает движение перигелия, пропорциональное a^1/2, где а – радиус-вектор планеты. Коэффициент пропорциональности определяется с тем, чтобы получить движение Меркурия; но для других планет движение намного больше наблюдаемого…

3. Закон Ньютона для движущегося тела, произвольно дополненный возмущающей силой (имеющей тангенциальную и радиальную составляющие). Теории такого рода весьма многочисленны. Они все являются частными случаями следующего общего утверждения.

К ньютоновскому притяжении kM/r² добавляем возмущающую силу, определяемую тангенциальной составляющей

Ft = a (kMv/c²r²)(dr/dt)

и радиальной составляющей

Fr = – (kM/c²r²)[(bv² + e(dr/dt)² + gM/r] [see],

где a, b, e и g – функции от r. Чисто классическим рассчетом можно показать, что подобный закон сил вызывает движение перигелия

Δω = (2a + 2b + g) πkM/pc²,

где параметры a, b, g можно взять равными их постоянным частям (после их разложения в ряд).

Эта формула, не содержащая параметра e, должна быть сравнимой с

Δω = 6πkM/pc².

Итак, если положить

2a + 2b + g = 6,

получится то же движение, что и у Эйнштейна.

Гравитация по Эйнштейну. Положив a = 2, b = 2, e = – 3, g = – 2, получаем дифференциальное уравнение Эйнштейна» [see].



«Одним из основных вопросов метафизики являлся вопрос, реально ли пространство само по себе или оно представляет собой лишь некое свойство вещей» [see].

«Пространственно-временной континуум есть фикция, иллюзия, его не существует, он является всего лишь одним из проявлений материи» [see].

«Время есть всего лишь скорость протекания процессов в различных системах, то есть чем более быстро протекают процессы в какой-либо системе, тем время этой системы идёт скорее, и наоборот, чем медленнее протекают процессы в какой-либо системе, тем медленнее идёт время этой системы» [see].

«Пространство и время являются формами бытия материи и без материи не имеют самостоятельного существования» [see].

Вселенная «не погружена в некую окружающую среду, свойства которой в любой конкретной задаче рассматриваются как заданные… Напротив, Вселенная в целом находится в себе самой, и все ее свойства должны иметь объяснение в ней самой» [see].

«Вакуум является самой плотной средой. Но в отличие от тёмной и светящейся материй, распределение которых неоднородно, плотность вакуума абсолютно одинакова во всей Вселенной. Среди других парадоксальных свойств вакуума – его плотность и давление неизменны, несмотря на расширение Вселенной, которое он и вызывает, сам оставаясь неизменным. На вакуум нигде и ничто не влияет. В отличие от реликтового излучения, движение относительно вакуума не обнаруживается» [see].

«Эйнштейн верил в конечность мира [see]. Конечность, сферичность и статичность были тремя китами эйнштейновской космологической картины мира» [see].

«Эйнштейна до конца его жизни более привлекал устроенный по божественным законам мир элеатов (отсюда, может быть, и желание найти унификацию всех сил), мир устойчивый и конечный, нежели противоречивый и неустойчивый (эволюционирующий) мир Гераклита» [see].

«Гравитационный парадокс получается при применении к бесконечной вселенной ньютоновского закона всемирного тяготения. При получении бесконечностей в этом парадоксе существенную роль играет то обстоятельство, что сила притяжения обратно пропорциональна квадрату расстояния между телами. Если предположить что сила тяготения убывает с увеличением расстояния чуть-чуть быстрее (т.е. допустить, что показатель степени при расстоянии немного больше двух), то гравитационный парадокс устраняется. И такое предположение не является каким-то надуманным» [see].

Х.Зеелигер для устранения гравитационного парадокса предлагал «изменить закон всемирного тяготения Ньютона таким образом, чтобы притяжение масс на огромном расстоянии убывало быстрее, чем по закону обратных квадратов… Шаг, совершенный Эйнштейном по отношению к своей теории гравитации был сродни шагу Зеелигера, совершенному по отношению к теории гравитации Ньютона – вводилось дополнительное условие: в первом случае отрицательное давление, во втором случае – необъяснимое в рамках ньютоновской картины мира убывание силы притяжения с расстоянием на бесконечности» [see].

«Назначение космологической постоянной состояло в том, чтобы сделать Вселенную стационарной, то есть неизменной и вечной. Без лямбда-члена уравнения общей теории относительности предсказывали, что Вселенная должна быть неустойчивой…» [see].

«…Во Вселенной действует некая расталкивающая сила, а значит, и соответствующая ей энергия, похожая по своим проявлениям на эффект от лямбда-члена в уравнениях Эйнштейна. По сути, лямбда-член представляет собой математическое описание простейшего частного случая темной энергии» [see].

«Поиски физического аналога космологического члена ведутся по сей день и пока к каким-либо положительным результатам не привели» [see].



C.Johan Masreliez. Expanding Spacetime Theory (EST).
http://www.estfound.org/ – Теория расширяющегося пространства-времени. Перевод Ивана Горелика. http://www.geocities.com/igorelik/


«Наблюдаемое красное смещение далёких галактик обычно связывают с расширением Вселенной. Якобы расширение является результатом того, что пространственная метрика меняется с течением времени. Эта идея естественно ведет к заключению, что Вселенная появилась в пространственно-временной сингулярности, – в Большом Взрыве» [see].

«...Существует другой вид расширения Вселенной, который не предполагает наличия Большого Взрыва, как события творения. Эта новая модель, Теория Расширяющегося Пространства-Времени (раньше Масштабно Расширяющийся Космос) лучше согласуется с наблюдениями, чем Стандартная Модель Большого Взрыва, и решает некоторые космологические загадки...» [see].

«Главная причина, почему попытки опровергнуть модель БВ провалились… заключается в том, что не было конкурентоспособной теории. Даже если вы чувствуете, что модель БВ ошибочна, спорить сложно, поскольку вы не можете предложить лучшую модель. Однако, сейчас ситуация изменилась; лучшая модель сейчас существует… Вот она в двух словах: Вселенная расширяется, изменяя масштабы и пространства и времени» [see].

«Когда пространство расширяется, ход времени замедляется… Когда длина одного метра увеличивается, ход времени замедляется, делая временной интервал, типа секунды, пропорционально длиннее. Эта новая модель объясняет все космологические наблюдения, включая фоновое излучение, не прибегая к спекуляциям или эволюции» [see].

«Теория Расширяющегося Пространства-Времени… предполагает, что расширяется и пространство и время. Эта идея мотивирована размышлениями о том, что масштабы материальных объектов не могут быть абсолютными в полностью релятивистской вселенной. Масштабы материальных объектов должны изменяться вместе с изменением масштабов пространства-времени. МРК (Масштабно Расширяющийся Космос) это стационарная теория, но в ней не образуются межгалактические пустоты, поскольку координатные расстояния между фундаментальными наблюдателями остаются теми же, измеренными с расширяющейся метрикой. Таким образом, в МРК нет нужды в постоянном творении материи. Я также покажу, что МРК находится в тепловом равновесии, что объясняет чернотельный спектр фонового излучения» [see].

«...Масштаб может изменяться, как в пространственном, так и во временном местоположении. Можно легко показать, что такое изменение пространственного масштаба ведет к гравитационному градиенту, который индуцирует движение материи во Вселенной» [see].

C.Johan Masreliez считает, что его теория основана на трех постулатах:

«P1: There is no absolute scale of matter and dynamic processes».
«P2: All spatial and temporal locations are physically equivalent in all respects».
«P3: The cosmological expansion takes place in discrete temporal increments» [see].

«There is no absolute scale in the universe.
All epochs and locations are equivalent.
The universe expands by changing its scale» [see].


Аноним. О релятивистской теории гравитации А.А.Логунова.
http://www.ntv.ru/gordon/archive/10166


«Созданная в 1915 г. Альбертом Эйнштейном общая теория относительности (ОТО) является на сегодня общепризнанной теорией тяготения. Однако у нее есть ряд проблем, которые заставляют искать альтернативные теории гравитации.

Одна из основных проблем состоит в том, что в классическом виде ОТО несовместима с квантовыми теориями поля, которые описывают остальные три фундаментальные физические взаимодействия (правда, в самое последнее время стали поступать сообщения, что на этом направлении достигнуты определенные успехи).

Другая проблема состоит в том, что, описывая гравитацию как искривление пространства-времени, ОТО отказывается от свойства однородности пространства-времени, а ведь именно на этом свойстве основываются законы сохранения энергии и импульса.

Третья проблема ОТО, также связана с энергией, на этот раз с энергией самого гравитационного поля. Чтобы разобраться, в чем дело, рассмотрим сначала электромагнитное поле. Будучи физическим полем, оно само по себе несет энергию и импульс. Причем энергия поля, запасенная в каждом элементарном объеме пространства, пропорциональна квадрату напряженности поля. Выбором системы отсчета можно изменить величины электрического и магнитного полей в выбранной точке пространства. Например, выбрав систему отсчета, движущуюся вместе с зарядом, можно свести к нулю его магнитное поле. Однако никаким выбором системы отсчета нельзя полностью уничтожить электромагнитное поле в точке, где с точки зрения другой системы отсчета оно не равно нулю. Вернемся к гравитационному полю. В основаниях ОТО лежит мысленный эксперимент с лифтом, падающим в гравитационном поле. Утверждается, что наблюдатель, находящийся в лифте, не сможет отличить падение в гравитационном поле от пребывания вне каких-либо полей. То есть в системе отсчета свободно падающего наблюдателя гравитационное поле полностью аннулируется. Отсюда следует, что гравитационное поле ОТО не является обычным физическим полем, имеющим определенную плотность энергии в пространстве. Выбор системы отсчета может менять пространственное распределение его энергии. В этом смысле говорят о нелокальности энергии гравитационного поля в ОТО. Многие специалисты в области астрофизики считают это существенным недостатком ОТО. В то же время многие специалисты по ОТО вообще отвергают эту претензию.

Наконец, может быть, самой большой претензией к ОТО считают то, что она допускает возникновение черных дыр, в центре которых находится физическая сингулярность. Большинство физиков убеждены, что появление бесконечностей в физической теории означает выход за границы ее применимости.

То что, перечисленные проблемы, требуют решения, очевидно всем. Разные группы специалистов пытаются идти в этом деле различными путями. Однако всех их можно условно разделить на две группы – тех, кто продолжает поиски в русле геометрического подхода, положенного в основу ОТО, и тех, кто отказывается увязывать гравитационное поле с геометрией пространства-времени.

Поскольку первое направление более широко представлено в современном научном сообществе, теории, создаваемые на втором пути собирательно называют альтернативными теориями гравитации. К числу наиболее известных альтернативных теорий гравитации относится релятивистская теория гравитации (РТГ) А.А.Логунова.

К сожалению, в сфере теории гравитации в последние годы складывается довольно нездоровая ситуация. Исследователи, продолжающие работать в русле ОТО, практически игнорируют работы в сфере альтернативных теорий гравитации, мотивируя это тем, что пока все наблюдаемые факты удается объяснить на базе ОТО. Тем временем их работы всё более уходят в сферу чистой математики и становятся всё менее доступны для экспериментальной проверки.

Вероятно, это связано с тем, что до самого недавнего времени наблюдения не позволяли сделать выбор между различными версиями теорий гравитации. Классические релятивистские эффекты, такие как искривление световых лучей в поле тяготения Солнца или смещение перигелия Меркурия все эти теории описывают одинаково и в первом приближении так же, как ОТО. Различия наступают в более сильных полях. А наблюдение их проявлений становится возможным только в наши дни.

Один из наиболее перспективных объектов для проверки нового поколения теорий гравитации – это знаменитый пульсар PSR1913+30. В этой тесной паре, состоящей из двух нейтронных звезд, должны быть очень существенные потери энергии на излучение гравитационных волн. Причем, разные теории гравитации предсказывают разный темп потери энергии. В течение ближайших нескольких лет некоторые теории должны будут сойти с дистанции по результатам теста на этом объекте.

«Рассматривая равенство инертной и гравитационной масс как фундаментальный факт, Эйнштейн пришел к выводу, что гравитационное поле, подобно силам инерции, должно описываться метрическим тензором. Это означает, что гравитационное поле характеризуется не каким-либо одним скалярным потенциалом, а десятью функциями, являющимися компонентами метрического тензора. Это был важнейший шаг в понимании сил гравитации, который позволил Эйнштейну после многолетних попыток построить теорию гравитации, выдвинуть идею о том, что пространство-время не псевдоевклидово, а псевдориманово.

Гравитационное поле Эйнштейн отождествил с метрическим тензором риманова пространства. Эта идея позволила Д.Гильберту и А.Эйнштейну получить уравнения для гравитационного поля, т.е. для метрического тензора риманова пространства. Таким путем и была построена общая теория относительности (ОТО)» [see].

«Аппарат римановой геометрии благодаря своему изяществу и красоте до такой степени увлек физиков, занимающихся гравитацией, что почти полностью оторвал их от физической реальности.

Придание физического смысла математическим построениям без физических идей – занятие весьма сомнительное, но широко распространенное и в наше время.

Отдавая должное ОТО как определенному важному этапу в изучении гравитации, можно изложить суть принципов релятивистской теории гравитации, построенной на основе фундаментальных законов сохранения.

В основу релятивистской теории гравитации (РТГ) положены следующие физические требования. В теории должны строго выполняться законы сохранения энергии-импульса и момента количества движения для вещества и гравитационного поля вместе взятых. Под веществом понимаются все формы материи (включая и электромагнитное поле) за исключением гравитационной. Законы сохранения отражают общие динамические свойства материи и позволяют ввести единые характеристики для различных ее форм. Общие динамические свойства материи находят воплощение в структуре геометрии пространства-времени. Она с необходимостью оказывается псевдоевклидовой (иными словами, теория строится в пространстве Минковского). Таким образом, геометрия задается не соглашением, как считал Пуанкаре, а однозначно определяется законами сохранения.

Такое определение гравитационного поля возвращает ему физическую реальность, поскольку его уже даже локально нельзя уничтожить выбором системы отсчета, а следовательно, нет никакой (даже локальной) эквивалентности между гравитационным полем и силами инерции. Данное физическое требование в корне отличает РТГ от ОТО.

На вопрос о том, какая из этих моделей реализуется в природе, ОТО в принципе не может дать определенного ответа. Согласно РТГ фридмановская однородная и изотропная Вселенная бесконечна, и она может быть только плоской – ее трехмерная геометрия евклидова. В этом случае плотность вещества во Вселенной точно равняется критической плотности. Таким образом, РТГ предсказывает, что во Вселенной должна существовать «скрытая масса», плотность которой почти в 40 раз превышает плотность вещества, наблюдаемого сегодня» [see].

«Дж.Уилер рассматривал гравитационный коллапс и возникающую при этом сингулярность (бесконечную плотность) как один из величайших кризисов всех времен для фундаментальной физики. Релятивистская теория гравитации в корне изменяет представления о характере гравитационного коллапса. Она приводит к явлению гравитационного замедления времени, благодаря которому сжатие массивного тела в сопутствующей системе отсчета происходит за конечное собственное время. При этом, что самое главное, плотность вещества остается конечной и не превышает 10^16 г/см в кубе, яркость тела экспоненциально уменьшается, объект «чернеет», но в отличие от черных дыр всегда имеет материальную поверхность. Такие объекты, если они возникают, имеют сложное строение, при этом никакого гравитационного «самозамыкания» не происходит, а потому вещество не исчезает из нашего пространства. В РТГ собственное время для падающего пробного тела зависит как от координат пространства Минковского, так и от гравитационной постоянной G, а следовательно, ход собственного времени определяется характером гравитационного поля. Именно это обстоятельство и приводит к тому, что собственное время для падающего пробного тела неограниченно замедляется по мере приближения к так называемому шварцшильдовскому радиусу.

Таким образом, согласно РТГ, никаких черных дыр – объектов, в которых происходит катастрофически сильное сжатие вещества до бесконечной плотности и которые не имеют материальной поверхности, – в принципе не может быть в природе» [see].

Постепенно у ОТО появляются проблемы и на космологическом фронте. Данные о возрасте шаровых звездных скоплений с трудом укладываются в рамки сроков, отведенных теорией Большого взрыва, основанной на ОТО. Теория Большого взрыва предсказывает, что крупномасштабное распределение вещества во Вселенной должно быть однородным. Последние годы масштаб, начиная с которого должна наблюдаться однородность, постоянно увеличивался под давлением наблюдательных данных.

У альтернативщиков тоже не всё идет гладко. Но их проблемы лежат в несколько иной плоскости. Дело в том, что помимо вполне серьезных исследователей, разрабатывающих альтернативные теории гравитации, в мире существует гораздо большее число дилетантов, которые, не сумев разобраться в весьма нетривиальном математическом аппарате ОТО, начинают создавать свои собственные теории, называя их альтернативными. Нередко эти деятели имеют научные степени (полученные преимущественно в областях далеких от теории гравитации) и благодаря этому вхожи в научные круги. Они посылают статьи в научные журналы, выступают на конференциях, издают книги о своих доморощенных теориях, недостатки которых (если тут вообще можно говорить о недостатках) несоизмеримы с приведенными выше претензиями к ОТО.

К сожалению, для многих сторонников ОТО такие теории выглядят на одно лицо с вполне серьезными исследованиями в области альтернативных теорий гравитации. Фактически сложилась ситуация, в которой действует догмат непогрешимости ОТО (по крайней мере, положенного в ее основу геометрического подхода). Получается, что в сфере теории гравитации наука разделена на два клана, которые практически не взаимодействуют друг с другом. Такая ситуация, конечно, выглядит печально. Остается только надеяться, что взрывное накопление новых астрономических данных в самом недалеком будущем заставит эти два клана войти в соприкосновение» [see].

Ниже даны несколько примеров, связанных с неоправданными надеждами объяснить красное смещение в спектрах удаленных галактик замедлением скорости света.


Малколм Бауден. Свидетельства уменьшения скорости света. 1998.
http://anwarrior.narod.ru/creation/light_speed.html


В данной публикации дается краткий обзор доказательств уменьшения скорости света и следствий более высокого значения скорости света в прошлом.

Измерения с и других физических «констант» показывают, что в прошлом скорость света была гораздо выше. Многие ученые подтверждают это сравнением атомного и астрономического времени и исследованием красного смещения в дальних галактиках… Уменьшение скорости света приводит к смещению частоты света дальних галактик в красную часть спектра.

Еще одно возражение против молодого возраста Вселенной – то, что свет от дальних галактик должен идти до Земли миллионы лет. Однако если в прошлом скорость света была в 10^10 раз выше, чем сейчас, свет мог проходить эти расстояния всего за несколько тысяч лет.

Один из доводов против относительно малого промежутка времени, прошедшего с момента Творения, – результаты радиометрического датирования, согласно которому возраст горных пород исчисляется сотнями миллионов лет. Доказано, что скорость радиоактивного распада связана со скоростью света. Следовательно, скорость радиоактивного распада в прошлом была гораздо выше, и продукты распада образовывались намного быстрей. Это должно было привести к неверному датированию. Породы, которым, судя по нынешней скорости распада, сотни миллионов лет, на самом деле могли образоваться всего лишь несколько тысяч лет назад.

Для сторонников креационной теории уменьшение скорости света и «констант» радиоактивного распада означает пересмотр отношения к возрасту Вселенной – всего несколько тысяч лет вместо нескольких миллиардов.

Уменьшение скорости света, как и скоростей радиоактивного распада, приводит к выводу, что возраст Вселенной – всего несколько тысяч лет. Другие изменения, сопутствующие уменьшению скорости света, указывают на то, что определенные геологические и биологические процессы происходили в прошлом с иной скоростью, нежели сейчас. Все эти выводы полностью соответствуют библейской модели истории Земли.


Вячеслав Ущеко. Отсутствие противоречия между изменяющейся скоростью света и теорией относительности (2007).
http://wpiter.narod.ru/otkr.doc


Современная космология трактует сдвиг спектральных линий в принимаемом излучении от далеких галактик, в пользу эффекта Доплера.

Этот эффект получится, если меняется не V – скорость удаления галактики в зависимости от расстояния, а с течением времени уменьшается C – скорость света… Зависимость изменения длины волны от расстояния – только следствие более долгого путешествия луча света. Космологическая картина вселенной при этом оказывается тождественной наблюдаемой. Чем дальше от нас галактика, тем больше её спектральное смещение… Если скорость света уменьшается с течением времени, то мы видим красное смещение в спектрах галактик.

При уменьшении скорости света и одинаковом расстоянии между излучателем и приемником, время достижения лучом приемника увеличивается, и растет красное смещение. Всё это элементарно, но почему-то вызывает неприятие.

Возможность такого объяснения красного смещения спектров отмечали многие авторы, однако отмечено было, что данное объяснение создает множество проблем, к анализу которых не подступится.

Серьезно этот вопрос не рассматривался, в основном благодаря положению теории относительности, а именно постулату постоянства скорости света.


С.Г.Тигунцев. О красном смещении.
http://www.sciteclibrary.ru/rus/catalog/pages/8788.html


«В физике принято, что космологическое красное смещение в спектре излучения удаленных космических объектов указывает на расширение Вселенной и на причину этого расширения, Большой взрыв. Также считается, что гравитационное красное смещение, является следствием гравитационного замедления времени» [see]..

Следует отметить, что в научной литературе по ОТО существует два объяснения красного гравитационного смещения спектральных линий.

Сторонники первого объяснения [see] считают, что фотон обладает энергией E и, следовательно, он обладает массой m = E/c². Когда фотон движется против действия гравитационного притяжения, то он совершает работу, и в результате его энергия уменьшается на величину: ΔE = mgL. Так как частота фотона ν пропорциональна его энергии: ν = E/h, то уменьшение энергии фотона приводит к понижению его частоты: Δν = ΔE/h = EgL/hc² = νgL/c². И наблюдатель, находящийся выше источника излучений, обнаружит, что частота фотонов, испускаемых атомами источника и прилетевших в приемник, ниже, чем частота фотонов, испускаемых точно такими же атомами возле приемника, на относительную величину gL/c².

Сторонники второго объяснения [see] считают, что местное время в источнике течёт медленнее, чем в приемнике, находящемся выше, на относительную величину gL/c². Например, стандартные атомные часы в области, где гравитационный потенциал больше, будут идти медленнее, чем точно такие же часы в области с меньшим гравитационным потенциалом. Наблюдатель в верхней точке обнаружит, что все физические процессы, происходящие в нижней точке, идут медленнее, чем у него. В частности, он обнаружит, что частота фотонов, испускаемых атомами источника, меньше на относительную величину gL/c², чем частота фотонов, испускаемых точно такими же атомами возле приемника.

Во многих учебниках, научно-популярных книгах и даже монографиях по ОТО [see] оба эти объяснения преподносятся так, как будто это просто разные способы описания одного и того же явления. Однако простой анализ показывает, что это не так.

Предположения, которые лежат в основе этих объяснений, противоречат друг другу. В первом предполагается, что частота фотона, испущенного атомом внизу точно такая же, как и частота фотона, испущенного атомом вверху, и изменяется лишь в пути. А это, в свою очередь, означает, что скорость хода атомных часов (частота опорного генератора) внизу будет точно такой же, как и вверху. И это явно противоречит предположению, которое лежит в основе второго объяснения согласно которого скорость хода атомных часов внизу меньше, чем вверху.

Учитывая, что гравитационное смещение спектральных линий не имеет до сих пор однозначного объяснения, принятого всеми физиками, предлагаю объяснение, которое, на мой взгляд, отвечает на все вопросы этого явления, в том числе о связи космологического и гравитационного красного смещения.

«Предлагается отличающееся от этих двух объяснение, которое показывает, что гравитационное и космологическое красное смещение это одно и то же. В объяснении показано, что скорость света изменяется в гравитационном поле (в потоке эфира, текущего к центру гравитирующего объекта). В этом случае красное смещение определяется как отношение величины, на которую изменилась скорость света, к величине измененной скорости. При этом, взаимосвязано изменяется частота фотона, регистрируемая на приемнике» [see]..

«гравитационное красное смещение спектральных линий характерно для всех гравитирующиих объектов – чем больше масса объекта и меньше при этом его размеры, тем большее смещение фиксируется на приемнике, то есть гравитационное красное смещение является всего лишь характеристикой параметров гравитирующего объекта и никак не характеристикой скорости удаления объектов от наблюдателя… Т.е. гравитационное и космологическое красное смещение это одно и то же» [see].

Если «замедление скорости света в гравитационном поле – это экспериментально установленный факт» [see], то частота фотона и длина волны при движении его от источника к приемнику изменяются... При этом если скорость света уменьшается (фотон движется против сил тяжести), то длина волны увеличивается на величину C/C´, а частота фотона уменьшается на величину (C/C´)². Если скорость света увеличивается (фотон движется по направлению действия сил тяжести), то длина волны фотона уменьшается на величину C/C´, а частота фотона увеличивается на величину (C/C´)².

Выводы, которые делает С.Г.Тигунцев, таковы:
1. Фотон испускается любым атомом в любой точке Вселенной со скоростью 299792458 м/с, но с отличающимися частотой и длиной волны.
2. Скорость, частота и длина волны фотона взаимосвязано изменяются при его движении в гравитационном поле.
3. Гравитационное красное смещение спектральных линий характерно для всех гравитирующиих объектов – чем больше масса объекта и меньше при этом его размеры, тем больше смещение. Поэтому красное смещение является всего лишь характеристикой параметров гравитирующего объекта и никак не характеристикой скорости удаления объектов от наблюдателя.
4. Учет взаимосвязанного изменения параметров фотона (скорости, частоты и длины волны) при его движении в гравитационном поле не оставляет места рассуждениям о различном ходе времени при отличающихся гравитационных потенциалах.
5. «Сформулирован новый физический эффект, сходный с эффектом Доплера, но существующий между неподвижными источником и приемником, при условии существования между ними ускоренно движущейся волнонесущей среды. Это означает, что закон Хаббла не верен, что расширение Вселенной отсутствует, что теория Большого взрыва ошибочна, что темной материи и энергии не существует» [see].
Радикальные выводы двух предыдущих авторов о связи космологического красного смещения с уменьшением скорости света, на мой взгляд, сделаны на основании ошибочного предположения о влиянии изменения скорости света на его частоту. На самом деле, частота источника остается для наблюдателя постоянной при любом изменении скорости света. Для этого достаточно просто взглянуть на формулу с = λν и поварьировать с: изменяется скорость света с – пропорционально изменяется длина волны λ, частота света ν при этом остается неизменной. Иллюстрацией может служить движущийся по шоссе со скоростью 100 км/час равномерный поток машин, дистанция между которыми равна 100 метрам. При въезде в населенный пункт они сбавляют скорость до 50 км/час и соответственно сокращают дистанцию (длину волны) до 50 метров. Частота же появления автомобилей перед неподвижными наблюдателями в обоих случаях будет одинакова. Частота света может измениться только в том случае, если часы источника и часы приемника, по которым эта частота определяется, по каким-то причинам имеют разную скорость хода. Сама же скорость распространения света на это изменение частоты никак не влияет.



АЛЬТЕРНАТИВА БОЛЬШОГО ВЗРЫВА

 ПРЕДВАРИТЕЛЬНЫЕ ЗАМЕЧАНИЯ

Можно ли считать гипотезу расширяющейся вселенной доказанной?

Красное смещение в спектрах удаленных галактик есть экспериментальный факт, с которым не поспоришь, однако надо понимать, что любая его трактовка, как современная, основанная на гипотезе расширяющейся вселенной, так и предлагаемая мной ниже, имеет заведомо спекулятивный (гипотетический) характер. Естественно, ни о каком равноправии этих гипотез – давно разрабатываемой, имеющей мощное теоретическое обоснование, много сторонников и впервые высказываемой – пока не стоит даже и заикаться.

Итак, в современной космологии «красное смещение интерпретируется не как результат действительного существования скорости удалённой галактики относительно наблюдателя (галактики в среднем неподвижны в сопутствующей системе отсчёта, если не считать случайных, так называемых пекулярных скоростей), но как результат космологического расширения Вселенной» [see]. «Трудно переоценить значение для релятивистской космологии наблюдения красного смещения в спектрах далеких галактик (и квазаров). С одной стороны, все рассуждения об эволюции, расширении, возникновении вселенной начинаются с утверждения: вселенная расширяется. С другой стороны, «основное наблюдательное доказательство нестационарности (расширения) Вселенной заключается в красном смещении спектральных линий, испуcкаемых далекими объектами» [see]. Осознавая это обстоятельство, сторонники релятивистской космологии представляют дело так, будто оно (доказательство) является совершенно бесспорным. Как правило, такие утверждения произносятся категоричным тоном, что избавляет их авторов от необходимости как-то их аргументировать» [see].

Вот примеры. В своей книге «Релятивистская астрофизика» Я.Б.Зельдович и И.Д.Новиков заявляют: «...Нет никаких приемлемых объяснений красного смещения, кроме представлений о расширяющейся Вселенной» [see]. В.А.Амбарцумян пишет: «Задается вопрос, возможно ли какое-нибудь другое объяснение красного смещения помимо доплеровского. Нет, невозможно. Во всяком случае, пока не было предложено никакого другого правдоподобного истолкования» [see]. «Как известно, большинство астрономов, и в частности, подавляющее большинство астрофизиков-теоретиков, считает доплеровский характер красного смещения в спектрах галактик установленным окончательно. Такого же мнения придерживаются и члены редколлегии настоящего журнала» [see]. Сторонники этой точки зрения в качестве основного довода обычно ссылаются на независимость красного смещения в спектрах удаленных галактик от частоты. «...Относительное изменение частоты z = (ν0 – ν)/ν cовершенно одинаково для всех частот излучения не только в оптическом, но и в радиодиапазоне данного источника... Такое изменение частоты – характерное свойство доплеровского смещения и практически исключает все другие истолкования красного смещения» [see]. С второй частью этого утверждение согласиться никак нельзя, поскольку данную особенность в спектрах удаленных галактик можно объяснять не только с помощью эффекта Доплера, но и с помощью эффекта Эйнштейна.

О статье Эйнштейна 1907 года

Вблизи тяжелых тел, т.е. в пространственных областях с меньшим гравитационным потенциалом (надо помнить, что гравитационный потенциал – отрицательная величина) все без исключения доступные наблюдениям процессы идут медленнее. Такое заключение следует из гениальной по своей простоте гипотезы об эквивалентности тяготения и ускорения, которую Эйнштейн высказал еще 1907 году. В статье «О принципе относительности и его следствиях» он пишет: «…В дальнейшем мы будем предполагать полную физическую равноценность гравитационного поля и соответствующего ускорения системы отсчета. Это предположение распространяет принцип относительности на случай равномерно ускоренного прямолинейного движения системы отсчета. Эвристическая ценность этого предположения состоит в том, что оно позволяет заменить однородное поле тяжести равномерно ускоренной системой отсчета, которая до известной степени поддается теоретическому рассмотрению» [see]. Отсюда Эйнштейн делает следующий вывод: «…Процесс, происходящий в часах, – и вообще любой физический процесс – протекает тем быстрее, чем больше гравитационный потенциал в области, где разыгрывается этот процесс» [see]. Во сколько раз? Эйнштейн дает приблизительную оценку для частоты и скорости света [see]:

ν′/ν = (1 + Ф/с²),
c′/c = (1 + Ф/с²).


Удаленный наблюдатель в области с нулевым гравитационным потенциалом обнаружит, что именно во столько раз вблизи тяжелых тел, т.е. в области с гравитационным потенциалом Ф (Ф ≤ 0) замедляются по сравнению с его собственными все часы, все частоты, сама скорость света и вообще скорости любых физических процессов.

Вследствие одинакового изменения скорости всех физических процессов, гравитационный потенциал – принципиально ненаблюдаемая величина, его невозможно измерить в локальной лаборатории. Измерению поддается только разность гравитационных потенциалов. В этом отношении роль гравитационного потенциала в теории тяготения полностью аналогична роли абсолютной скорости в теории относительности – это принципиально ненаблюдаемые величины. В замкнутой локальной лаборатории невозможно измерить ни ее абсолютную скорость, ни гравитационный потенциал. И в том и в другом случае наблюдаемы только их разности. Однако, посмотрите, какое разительное отличие к ним со стороны самого Эйнштейна! Можно сказать, что в этом отношении его знаменитая статья 1905 года была полной противоположностью его же статье 1907 года. Действительно, в этой последней работе гравитационный потенциал в локальной лаборатории – ненаблюдаемая величина, поскольку скорости всех наблюдаемых процессов в ней, в том числе и сама скорость света, зависят от ее гравитационного потенциала одинаково. Изменяется скорость света – изменяется ход часов, по которым эта скорость определяется. Это означает, что скорость света своя в каждой такой лаборатории, но измеренная по ее собственным часам, она оказывается одинаковой в каждой из них. В результате скорость света (как и скорости всех других наблюдаемых процессов) в любой локальной лаборатории, всегда постоянна и не зависит от гравитационного потенциала той области, где она находится. Здесь всё понятно. А в статье 1905 г. для случая с абсолютной скоростью? Казалось бы, схема рассуждений там могла быть точно такой же: абсолютная скорость замкнутой лаборатории – ненаблюдаемая величина, поскольку скорости всех физических, т.е. наблюдаемых в ней процессов, в том числе и сама скорость света, зависят от нее одинаково. Иными словами, и в этой статье Эйнштейн мог бы предположить, что скорость света своя в каждой движущейся относительно эфира лаборатории, но измеренная по ее собственным часам, она будет одинаковой в каждой из них. Однако скорость света оказалась у него в этой статье на особом, привилегированном положении, а ее равенство во всех инерциальных системах отсчета было принято в качестве самостоятельного постулата. Сделано это было с целью очистить физику от метафизики, избавить ее от любых спекулятивных гипотез о ненаблюдаемых вещах. Эфир и связанное с ним понятие абсолютной скорости принципиально ненаблюдаемы, следовательно они не существуют, – заявлял Эйнштейн, следуя широко распространенной в то время философской моде. «Ненаблюдаемое не существует», – утверждали тогда все позитивистски настроенные ученые.

Игнорируя значимость метафизических исследований, Я.Б.Зельдович и И.Д.Новиков оценивают ту давнюю ситуацию иначе и делают однозначный выбор в пользу эйнштейновского подхода образца 1905 года, а эйнштейновскую зависимость скорости всех физических процессов от скалярного гравитационного потенциала в его статье 1907 года, наоборот, рассматривают как предположение, никакой дальнейшей перспективы не имеющее. Справедливо подчеркивая ненаблюдаемый (внефизический) характер гравитационного потенциала, они пишут: в релятивистской теории тяготения в плоском пространстве (РТТПП) «гравитационный потенциал реально влияет на колебания осциллятора, замедляя их… Никакое локальное измерение частоты колебаний осциллятора не обнаружит ее (частоты) изменения, так как в том же отношении замедляются часы, находящиеся рядом… Особенно неприятно, что влияет на процессы не поле, а именно потенциал, величина непосредственно неизмеряемая» [see]. РТТПП «вынуждена прибегать к нефизическим гипотезам о ненаблюдаемом «абсолютном» времени, о влиянии на все процессы ненаблюдаемой величины – потенциала тяготения и т.п.» [see]. «...Абсолютное время в теории в плоском пространстве существует, но никакими опытами… его определить нельзя. Ясно, что такая ситуация очень похожа на ситуацию с эфиром в начале нашего века и подводит к выводу о том, что это абсолютное время является фикцией» [see]. «Но теперь оглянемся на то, какой ценой (в РТТПП) получено согласие с опытом: скорость распространения электромагнитных волн – скорость света – уже не равна фундаментальной константе c[see].

Хорошо видно, что физики стремятся избежать метафизических спекуляций о едином внеэмпирическом фундаменте всей эмпирической природы. В стратегической перспективе это, разумеется, невозможно. Все надежды построить когда-нибудь чистую физику, или физику без метафизики основаны на иллюзии, рожденной ложными, позитивистскими в своей сути тезисами: «Ненаблюдаемое не существует», «Ненаблюдаемое непознаваемо», «Ненаблюдаемое находится вне сферы интересов настоящего исследователя». Физик не может обойтись без метафизики. Е.Вигнер справедливо отмечал: «По иронии судьбы последние два шага (создание теории относительности и квантовой механики – А.А.) были предприняты именно для того, чтобы исключить из физической теории непосредственно ненаблюдаемые величины. Величины, принципиальную ненаблюдаемость которых создатели теории относительности и квантовой механики сознавали, действительно удалось исключить, но их место заняли так же непосредственно ненаблюдаемые величины: вектор состояния и гравитационная метрика…» [see]. Это, на мой взгляд, как раз и свидетельствует о неизбежности метафизики, о том, что в фундаменте любой физической теории лежит метафизика, т.е. непосредственно непроверяемые предположения о принципиально ненаблюдаемых вещах. Например, таких как эфир, абсолютная скорость и гравитационный потенциал.

Теперь мы, наконец, можем спросить: какой ценой в специальной и общей теории относительности скорость света превратилась в абсолют и оказалась «равна фундаментальной константе c»? Ответ один: ценой допущения пропорционального изменения пространственных и временных интервалов в движущихся с разными скоростями или находящихся в областях с разным гравитационным потенциалом лабораториях:

с = kdl/kdt.


Однако в статьях «Эфирная версия СТО» и «Конвенциональный характер контракции», размещенных на данном сайте в сборнике «Слово в защиту эфира» я уже попытался показать, что никаких надежных свидетельств изменения пространственного интервала dl, трактуемого как продольное сокращение движущихся тел Фицджеральда–Лоренца, не существует и что оно фактически является простым соглашением. Следовательно, в определенном смысле соглашением является также и абсолютная инвариантность скорости света. Там же утверждалось: в движущихся относительно эфира с разными скоростями лабораториях постоянным остается именно пространственный интервал dl (размеры движущихся тел и линеек), а вместо этого пропорционально меняются скорости всех без исключения физических процессов и, в частности, сама скорость распространения света:

dl = (c/k)kdt.


Ясно, что математически оба предшествующих равенства полностью эквивалентны друг другу. Однако они оказались эквивалентны друг другу и физически. В указанном выше сборнике предложена эфирная версии СТО, основанная на последовательном отказе от гипотезы Фицджеральда–Лоренца о сокращении движущихся тел. Взамен там утверждалось, что скорость света (а также скорость всех остальных физических процессов и, соответственно, скорость хода всех часов, какой бы периодический процесс ни лежал в их основе) своя в каждой движущейся относительно эфира лаборатории, но измеренная по находящимся в ней часам, она становится одинаковой в каждой из них и равной той самой фундаментальной константе c (в этом случае инвариантность скорости света имеет уже не безусловный и абсолютный, а условный и операциональный характер). Выяснилось, что при таком подходе все экспериментально проверяемые следствия остаются теми же самыми, что и в специальной теории относительности Эйнштейна. Иными словами, оба предыдущих равенства, т.е. обе метафизических (спекулятивных) гипотезы – а) неизменны размеры движущихся тел и б) неизменна скорость света – эквивалентны друг другу в физическом плане. Появление этих двух физически равноценных версий СТО (эфирной и безэфирной) позволяет по-новому взглянуть на знакомую ситуацию и избежать ее окостенения.

Предложенная в указанном выше сборнике эфирная версия СТО не отрицает уже существующую физическую теорию Эйнштейна, но лишь дополняет ее, дает иную метафизическую точку зрения на тот же самый предмет исследования. Более того, благодаря эйнштейновскому принципу эквивалентности она, как мне кажется, может быть расширена и на область гравитационных явлений. Действительно, в последовательной эфирной концепции, в полном соответствии с принципом относительности и принципом эквивалентности, внутри локальной замкнутой лаборатории, невозможно измерить ни ее абсолютную скорость, ни гравитационный потенциал той области, где она находится. И единственной причиной их принципиальной ненаблюдаемости и там и там можно считать одинаковую зависимость от этих величин скорости всех без исключения физических процессов, в том числе самой скорости распространения света и, соответственно, скорости хода всех часов, какой бы периодический процесс ни лежал в их основе. В этом случае инвариантности скорости света во всех лабораториях, движущихся по инерции с разными абсолютными скоростями или находящихся в областях с разным гравитационным потенциалом, имеет уже вторичную, операциональную природу. Как и в упомянутой выше эфирной версии СТО, в будущей эфирной теории гравитации, на мой взгляд, истинным инвариантом следует предполагать именно пространственный интервал dl.

Метафизика неоматериализма

В границах неоматериализма (внеэмпирического материализма), недоступная нашему воздействию внеэмпирическая (метафизическая) реальность не просто существует, но является глубинным фундаментом всей доступной нашему воздействию эмпирической (физической) реальности. Метафизической основой неоматериализма служит америзм, конкретизирующий представления об этой единой основе окружающего нас физического мира. Америзм утверждает: существует вездесущая, неустранимая, принципиально ненаблюдаемая и неперемещающаяся протоматерия (дискретный, абсолютно твердый, немеханический эфир). Элементами этой вездесущей протоматерии являются амеры, равномерно заполняющие всё пространство без промежутков, не способные перемещаться и лишь дискретно меняющие свои внутренние состояния.

Определяя направление поиска новых физических концепций, америзм позволяет решать не только философские, но и более конкретные физические проблемы. В частности, проблемы космологии. Действительно, если существует множество амеров (эфир) – дискретная, немеханическая, абсолютно твердая и недеформируемая среда, – то, вопреки современной трактовке теории относительности, любые манипуляции с пространственной метрикой становятся невозможны. В неоматериализме внеэмпирическое множество амеров служит объектом реализации понятий абсолютного пространства и абсолютно твердого тела. Множество амеров – это первичный внеэмпирический уровень реальности, равномерно заполняющая всё пространство без промежутков немеханическая протоматерия, не зависящая ни от каких физических условий. От меняющихся физических условий зависит только образованный ею вторичный эмпирический мир взаимодействующих между собой динамических структур (вакуум, протон, электрон и другие элементарные частицы). Но и здесь меняться могут только соответствующие периодическим процессам в этих динамических структурах временны́е (темпоральные) интервалы, пространственные интервалы (размеры линейки) остаются неизменными. Тогда, опираясь на приведенный выше эйнштейновский результат 1907 года, можно предположить, что величина гравитационного потенциала отображает скорость некоего фундаментального периодического процесса в вакууме, к которому привязаны скорости периодических процессов в атомах и элементарных частицах, и что все эти скорости пропорционально уменьшаются вблизи тяжелых тел именно так, как это предсказал Эйнштейн. Такое пропорциональное замедление в областях с меньшим гравитационным потенциалом периодического процесса в вакууме и сопутствующее ему замедление периодических процессов в элементарных частицах и атомах неизбежно повлечет за собой замедление всех остальных физических процессов, замедление хода всех часов (какой бы периодический процесс ни лежал в их основе) и, значит, замедление самого времени. Естественно, находясь внутри замкнутой локальной лаборатории, подобное, связанное с изменением гравитационного потенциала замедление времени обнаружить невозможно. Однако в космологических масштабах, поскольку скорость света конечна, ситуация меняется.


 НАБРОСКИ ТЕМПОРАЛЬНОЙ КОСМОЛОГИИ

Итак, метафизическим основанием предлагаемой ниже темпоральной космологии служит америзм, спекулятивная гипотеза о существовании множества амеров, элементов равномерно заполняющей всё пространство без промежутков, дискретной неперемещающейся протоматерии, всё образующей, немеханической среды (эфира). На метафизическом уровне темпоральная космология предполагает: 1) величина гравитационного потенциала вселенной отображает скорость некоего фундаментального периодического процесса в вакууме, к которому привязаны скорости периодических процессов в атомах и элементарных частицах; 2) скорость этого фундаментального периодического процесса в вакууме постоянно увеличивается. Образно это можно сказать так: «сердце» темпоральной вселенной бьется всё чаще. Иными словами, в качестве альтернативы механической (расширяющейся) вселенной предлагается темпоральная вселенная (изменяющаяся, но немеханическая), в которой с течением времени повсеместно увеличиваются не расстояния, а обычный скалярный гравитационный потенциал и зависящие от него скорости всех без ислючения физических процессов.

Исходный постулат темпоральной космологии

Гравитационный потенциал – принципиально ненаблюдаемая величина. Более того, в локальной лаборатории мы не заметим даже его достаточно медленное изменение. Другое дело, если гравитационный потенциал медленно и постоянно увеличивается во всём пространстве. Тогда, поскольку скорость света конечна, этот эффект будет доступен наблюдениям: из любой точки пространства мы увидим, что одинаковые процессы вдали от нас идут с меньшей скоростью, чем вблизи. Поэтому здесь уместен вопрос: нельзя ли объяснить красное смещение в спектрах удаленных галактик не приводя в движение всю Вселенную и предположить, что в ней, вместо всеобщего увеличения расстояний, происходит всеобщее увеличение обычного скалярного (ньютоновского) гравитационного потенциала? Ведь в последнем случае, из-за конечной скорости света, удаленные галактики также будут видны с красным смещением, тем большим, чем дальше от нас они находятся, причём относительное смещение наблюдаемых частот, как и при доплер-эффекте, окажется независимым от частоты источника. Разумеется, на формальном уровне сам вселенский рост гравитационного потенциала (в метафизическом плане отображающий медленное ускорение некоего предполагаемого периодического процесса вакуума) никак не объясняется и принимается в качестве постулата.

Рост скорости всех физических процессов в темпоральной вселенной

Определим скорость роста гравитационного потенциала и связанное с ним возрастание скорости всех физических процессов, приравняв соотношения частот в эффекте Доплера и в эффекте Эйнштейна:

ν′/ν = (1 + Δv/с),
ν′/ν = (1 + ΔФ/с²).


Отсюда ΔΦ = cΔv. За величину Δv возьмем нынешнее значение постоянной Хаббла (на каждый миллион световых лет скорость убегания галактик увеличивается на Δv = 22,5 км/сек). В нашей интерпретации, этому всеобщему увеличению скорости Δv на расстоянии Δr = 1 млн. световых лет эквивалентно всеобщее увеличение гравитационного потенциала темпоральной вселенной ΔΦ = cΔv = 6,75·1012 м²/сек² за время Δt = 1 млн. лет. С этим всеобщим ростом гравитационного потенциала в темпоральной вселенной связано увеличение за этот же срок скорости всех без исключения физических процессов в (1 + ΔФ/с²) = 1 + 7,5·10–5 раз. Ясно, что это постоянное, универсальное, связанное с ростом гравитационного потенциала одинаковое возрастание скорости всех физических процессов (в том числе и возрастание скорости распространения света) невозможно обнаружить, поскольку все часы, какой бы периодический процесс ни лежал в их основе, ускоряют свой ход точно так же. При этом все безразмерные величины, например, такие как α = 1/137, остаются заведомо неизменными.

Гравитационное поле темпоральной вселенной

Таким образом, если допустить, что гравитационный потенциал вселенной постоянно увеличивается, то вследствие конечной скорости света мы из любой ее точки будем видеть, что все дальние процессы (в частности, процессы в удаленных галактиках) идут медленнее ближних. И объяснять этот факт будем тем, что гравитационный потенциал рассматриваемой нами удаленной области вселенной меньше, чем вблизи от нас. Иными словами, поскольку скорость света конечна, мы, вглядываясь в даль, всегда заглядываем в прошлое, в котором гравитационный потенциал был меньше. Чем дальше от нас находится наблюдаемая область, тем меньше будет и ее гравитационный потенциал. Тогда можно утверждать, что в любой точке наблюдаемой нами вселенной существует постоянный градиент гравитационного потенциала, который задает напряженность некоего необычного темпорального гравитационного поля, не связанного с наличием каких-либо масс. Величина этого уникального безмассового (темпорального) гравитационного поля пустой вселенной крайне мала, однако его роль фундаментальна.

В отличие от гравитационного поля тяжелых тел, подчиняющегося ньютоновскому закону обратных квадратов, темпоральное гравитационное поле в каждой точке пустой вселенной по величине одинаково и направлено не от периферии к центру, а от того центра, где мы находимся, к периферии. Эта космическая антигравитация, или безмассовое гравитационное поле пустой вселенной не имеет никакого локального источника. Его источником можно условно считать некую фиктивную массу, равномерно распределенную по бесконечно удаленной небесной сфере. Другую возможность предложил А.Эйнштейн в 1921 г., пытаясь найти физическую интерпретацию введенного им в свое время лямбда-члена: «...Гравитационное поле обладает такими свойствами, как если бы кроме весомых масс оно создавалось также равномерно распределенной в пространстве плотностью массы, имеющей отрицательный знак» [see]. Ясно, что в предлагаемой здесь темпоральной космологии, где во вселенной увеличиваются не расстояния, а ее гравитационный потенциал, введение каких-либо фиктивных масс – положительных или отрицательных – становится излишним.

Величина гравитационного поля темпоральной вселенной

Напряженность безмассового (темпорального) гравитационного поля пустой вселенной E0 = ΔΦ/Δr определим, снова приравняв соотношения частот в эффекте Доплера и в эффекте Эйнштейна:

ν′/ν = (1 + Δv/с),
ν′/ν = (1 + ΔФ/с²).


Отсюда ΔΦ = cΔv. Величину Δv возьмем из нынешнего значения постоянной Хаббла (на каждый миллион световых лет скорость убегания галактик увеличивается на Δv = 22,5 км/сек). В нашей интерпретации, этому всеобщему увеличению скорости Δv на расстоянии Δr = 1 млн. световых лет = 9,46·1021 м. соответствует всеобщее увеличение гравитационного потенциала вселенной ΔΦ за время Δt = 1 млн. лет = 3,15·1013 сек. Тогда напряженность темпорального гравитационного поля пустой вселенной равна

E0 = ΔΦ/Δr = cΔv/cΔt = Δv/Δt = 7,1·10–10 м/сек²


Гравитация тяжелых тел и темпоральное гравитационное поле

Темпоральное гравитационное поле пустой вселенной ведет к коррекции ньютоновского закона обратных квадратов для тяготения. Теперь в суммарной напряженности гравитационного поля Σ мы должны к ньютоновской напряженности E гравитационного поля тяжелой массы M добавить с обратным знаком напряженность E0 темпорального гравитационного поля пустой вселенной: Σ = – GM/r² + E0.

Граница гравитации тяжелых тел

При Σ = 0, r = (GM/E0)½. Именно на таком расстоянии напряженность гравитационного поля тяжелой массы М уравновешивается противопложной по знаку напряженностью темпорального гравитационного поля пустой вселенной. Например, согласно этим воззрениям, притяжение Солнца, должно закончится на расстоянии 433 миллиарда километров, что приблизительно в 73 раза больше расстояния до Плутона.

Действие тяжелой массы на движущиеся тела

Рассмотрим вначале силу светового давления точечного источника (звезды) на движущийся шар (рассуждения этой главки взяты из статьи «Эфир и принцип относительности», размещенной на данном сайте в сборнике «Слово в защиту эфира»). В ньютоновской механике сила светового давления одиночной звезды на покоящийся шар равна

F = dp/dt ~ μνh/c,


где μ и ν – число фотонов, падающих на шар в единицу времени, и их частота; h и c – постоянная Планка и скорость света. Когда шар перемещается со скоростью v, а угол между вектором его скорости и направлением на источник света равен α, то значения ν' и μ' задаются известными формулами релятивистской кинематики:

ν' = νγ(1 + βcosα),
μ' = μγ(1 + βcosα).


где β = v/c,  γ = 1/(1 – β²)½. Отсюда величина силы светового давления звезды на движущийся шар равна

F' = Fγ²(1 + βcosα)².


Направление этой силы задается любой из релятивистских формул:

sinα' = sinα / γ(1 + βcosα),
cosα' = (cosα + β) / (1 + βcosα).


Предполагая, что сила тяготения на движущееся тело подчиняется тем же самым закономерностям, что и сила светового давления, придем к выводу: в релятивистской кинематике величина и направление силы (F' и α') гравитационного воздействия тяжелой массы на движущееся со скоростью v в данной точке тело дается теми же самыми формулами:

F' = Fγ²(1 + βcosα)²,
sinα' = sinα / γ(1 + βcosα),


где F и α – величина и направление ньютоновской силы тяготения на то же самое тело. В частности, в релятивистской механике, как и в случае силы светового давления звезды, сила воздействия ее тяжелой массы будет несколько больше для приближающихся тел, чем для удаляющихся. Было бы интересно с помощью этих релятивистских поправок к ньютоновскому закону обратных квадратов рассчитать орбиту Меркурия и сравнить ее с наблюдаемой.

Влияние темпоральной гравитации на движущиеся тела

Темпоральное (безмассовое) гравитационное поле пустой вселенной обладает обратной сферической симметрией. Вследствие такой особенности своей конфигурации, его суммарная напряженность в каждой точке пространства равна нулю. Это означает, что в любом месте вселенной покоящееся тело не испытывает никакого ускорения со стороны этого поля. Однако в случае движущегося тела сферическая симметрия нарушается и возникает ускоряющая сила, появление которой можно объяснить, например, так.

Как и в предыдущем случае, рассмотрим вначале силу светового давления звезд вселенной на движущийся шар (рассуждения этой главки взяты из статьи «Эфир и принцип относительности», размещенной на данном сайте в сборнике «Слово в защиту эфира»). Когда шар покоится, силы светового давления на него со стороны излучения однородной и изотропной вселенной уравновешивают друг друга и в результате шар не испытывает никакого ускорения. Но когда шар движется в любом направлении со скоростью v, возникает асимметрия и световое давление вселенной тормозит его с силой, пропорциональной  (16π/3)βγ²F0, где F0 – сила светового давления на покоящийся шар со стороны единичной площадки небесной сферы. По-прежнему предполагая, что сила тяготения на движущееся тело подчиняется тем же самым закономерностям, как и сила светового давления, придем к выводу: сила воздействия со стороны темпорального гравитационного поля пустой вселенной на движущееся со скоростью v тело будет также пропорциональна βγ². Таким образом, ускорение тел в направлении их движения, порождаемое темпоральным гравитационным полем пустой вселенной численно равно

g = (16π/3)βγ²E0.

Появление со стороны пустой вселенной этой необычной, повсеместной, постоянно действующей гравитационной силы ускоряет все тела в направлении их движения и вызывает:

  • увеличение скорости любых движущихся тел;
  • увеличение скоростей быстродвижущихся космических частиц;
  • увеличение орбитального момента количества движения звезд и планет;
  • увеличение собственного момента планет, звезд и галактик;
  • увеличение температуры туманностей, звезд и планет;
  • увеличение внутренней энергии любых тел;
  • увеличение массы любых тел.


Иными словами, если предыдущие рассуждения верны, то эта безмассовая, темпоральная гравитация пустой вселенной играет роль некоего глобального перводвигателя. Этот перводвигатель «раскручивает» механическую вселенную, что ведет к нарушению законов сохранения, а также третьего закона Ньютона (пустая вселенная, в которой гравитационный потенциал постоянно увеличивается, ускоряет любое движущееся тело, но сама не испытывает какого-либо ускорения с его стороны). Разумеется, сегодня ни один зравомыслящий физик не согласится со столь радикальными нововведениями. Но мне, свободному художнику, не связанному с научным сообществом никакими обязательствами, подобные вольности позволительны.

О движении перигелия Меркурия

Классическая механика обнаружила в вековом движении перигелия Меркурия непонятный остаток в 43 угловых секунды, ставший оселком, на котором оттачивалась каждая новая теория гравитации. Появление этого дополнительного угла сумела удовлетворительно объяснить общая теория относительности Эйнштейна. Его специальная теория относительности (СТО), учитывающая только лоренцевское замедление времени, предсказывает дополнительный поворот орбиты Меркурия лишь в 7 угловых секунд. В статье «Дополнительные углы СТО», размещенной на данном сайте в сборнике «Слово в защиту эфира», я попытался показать, что полную величину 43" для Меркурия и 1,75" для угла отклонения света Солнцем можно получить даже в границах специальной теории относительности, дополненной принципом эквивалентности Эйнштейна, если одновременно учитывать и лоренцевское и гравитационное замедление времени.

Здесь мы поступим по-другому и подсчитаем величину векового смещения перигелия Меркурия, предполагая его единственной причиной постоянное увеличение скорости этой планеты темпоральным гравитационным полем пустой вселенной. Для простоты будем считать орбиту Меркурия круговой: R = 5,8·107 км, T = 88 суток, v = 48 км/сек. За сто лет Меркурий успеет совершить 415 оборотов вокруг Солнца, пройти по своей орбите путь S = 1,5·1014 м. и повернуть на угол φ = 5,4·108 угловых сек. Кроме того, под действием темпорального ускорения g = (16π/3)βγ²E0 = 1,9·10–12 м/сек², Меркурий за сто лет (t = 3,15·109 сек) дополнительно пройдет по своей орбите путь S' = gt²/2 = 9,4·106 м. В этом случае соответствующий ему искомый угол дополнительного поворота Меркурия за столетие будет равен φ' = φS'/S = 34".

О фотометрическом парадоксе

Было замечено: если мы живем в равномерно заполненной звездами бесконечной вселенной, то в любом направлении наш взгляд неизбежно натолкнется на какую-либо звезду. Поэтому, если справедлив закон обратных квадратов для видимой интенсивности источников света, ночное небо должно сиять, как солнечный диск (фотометрический парадокс). В современной механистической космологии расширяющейся вселенной этот парадокс разрешается так: все далекие источники света удаляются от нас с пропорциональными расстоянию скоростями и потому, благодаря эффекту Доплера, число попадающих к нам от них в единицу времени фотонов μ' и их частота ν' уменьшаются и зависят от скорости удаления этих источников. В этом случае будут справедливы приблизительные формулы:

ν' = ν(1 + Δv/с),
μ' = μ(1 + Δv/с).


В предлагаемой здесь темпоральной космологии никакого расширения вселенной не происходит, расстояния от нас до всех источников света (звезды, туманности, галактики) остаются неизменными, а вместо этого постоянно растет общий для всей вселенной скалярный гравитационный потенциал. Поскольку скорость света конечна, мы, вглядываясь в даль, всегда заглядываем в прошлое и потому, наблюдая красное смещение в спектрах удаленных галактик, мы теперь можем объяснять этот экспериментальный факт тем, что все наблюдаемые нами сейчас удаленные источники излучали в прошлом при меньшем, чем в современную эпоху гравитационном потенциале. Но как показал Эйнштейн в 1907 году, в области с гравитационным потенциалом Ф пропорционально замедляются все часы и, вообще, скорости всех физических процессов. В частности, там должно пропорционально уменьшаться число фотонов μ', излучаемых любым источником, и их частота ν'. В этом случае будут справедливы приблизительные формулы:

ν' = ν(1 + ΔФ/с²),
μ' = μ(1 + ΔФ/с²).


Таким образом, оба этих варианта объяснения красного смещение в спектрах удаленных галактик – механический (изменяются пространственные интервалы) и темпоральный (изменяются зависящие от гравитационного потенциала временные интервалы) – помогают преодолеть фотометрический парадокс и в этом смысле оказываются эмпирически эквивалентными. И увеличение расстояний, и увеличение гравитационного потенциала равным образом уменьшают число фотонов, приходящих к нам от удаленных галактик, и их частоту.


 ЭСХАТОЛОГИЯ ТЕМПОРАЛЬНОЙ ВСЕЛЕННОЙ

Пределы изменения гравитационного потенциала

Возвращаясь к эйнштейновской формуле  ν′/ν = (1 + Ф/с²), нетрудно заметить, что она имеет физический смысл, если абсолютная величина гравитационного потенциала ограничена с обеих сторон (0 ≤ |Ф| ≤ с²). В предлагаемой здесь темпоральной космологии гравитационный потенциал пустой вселенной постоянно возрастает. Иными словами, сам возраст темпоральной вселенной определяется именно значением ее общего гравитационного потенциала Ф, величины метафизической, т.е. принципиально ненаблюдаемой. Но как только эта недоступная нашему измерению возрастающая отрицательная величина достигнет нуля, ее рост неизбежно прекратится. Это будет, наверное, очень серьезное вселенское Событие. Хотелось бы знать, сколько времени у нас осталось до него и каковы будут его последствия? Одно из них, на мой взгляд, как раз и связано с рассмотренным выше фотометрическим парадоксом. А именно: как только гравитационный потенциал вселенной достигнет нуля, т.е. своего максимального значения, он неизбежно прекратит свой рост и, следовательно, связанный с ним механизм преодоления фотометрического парадокса станет невозможен. Тогда сам парадокс превратится в реальность, в результате чего ночное небо вспыхнет «ярче тысячи солнц» и наша вселенная, в которой теперь еще возможна жизнь, существенно изменится. Произойдет «маленькая вселенская катастрофа», всё живое во вселенной исчезнет, наступит давно обещанный всем нам «конец света».

Темпоральная эсхатология

Предыдущий сценарий частичного конца нашего мира недостаточно радикален для самостоятельной эсхатологической концепции, хотя, несомненно, является ее неотъемлемой частью. В темпоральной космологии конец света следует связывать не с какой-то локальной катастрофой, типа ядерной войны, столкновения с Землей большого астероида, взрыва Солнца, и даже не с упомянутым выше повсеместным уничтожением жизни во вселенной, а с частичным или полным исчезновением в ней всех физических объектов, т.е. с подлинным Концом всего окружающего нас видимого мира. Действительно, прекращение роста гравитационного потенциала в темпоральной вселенной означает исчезновение темпоральной гравитации. Повторяю, это – очень серьезное вселенское Событие и последствия его также будут очень серьезными. Здесь возникают следующие вопросы. Если исчезнет темпоральная гравитация, то не исчезнет ли и обычная гравитация тяжелых тел? Могут ли эти две формы гравитации – темпоральная и пространственная – существовать друг без друга? Не имеют ли они пока неизвестный нам общий источник? Или, может быть, темпоральная гравитация как раз и порождает гравитацию тяжелых тел? А вдруг это именно так? Представим себе на минуту нашу темпоральную вселенную, в которой внезапно исчезла темпоральная гравитация, а вслед за ней и обычная гравитация тяжелых тел. Что в ней случится? – Незамедлительный распад всех планет, звезд и галактик с выделением огромного количества энергии. А может быть, – включаем фантазию на полную мощность, чего уж тут мелочиться! – темпоральная гравитация отвечает не только за устойчивость планет, звезд и галактик, но и за устойчивость всех без исключения частиц вещества? Тогда исчезновение темпоральной гравитации приведёт к немедленному исчезновению всех частиц вещества и превращению их в излучение. Оба таких сценария сильно напоминают тот самый Большой взрыв в его горячем варианте, который, по современной версии, произошел когда-то в далеком прошлом и от которого мы теперь, как предполагается, всё больше удаляемся. По-иному эти сценарии выглядят в неоматериализме (в темпоральной вселенной), а именно: чем дальше мы уходит от предыдущего Большого взрыва, тем ближе мы подходим к следующему. Более того, если к тому же верна доктрина Вечного Возвращения, то перед нами тот же самый Большой взрыв, который, однако, не остался навсегда где-то далеко позади нас, а неожиданно вновь замаячил перед нами. При таких условиях Большой взрыв является уже не разовым, а периодически повторяющимся Событием, не только концом, но и началом нашего вечно возвращающегося мира. Именно поэтому ответ на часто задаваемый сегодня вопрос «Что было до Большого взрыва?» в темпоральной космологии звучит обыденно и парадоксально: «Оглянитесь вокруг, и вы увидите, ЧТО было до Большого взрыва». Здесь же я, неоматериалист с известной долей самоиронии должен отметить, что мои поиски альтернативы Большого взрыва закончились тем же самым Большим взрывом, правда в несколько иной его интерпретации.

* * *


Александр Асвир


Работа «Альтернатива расширяющейся вселенной»
размещена на данном сайте 10 марта 2009 года.
Дата ее последнего обновления: октябрь 2015 г.


Содержание сайта
Содержание страницы





СЛОВАРЬ
НЕОМАТЕРИАЛИСТА


Абсолют – единый внеэмпирический Фундамент (первоначало, первооснова, первопричина, перводвигатель) эмпирического мира, альфа и омега всего эмпирически сущего. Первичный и изначальный внеэмпирический Абсолют вечен, он существует вне вторичного эмпирического мира. Между ними нет взаимодействий, поскольку внеэмпирическое не может взаимодействовать с эмпирическим, иначе оно само стало бы доступным наблюдению. Абсолют первичен, самодостаточен и независим от чего-либо иного; всё остальное вторично по отношению к нему, определяется им и без него не существует. Абсолют неустраним, он есть везде и всегда, его не может быть больше или меньше. Всё необязательное, существующее кое-где и кое-когда, что может быть, а может не быть, чего может быть в данном месте больше или меньше, не является Абсолютом.

Идеалистический Абсолют это Бог, материалистический Абсолют это Протоматерия. Для идеалиста Абсолют есть бог, дух, космический разум, творец, личность, абсолют-субъект – высшее, таинственное, неизменное, недоступное нашему восприятию и нашему познанию, но доступное мольбе и молитве начало, которое постоянно или время от времени вмешивается в наши суетные дела. Для неоматериалиста же, наоборот, Абсолют есть низший и потому простейший уровень реальности – вездесущая, равномерно заполняющая всё пространство без промежутков дискретная, неустранимая, неперемещающаяся и принципиально ненаблюдаемая протоматерия, абсолют-объект, точнее абсолют-объектопроцесс, любые призывы и мольбы к которому совершенно бесполезны. У материалистического Абсолюта нет ни разума, ни памяти, ни воли, ни целей, ни намерений. Материалистический Абсолют есть Дао, которое всё определяет, но ничего не решает. Материалистический Абсолют находится «по ту сторону добра и зла», все его изменения безвариантны, у него нет возможности выбора. Это – совершенная, самодостаточная, замкнутая в себе, равнодушная к судьбам своих творений и, более того, даже не подозревающая об их существовании предельно простая и потому познаваемая «Вселенская Машина», перманентная работа которой детерминирована абсолютно (строго, однозначно, моновариантно). Устройство и особенности работы этой «Машины» как раз и являются предметами исследования неоматериализма, новой материалистической философии и метафизики. Этот выбор нового основания наших взглядов на мир ведёт к далеко идущим последствиям. Запомни: меняешь основание – меняешь мировоззрение!

Амер – элемент вездесущей внеэмпирической протоматерии. Плотность такой протоматерии (число, ее элементов, амеров в единице объема) одинакова и в пустоте, и в недрах сверхплотных звёзд. Амер не существует отдельно, вне смежных ему амеров, взаимодействует только с ними, не взаимодействует ни с какими эмпирическими объектами, не подвержен действию каких-либо сил, в том числе и гравитационных, не может ни перемещаться, ни деформировать, ни делиться (или объединяться). Он не обладает скоростью, массой, импульсом, момент импульса, спином, зарядом или какими-то другими физическими характеристиками. К множеству амеров неприменимы такие понятия, как плотность, давление, температура, энергия. Каждый амер всегда находится в одном из нескольких состояний (возможно, всего лишь в двух: черное и белое, инь и ян, А и Б, 0 и 1) и меняет эти состояния скачком через крайне малые промежутки времени при взаимодействии с конечным числом ближайших, смежных ему амеров. Вот несколько более подробное описание амеров:

  • Амер – принципиально ненаблюдаемый объект << 10–13 см.
  • Множество амеров равномерно заполняет всё пространство без наложений и промежутков (пустоты нет).
  • Число неперемещающихся амеров в единице объема везде и всегда одинаково.
  • Амер не изменяет свое местоположение, не возникает и не исчезает, но всегда находится в одном из нескольких возможных состояний.
  • Возможные состояния каждого амера одинаковы.
  • Каждый амер находится в любом своем состоянии единицу времени << 10–23 сек, после чего он либо скачком изменяет свое состояние, либо остается в том же состоянии следующую единицу времени.
  • Последующее состояние каждого амера однозначно определяется его настоящим состоянием и настоящими состояниями смежных ему амеров по некоему единому и неизменному правилу.
  • Смежные амеры меняют свои состояния одновременно.
  • Вне множества амеров ничто не существует.


Неперемещающийся амер не физический, а метафизический, т.е. принципиально ненаблюдаемый объект. В существовании такого материального объекта нет ничего мистического, ведь наблюдаемо только то, что воздействует на наши органы чувств или на их продолжение – наши приборы. Амер же взаимодействует лишь с ближайшими (смежными) ему амерами и не взаимодействует ни с какими другими объектами, в том числе и с любыми нашими приборами. Поэтому ненаблюдаемо состояние отдельного амера, ненаблюдаемо состояние каждого амера, ненаблюдаемо состояние всего множества амеров. Перед нами первичный внеэмпирический уровень реальности, множество недоступных наблюдению элементов вездесущей внеэмпирической протоматерии, которые образуют все вторичные наблюдаемые вещи, но тем не менее не взаимодействуют с ними.

Поскольку вне множества амеров ничто не существует, то и пустота, и все элементарные частицы представляют собой в действительности какие-то периодически повторяющие себя динамические структуры в множестве амеров, а все особенности элементарных частиц (их абсолютная скорость, период полураспада, масса, заряд, спин и т.д.) отображают особенности таких структур. Размеры этих структур и длительность происходящих в них периодических процессов строго привязаны к размерам амера и к минимальной длительности происходящего в множестве амеров дискретного немеханического процесса. Пространственно-временные масштабы амера, а также число его смежных, число его возможных состояний и локальный закон, определяющий его последующее состояние, пока неизвестны и требуют уточнения. Иными словами, америзм представляет собой сегодня пока еще недостаточно конкретизированную метафизическую гипотезу, предлагающую не конкретную модель, а всего лишь класс моделей вездесущей внеэмпирической протоматерии. Возможно, какая-то из этих моделей сумеет в дальнейшем удовлетворительно описать окружающую нас действительность. А возможно, и нет. Одной из конкретных двухмерных иллюстраций дискретного, немеханического, необратимого и абсолютно детерминированного процесса в трехмерном множестве амеров является хорошо известная игра Конуэя «Жизнь» [see]. Увидеть возникающее в этой игре огромное многообразие динамических структур можно, используя программу Golly. Скачать эту программу можно, например, по такой ссылке  Golly-2.1 .

Америзм – метафизика неоматериализма, учение об особенностях элементов вездесущей внеэмпирической протоматерии. Эта более общая и последовательная, чем атомизм, концепция глубинной структуры эмпирического мира в своем зачатке, вполне возможно, впервые появилась во взглядах Левкиппа–Демокрита. Если их атомизм утверждает, что весь мир состоит из перемещающихся атомов и пустоты, то америзм предполагает, что и перемещающиеся атомы, и сама пустота состоят из одинаковых, неустранимых, равномерно заполняющих всё пространство без промежутков принципиально ненаблюдаемых амеров, которые не перемещаются, но лишь скачком меняют свои внутренние состояния. Множество амеров (вездесущая протоматерия, дискретный, абсолютно твердый, немеханический эфир) служит последней причиной и основанием всего остального; вне множества амеров ничто не существует, в том числе и атомы, и пустота. В америзме перемещение является вторичной формой движения, а все элементарные частицы, которые раньше ошибочно мыслились как себетождественные перемещающиеся корпускулы, представляют собой на самом деле некие динамические, очень быстро повторяющие себя смещающиеся структуры в множестве неперемещающихся амеров. Все свойства элементарных частиц – их масса, заряд, спин, абсолютная скорость и т.д. – косвенно отображают особенности этой их внутренней динамической структуры. Например, массу частицы можно попытаться связать с временны́м периодом соответствующей ей динамической структуры. Другой пример: структура движущегося в эфире электрона отличается от структуры электрона покоящегося (точнее, сама структура частицы и задает ее абсолютную скорость), но эти различия лежат за пределами наблюдаемого, ибо все его наблюдаемые характеристики зависят уже только от относительной скорости. Компенсационные механизмы, превращающие эффекты, зависящие от абсолютной скорости, в эффекты, зависящие от относительных скоростей, частично описаны на странице «Слово в защиту эфира» данного сайта.

Астральные числа – в неоматериализме это понятие не имеет никакого отношения к каббале, эзотерике, оккультизму, магии, мистике, теософии. Астральные числа отличаются от натуральных чисел (подчиняются другим аксиомам) и, характеризуя лишь конечные (ограниченные) дискретные множества, не имеют своего непрерывного аналога в континууме. В неоматериализме астральное число соответствует состоянию конечного, замкнутого в себе множества амеров (Космического Эона), а последовательность астральных чисел характеризует происходящий там дискретный, подчиняющийся какому-то локальному закону абсолютно детерминированный необратимый процесс. Система счисления астрального числа равна количеству возможных состояний отдельного амера, а количество знаков астрального числа равно количеству амеров в Космическом Эоне. У каждого астрального числа имеется одно-единственное последующее число (в частности, оно может совпадать с ним самим), но оно может иметь более одного предыдущего или вообще не иметь его. Напоминаю, что все натуральные числа (кроме единицы) имеют одно последующее и одно предыдущее и отображают количественные аспекты реальности: число монеток в вашем кошельке, скорость тела, величину скалярного потенциала точки непрерывного поля и т.п. Астральные же числа и их последовательности не имеют отношения к количественному аспекту реальности, но утратив эту функцию, они отображают теперь различные состояния всего конечного и замкнутого в себе множества амеров, т.е. состояния Космического Эона и происходящий в нем дискретный, немеханический, абсолютно детерминированный процесс. Отсюда для математика, лингвиста и философа следуют по меньшей мере три положения:

  • Поскольку внешний вид записанного в строку астрального числа не отличается от натурального, то каждой последовательности астральных чисел соответствует какой-то странный, неизвестный ранее тип «скачущей» последовательности псевдослучайных натуральных чисел, у которой нет порождающей ее математической функции, но которая тем не менее задана однозначно. В частности, все такие последовательности заданы однозначно только в одном направлении.
  • Поскольку возможные состояния амера допустимо рассматривать как некий очень простой и универсальный «алфавит», состояние всего замкнутого множества амеров (состояние Космического Эона) превращается в очень длинное «слово», а последовательность его состояний (последовательность слов) – в «текст». Причем каждое слово порождает свой строго определенный текст. Это позволяет по-новому истолковать не только знаменитое библейское утверждение: «В начале было Слово» (какое?), а также известную фразу поэта: «Нам не дано предугадать, как наше слово отзовется», но и обнаружить долю истины в современном провокационном тезисе постмодернизма: «Мир есть текст».
  • Последовательности астральных чисел и соответствующие им последовательности натуральных чисел образуют «текст». Хорошо известно, что любой текст может быть использован для кодирования информации. Заветная мечта любого криптографа – получить известную только ему достаточно простую последовательность псевдослучайных чисел и с ее помощью скрыть содержание передаваемой информации. Дискретные, строго детерминированные процессы в конечном, замкнутом в себе множестве амеров (в Космическом Эоне) и соответствующие им последовательности астральных чисел в какой-то мере реализуют эту мечту.


Бытие – то же самое, что и существование. В неоматериализме всё сущее, в том числе и внеэмпирическое Бытие Парменида, следует рассматривать как бытие-процесс. Неоматериалист может выделить три различных уровня бытия:
1) первичное внеэмпирическое Бытие материального Абсолюта, единого Фундамента всего эмпирически сущего, вездесущей неперемещающейся протоматерии;
2) вторичное бытие кое-где встречающихся эмпирически доступных перемещающихся вещей;
3) – третичное бытие человека, его экзистенция, душа, сознание, эго, я-бытие.
Для меня, неоматериалиста, бытие моего «я» возникло из эмпирического бытия, а это последнее, в свою очередь, – из Бытия внеэмпирического Абсолюта. Мое небытие не предполагает исчезновение всего эмпирического бытия, а небытие эмпирического мира – такое возможно! – не предполагает исчезновение его единого Фундамента, внеэмпирического материального Абсолюта. Третичный и вторичный уровни реальности при определенных условиях могут быть или не быть, они изменяются и развиваются. Первичный уровень реальности существует как их стабильное основание везде и всегда, вне всяких условий; он самодостаточен, независим от всего остального, изменяется, но не развивается. В доступной наблюдениям эволюционирующей вселенной есть и бытие, и небытие, там возникают и погибают огромные миры. В их внеэмпирическом фундаменте, на уровне амеров, элементов вездесущей протоматерии ничего нового не возникает – те же самые амеры всегда находятся в тех же самых состояниях, дискретные изменения в которых происходят по тем же самым вечнонеизменным законам. У внеэмпирического материального Абсолюта, как и у Бытия Парменида, есть лишь Бытие, Небытия нет. В неоматериализме вторичный наблюдаемый мир представляет собой всего лишь эмпирический срез этой первичной внеэмпирической реальности и, как и всякий срез, самостоятельно существовать не может. Для неоматериалиста первичное, недоступное наблюдениям Бытие материального Абсолюта есть единый внеэмпирический Фундамент всего эмпирически сущего, который служит единственным предметом исследования его философии и метафизики. Весь доступный наблюдениям вторичный мир принадлежит науке.

Детерминизм, или абсолютный (строгий, однозначный, моновариантный) детерминизм утверждает: каждое состояние замкнутой системы имеет одно-единственное последующее состояние (в формулировке Лапласа: «Настоящее состояние Вселенной есть следствие ее предыдущего состояния и причина последующего»). Ценность концепции абсолютного детерминизма (КАД) заключается именно в ее однозначности, строгости и простоте: строго (точно, однозначно) заданы и состояния Вселенной, и их изменения; состояния меняются, законы, по которым они изменяются, – нет. Любые попытки заменить однозначный лапласовский детерминизм его неоднозначными, вероятностными вариантами представляют собой отказ от самой сути детерминизма, его моновариантности. Концепция абсолютного детерминизма (каждое состояние автономной системы имеет только одно последующее состояние) – несомненный атрибут материализма; она не знает никаких исключений: эпикуровских clinamen, непредсказуемых диалектических скачков или пригожинских бифуркаций. Поэтому, расставляя точки над i, надо признать: все противники абсолютного детерминизма так или иначе являются также и противниками материализма. Да, сегодня абсолютный детерминизм находится в глубоком кризисе, поскольку явно не выполняется в наблюдаемом мире и, как выясняется, оказался несовместим с эмпирическим материализмом, механической картиной мира и концепцией непрерывности. Это однако не означает, что мы должны отказаться от детерминизма, но означает, что мы должны отказаться от старого эмпирического и континуального материализма в пользу неоматериализма, т.е. материализма внеэмпирического, немеханического и дискретного. Основная идея в данном случае такова: не выхолащивать концепцию абсолютного детерминизма, не подгонять ее под существующую ныне картину Мира, а наоборот, уверовать в абсолютный детерминизм и на его основе изменить эту картину. Для неоматериалиста вопрос стоит так: каким должен быть Мир, в котором концепция абсолютного детерминизма выполняется? Иными словами, ему нужен объект реализации КАД.

В неоматериализме широко разрекламированное противоречие между абсолютным детерминизмом и свободой воли человека отсутствует, поскольку эти понятия объективны в разных мирах, имеют разные объекты своей реализации. Объект реализации концепции абсолютного детерминизма (КАД) – первичный внеэмпирический Фундамент, Мир единой материальной Сущности всего вторичного эмпирического мира. Объект реализации свободы воли – человек, принадлежащий вторичному эмпирическому миру и порожденный его эволюцией. Поскольку в неоматериализме речь идет о внеэмпирической реальности, в нем реализуется не физическая, а философско-метафизическая концепция абсолютного детерминизма. Абсолютно, или моновариантно детерминирован лишь глубинный ненаблюдаемый Фундамент нашего мира, единая для всего эмпирически сущего внеэмпирическая материальная Сущность – вездесущая, неустранимая, предельно простая и однообразная Протоматерия. Производный от такой первичной материальной Сущности вторичный эмпирический мир является всего лишь ее эмпирическим срезом, ее неполным, опосредованным отображением, который как раз поэтому детерминирован частично, ограничено. Именно здесь впервые появляется случай, поливариантность, возможность выбора и основанная на ней свобода воли человека.

Первичный внеэмпирический Мир предельно простой и унифицированной материальной Сущности в корне отличается от вторичного эмпирического мира разнообразных явлений. Например, в первичной материальной Сущности (в протоматерии) есть абсолютно детерминированные дискретные изменения, но нет развития, тогда как во вторичном эмпирическом мире мы обнаруживаем и изменения, и развитие. В неоматериализме эта единая материальная Сущность всего эмпирического мира (Космический Эон) представляет собой конечное множество одинаковых амеров и на уровне этих своих элементов изменяется, но не развивается. Все амеры в любой части Космического Эона сейчас и миллиарды лет до нас ничем не отличаются: те же самые амеры, которые находятся в тех же самых состояниях, абсолютно детерминированные дискретные изменения в которых подчиняются тому же самому локальному закону. Развивается только мир явлений, там возникают и погибают целые миры, там при благоприятных условиях появляются новые, всё более и более высокоорганизованные формы. Там-то и возникает новое. Из-за отсутствия взаимодействия с наблюдаемыми вещами, в принципиально ненаблюдаемом множестве амеров всё остается по-старому: никаких новых форм, новых условий, новых взаимодействий и новых законов там не возникает. Какие бы «революции» не происходили во вторичном наблюдаемом уровне реальности, какие бы новые формы, отношения, взаимодействия и сопутствующие им законы там не появлялись, лежащие в их основании амеры существуют вне развития, остаются теми же самыми амерами, которые находятся в тех же самых состояниях и скачком изменяют их по своим вечным и неизменным законам. Развивается лишь вторичный мир явлений; первичный внеэмпирический Мир их материальной Сущности, вследствие своей предельной простоты, на уровне своих элементов изменяется, но не развивается.

Таким образом, для неоматериалиста то, как мир является нам, и то, что он есть на самом деле, – вовсе не одно и то же. Человек, чей кругозор ограничен миром явлений, миром человеческих отношений и бытом с его повседневной суетой, никогда не станет подлинным философом. Ведь недаром говорится: «где будут помыслы ваши, там будет и душа ваша». Непонимание этих простых истин, выстраданных в свое время классической философией, мстит за себя, принижает великую роль подлинного философа как конструктора внеэмпирического Абсолюта до убогой роли толмача последних результатов фундаментальных наук. Нынешние попытки отрицать различия между явлениями и их единой Сущностью, ограничить Бытие эмпирическим бытием есть позорное пятно всей современной эмпирической псевдофилософии. Свидетельством упадка такой псевдофилософии служит отсутствие у нее чутья, вкуса, истины, эвристичности. Вот всего лишь один пример поразительной слепоты ее адептов, в упор не заметивших неразрывную связь непрерывности процессов с их обратимостью. Действительно, сколько благоглупостей [see] было высказано ими по поводу обескураживающей обратимости физических процессов. Даже сам великий Лаплас был убежден, что концепция детерминизма позволяет предсказывать как будущее, так и прошлое. А ведь достаточно было всего лишь чуть-чуть расширить зону поиска, чтобы заметить существование класса дискретных, абсолютно детерминированных необратимых процессов. Но, увы, все псевдофилософы-эмпирики могут мыслить лишь в границах наблюдаемого мира и не способны заглянуть в его материальный Фундамент, единую внеэмпирическую Сущность, или Протоматерию, состоящую из одинаковых, равномерно заполняющих всё пространство без промежутков неперемещающихся амеров, дискретные изменения состояний которых абсолютно детерминированы.

Доктрина Вечного Возвращения (ДВВ) – принадлежащая неоматериализму система философско-метафизических взглядов, позволяющая обосновать известную уже античности и возрожденную Ницше в наше время идею о точных повторениях всего эмпирически сущего, в том числе и каждого из нас, через огромные промежутки времени (Космический Год). Здесь вечное бытие каждого человека возможно не в виде каких-то таинственных форм загробного существования его нетленной души или его мистических реинкарнаций, а в виде вечного повторения от рождения до смерти той же самой жизни, которой он живет сейчас. ДВВ гласит: никакой иной жизни и судьбы, кроме той, что каждый проживает ныне, ни у кого из нас никогда не будет; человек рождается, чтобы умереть, и умирает, чтобы родиться вновь для той же самой жизни, что у него была.

Фридрих Ницше – блестящий филолог, но откровенно слабый философ, – уже в наше время возродил идею Вечного Возвращения, однако не привел каких-то ее надежных онтологических обоснований. Более того, на мой взгляд, не только он, но и любой другой псевдофилософ, ограничивающий Бытие эмпирическим миром, никогда не сможет рационально обосновать эту таинственную идею, поскольку одно из ее необходимых условий – концепция абсолютного детерминизма явно невыполнима во вторичном доступном наблюдениям мире. Только неоматериалист (внеэмпирический материалист) не ограничивает Бытие наблюдаемым миром и предполагает, что абсолютно детерминированный процесс возможен лишь в его предельно простом и замкнутом в себе внеэмпирическом материальном Фундаменте. Это позволяет неоматериалисту высказывать спекулятивные гипотезы об особенностях этого материального Фундамента, строить его метафизические модели, а также делать какие-то осмысленные предположения о его соотношениях с окружающим нас эмпирическим миром.

Чем принадлежащая неоматериализму доктрина Вечного Возвращения (ДВВ) отличается от учения Ф.Ницше о Вечном Возвращении? Ответ очевиден: Ницше ограничивал действительность наблюдаемыми вещами и отрицал наличие их единой внеэмпирической Сущности. Неоматериалист, наоборот, предполагает существование такого единого глубинного внеэмпирического Фундамента всего эмпирически сущего. Только неоматериализм позволяет обосновать ницшевскую идею Вечного Возвращения, превратить ее в доктрину. Более того, доктрина Вечного Возвращения и сама выдвигает определённые онтологические требования к этому единому внеэмпическому Фундаменту. Например, принцип его предельной простоты (ППП), частным случаем которого является концепция абсолютного детерминизма (КАД). Неоматериализм и принадлежащая ему доктрина Вечного Возвращения помогают моделировать этот материальный Абсолют, отвечать на вопрос: каким он должен быть, чтобы в нем стало возможно Вечное Возвращение? Ответ: доктрина Вечного Возвращения может быть реализована лишь в первичном абсолютно детерминированном внеэмпирическом Фундаменте эмпирического мира. Сам вторичный эмпирический мир, где существует случай и свобода воли человека, объектом реализации концепции абсолютного детерминизма служить никак не может. КАД это один из атрибутов ДВВ. А внутренняя логика ДВВ такова: вечная жизнь каждого человека возможна лишь в форме бесконечного повторения его нынешней жизни, что в свою очередь является прямым следствием бесконечного повторения всего окружающего нас эмпирического мира, т.е. его цикличности. Что означает фраза «мир повторяется»? Это значит, что через огромные промежутки времени (Космический Год) повторяется весь мир, каждый его миг и в нем каждая его малая былинка. В надлежащее время вернётся всё и, следовательно, вернутся все: я, ты, он, она – никто не будет забыт, никто не исчезнет навсегда, все возвратятся. Из этой вечно возвращающейся жизни, где любое ваше деяние неизбежно повторяется, невозможно исчезнуть, вырваться, сбежать. Сбежать из неё (например, совершить самоубийство) вам попросту некуда. Всё, чего вы добьётесь в этом случае, – ваша вечно повторяющаяся жизнь будет всегда оканчиваться именно так. Необходимым условием всей этой благодати и является концепция абсолютного детерминизма, явно невыполнимая в мире явлений, послушно следующем за Миром их единой абсолютно детерминированной материальной Сущности. Ограничивая Бытие вторичным наблюдаемым миром, Ф.Ницше для обоснования идеи Вечного Возвращения попытался предложить взамен свою пресловутую «волю к власти», но потерпел неудачу.

Вместе с тем Ницше прекрасно понимал: неизбежность смерти и ее безысходность превращают в тлен все наши земные усилия, порождают религиозные мифы-утешения и мистические байки про какую-то иную загробную жизнь. Липкий страх навечного исчезновения, калеча и сковывая душу человека, плодит бессмысленные религиозные фантомы, пустые мечтания о неземной вечной жизни. Идея Вечного Возвращения Ницше предлагала радикально иное решение: та же самая жизнь вечно повторяется у каждого из нас – и тогда никакие религиозно-мистические иллюзии нам не нужны. Вот вам, – говорил он, – получите бесплатно! Неоматериализм и принадлежащая ему ДВВ пытаются онтологически обосновать эту его идею: в самой сути окружающего нас вторичного эмпирического мира лежит причина его циклических повторений, воспроизводящих всё уже бывшее прежде, в том числе и каждого из нас вместе с его судьбой, усилиями, надеждами. Доктрина Вечного Возвращения (ДВВ) порождает бесконечную цепь повторений огромной циклически возвращающейся Судьбы эмпирического мира, неотъемлемой частью которой как раз и является персональная судьба каждого из нас. Таким образом, незримая цепь Вечного Возвращения сковывает всех нас и, при ближайшем рассмотрении, мы оказываемся неотделимы друг от друга, обречены неизбежно повторяться все вместе. Такое возможно, если материальный Абсолют предельно прост и потому абсолютно детерминирован. Напротив, альтернативная ей религиозная онтология гласит: идеальный Абсолют – невообразимо сложный, непредсказуемый всемогущий Бог ничем не скован, одной лишь силой своего Разума (мысли, воли намерения) творит всё эмпирически сущее и в каждое мгновение поддерживает его существование. Выбирайте!

Философско-метафизическим основанием ДВВ служит неоматериализм – учение о материальном Абсолюте, едином внеэмпирическом Фундаменте всего эмпирического мира. Именно там и реализуется концепция абсолютного детерминизма, вне которой ДВВ невозможна. Первичный внеэмпирический Фундамент и его вторичный, не способный существовать самостоятельно эмпирический срез, где КАД заведомо невыполнима, – это совершенно разные миры. Доктрина Вечного Возвращения насквозь материалистична и несовместима с наличием какого-либо бога, который по своему произволу способен вмешиваться в наши судьбы. ДВВ противостоит также любой вере в самостоятельное существование бессмертных человеческих душ. Душа человека (его сознание, эго, его «я») вне всякого сомнения погибает вместе с его телом. А что дальше? Для прежнего эмпирического материалиста дальше нет ничего, – лишь вечное небытие, где никакого личного будущего у него нет. А у кого нет будущего, тому безразлично и его прошлое, которое всё равно уже никогда не вернётся, и потому ему не на что опереться в выборе своих поступков. Для неоматериалиста же неизбежность его смерти не порождает безнадежность: для него впереди не вечная Смерть, а вечная Жизнь в форме бесконечного повторения его нынешней жизни, где его будущее, которое он, по крайней мере отчасти, каждый день творил и продолжает творить сам, не теряется бесследно во тьме времён, но непременно возвращается вновь и вновь. Именно поэтому, вглядываясь в свое прошлое, неоматериалист и адепт Вечного Возвращения видит там одновременно и свое будущее, которое теперь для него очень важно, поскольку оно неизбежно вернётся вновь. В циклическом мире наше прошлое не исчезает навсегда, оно периодически повторяется.

Вера в свои собственные возвращения как необходимую часть Вечного Возвращения окружающего нас Мира учит материалиста не бояться смерти, смотреть на нее как на временное явление и представляет собой – ни больше ни меньше! – материалистическую версию утешительной веры в нашу вечную жизнь. Да, все мы смертны, но умираем не навсегда, наша жизнь дается нам вновь и вновь в том же самом виде, вне всяких условий. Не ищите в ней никакого Космического Смысла. Вечное возвращение каждого из нас напрочь лишено религиозной идеи греха и возмездия. В нем нет даже намека на какую-то Космическую Справедливость, там каждый – и грешник и праведник – одинаково необходим и потому неизбежно вернётся вновь и совершит те же самые поступки. Мысль о возвращении только избранных, достойных, праведных есть профанация самой сути доктрины Вечного Возвращения. Материалистический Абсолют вне морали, он не судья своим творениям и не видит различия между великим и ничтожным, нравственным и безнравственным. Но это конечно же не предполагает, что сам материалист находится вне морали, нравственности, духовности и потому может шагать по головам ближних, или прожигать свою жизнь, предаваясь низменным, плотским утехам. Наоборот, материалистическая по своей сути вера в свое вечное возвращение накладывает на нас тяжелый груз особой ответственности в выборе каждого шага. Ведь этот выбор делается навсегда: все ошибки, которые мы совершаем в этой жизни, лежат в Вечности и уже не подлежат исправлению. А это означает, что доктрина Вечного Возвращения в какой-то мере служит онтологическим фундаментом, на котором может формироваться наша мораль и нравственность.

Я, неоматериалист и адепт доктрины Вечного Возвращения, – убеждённый атеист: не верю ни бога, ни в чёрта, ни в свою бессмертную существующую где-то вне моего смертного тела душу. Я уверен: над нами нет никакого таинственного, бесконечно сложного Начала, идеального Абсолюта – мудрого, всемогущего Бога-Творца, Бога-Управителя, Бога-Владыки всего сущего. Но я верю, что под нами есть материальный Абсолют – единый, предельно простой и унифицированный внеэмпирический Фундамент эмпирического мира. В этом циклическом вечно повторяющемся мире периодическое рождение и смерть каждого человека являются атрибутами его той же самой вечно повторяющейся жизни. Не ждите вне нашей единственной, но вечно повторяющейся жизни ни наград, ни наказаний – наше награда и наказание в ней самой. Я уверен: за гробом для нас нет ни Рая, ни Ада, ни Суда, ни Справедливости, ни Спасения – для нас там вообще ничего нет, в том числе нет и нас самих; там наше небытие, в котором нам не на что опереться, не на кого надеяться, не к кому обратиться с мольбой и молитвой. Согласно ДВВ у человека никогда не будет какой-то другой жизни, где он сможет исправить грехи нынешней, стать праведным и получить там награду или наказание. Каждый из нас неизбежно совершит в следующей жизни всё то же самое, что совершил в этой. У каждого будет лишь та жизнь, которой он живет сейчас, поэтому ему надо быть добропорядочным, доброжелательным, добросердечным именно в ней. А оставаться таковым порой очень трудно. Различные религиозно-мистические байки зачастую подталкивают нас к необдуманным, скоропалительным решениям, в том числе и различным формам суицида с целью оказать определённое давление на власть или общество. Здесь можно отдельно упомянуть примитивную мифологию радикального ислама, где каждому его стороннику призывно машут двенадцать гурий из райского сада, которого на самом деле никогда не было и нет. Конечно, обидно, когда дюжина девок, обещанных ему в награду за убийство неверных, тотчас после финального взрыва бесследно исчезает вместе с ним самим. Еще обиднее, когда всё это грандиозное надувательство, в которое поборник радикального ислама так неосторожно уверовал, теперь будет неизбежно повторяться в каждой его следующей жизни. Фактически радикальный ислам предлагает своим приверженцам соблазнительную сделку: если ты уничтожишь дюжину неверных в этой жизни, то в следующей получишь гарем из дюжины прекрасных женщин. На мой взгляд, это – не что иное, как самое обычное шарлатанство. Однако, надо понимать, что подобный намеренный обман в привлекательной упаковке лежит в основе не только радикального ислама, но и любой религиозно-мистической доктрины, использующей своих адептов в корыстных целях.

Бескорыстна только доктрина Вечного Возвращения, поскольку она предлагает каждому лишь ту же самую жизнь, – ей нечего продать; она не дает пустых обещаний подарить нам в следующий раз счастливую жизнь; она не сулит своим адептам никакой другой жизни, кроме той, что они живут ныне. Принципиальное отличие ДВВ от любой религиозно-мистической доктрины – отсутствие возможности выбора; она не предполагает какой-то иной следующей жизни, но предлагает всем нам лишь вечное повторение нашей нынешней жизни и утверждает: не надо суетиться, искать какие-то лазейки в бессмертие, заботиться о собственной вечной жизни; мы и так обладаем всем этим задаром, без всяких усилий с нашей стороны. Если верна доктрина Вечного Возвращения, то каждый из нас уже живет вечно, ведь его смерть как окончательное исчезновение совершенно невозможна. Действительно, если мир повторяется, то непременно повторяется и каждая его часть, в том числе и каждый человек, его жизнь, его судьба, а также все его деяния, усилия, помыслы. Неоматериализм и принадлежащая ему ДВВ говорят: Смерть как безнадежность окончательного уничтожения вообще не существует. В циклическом, вечно повторяющемся мире смерть любого из нас – временное явление, всего лишь эпизод его той же самой вечно повторяющейся жизни. И в этом смысле все мы живем вечно. Поэтому нам не стоит излишне скорбеть по поводу неотвратимости своей будущей смерти или смерти своих родных, близких, друзей, любимых. Они живут вечно точно так же, как и вы, они ушли не навсегда, и вы непременно встретите их вновь в вашей следующей жизни. Эта глубокая демократичность ДВВ позволяет каждому человеку, в том числе и атеисту, надеяться на свою вечно повторяющуюся жизнь вне всяких условий. В ДВВ персональная судьба каждого человека есть неотъемлемая часть вечно повторяющейся Судьбы окружающего его Мира; повторяется Мир – повторяется и каждый из нас.

Неоматериализм и принадлежащая ему доктрина Вечного Возвращения отрицают любое самостоятельное бытие наших бессмертных душ. «Души так же смертны, как и тела» (Ф.Ницше). Душа не существует вне человека. Душа человека это его «я», эго, сознание, память, мышление, разум, обучение, опыт, которые появляются в процессе жизни человека в обществе. Душа человека это его восприятия, эмоции, психика, а также его мечты, надежды, помыслы и усилия по их осуществлению. Говорят же: «где будут помыслы ваши, там будет и душа ваша». А наши помыслы в течение жизни меняются постоянно. Следовательно, душа человека не есть нечто вечное и неизменное, раз и навсегда данное ему застывшее начало. Для адепта Вечного Возвращения душа человека это всегда один и тот же вечно повторяющий себя циклический процесс ее рождения, становления, эволюции и гибели; процесс, неразрывно связанный с вечным возвращением той же самой жизни и смерти каждого человека. Для неоматериалиста существует лишь его сегодняшняя вечно повторяющаяся жизнь. Для него тщетны любые надежды на какую-то другую жизнь, в ином обличье, в иное время или в другом месте, где нас ожидает награда или наказание за нынешнюю жизнь. Ты, человек, будешь вечно совершать один и тот же Путь, который называешь своею Жизнью. Пойми и осознай: Вечно! И награда, и наказание за эту твою жизнь – уже в ней самой. А смерть здесь временна, она приходит не навсегда и лишь периодически сменяет твою вечно повторяющуюся жизнь. Поэтому не стоит превращать смерть в жуткое пугало, в полную противоположность жизни, предмет трагедии, безудержной скорби или мистического ужаса. Наша смерть столь же естественна и неотвратима, как и наша жизнь. Ведь все явления, в том числе и самое грандиозное из них – апокалипсис (смерть и последующее рождение всего эмпирического мира), – неизбежно повторяются [see]. ДВВ не позволяет убрать из этого циклического мира явлений ни одно из них, ни самое большое, ни самое малое.

Неоматериализм и принадлежащая ему доктрина Вечного Возвращения (ДВВ) позволяют взглянуть на мир и место человека в нем по-иному. Это существенно иное ви́дение мира. Например, человек твердо знает, что он родился и затем умрет, хотя пока плохо понимает логику Замысла: для чего, зачем? Адепт ДВВ отвечает: человек умирает здесь, чтобы вновь родиться (воскреснуть) там. В нашем мире человек воскреснуть никак не может, он воскресает в следующем за нашим точно таком же мире. Человек, чтобы воскреснуть там, должен прежде умереть здесь. Каждый из нас умрет в этом мире и воскреснет в следующем. Рассуждая в терминах линейного времени, адепт ДВВ может утверждать: «Смерть не вечна, вечна Жизнь, а сама вечная Жизнь имеет два атрибута: Смерть и Воскресение». Рассуждая в терминах кругового времени, П.Д.Успенский писал об этом несколько иначе: «Смерть в действительности есть возвращение к началу». И оба оказались правы: в ДВВ объективны сразу линейное и круговое время. Там Смерть в нынешнем Космическом Цикле не страшна вечно живущему человеку, ибо за ней неизбежно следует его Воскресение в следующем точно таком же Цикле. Таким образом, неоматериализм и ДВВ утешают нас: наша жизнь и смерть временны: жизнь кончается смертью, но и смерть кончается жизнью, новой, той же самой, вечно повторяющейся. Наша вечная жизнь, о которой грезят все мировые религии, – это вовсе не бессмертие. Твоя вечная жизнь есть не что иное, как твоя нынешняя вечно повторяющаяся жизнь. Она и не может быть чем-то иным. Да, ты неизбежно умрешь, но не грусти и не плачь, ведь впереди тебя ждет воскресение (новое рождение) и та же самая вечно повторяющаяся жизнь, что ты только что прожил. ДВВ гарантирует ее каждому из нас и вместе с тем делает невозможным все другие религиозные варианты: какие-то потусторонние вечные миры, где якобы обитает после смерти человека его бессмертная душа, или ее посюсторонние всё новые и новые реинкарнации. ДВВ открывает перед человеком горизонты его нынешней краткой жизни и распахивает перед ним Врата Вечности. Но вместе с тем, надо понимать, все базовые внерелигиозные истины ДВВ внеэмпиричны и потому неверифицируемы. Они приняты на веру, т.е. постулированы, как, впрочем, и догмы любой религиозной веры.

Идея Вечного Возвращения эзотерична и таинственна, недаром Ницше говорил о ней шёпотом. Неоматериализм и принадлежащая ему доктрина Вечного Возвращения разрушают религиозную монополию на утешение в смерти, обещают человеку вечное бытие в форме вечного повторения всей его нынешней жизни. Они позволяют материалисту, не верящему в самостоятельное существование человеческих душ, преодолеть ужас смерти и обрести надежду на вечную жизнь. Только они делают уникальную личность каждого человека, его неповторимую историю и судьбу необходимой и потому понятной частью огромного, абсолютно детерминированного, равнодушного и безжалостного материального Бытия и тем самым примиряют его с Ним. Персональная судьба каждого из нас есть малая, но неотъемлемая часть неизбежной, вечно повторяющейся Судьбы Мира. Разумеется, эта Судьба ни на каких таинственных скрижалях не записана, но каждый раз свершается заново. В 1917 г. по приговору французского военного суда была казнена Мата Хари. Говорят, перед смертью она хладнокровно улыбнулась целившим в нее солдатам, послала им воздушный поцелуй и насмешливо произнесла: «Прощайте, господа! До нашей новой встречи в следующей жизни». Если всё происходило именно так, то эта пустая и взбалмошная женщина знала о Вечном Возвращении больше любого из нас. На мой взгляд, суметь улыбнуться в лицо собственной смерти – это многого стоит. Поэтому все мы, адепты Вечного Возвращения, покидая этот мир, можем смело говорить не «прощай», а «до свидания, до следующей встречи в новом Эоне». Ведь смерти как ужаса окончательного исчезновения нет. Наша смерть, как и наша жизнь, явления временные и повторяющиеся. Всё, в том числе и судьба каждого из нас, в точности повторится вместе с повторением через чудовищно огромные промежутки времени (Космический Год) абсолютно детерминированного Космического Цикла в нашем Эоне. Однако для нас, смертных, совершенно неважно, сколько миллиардов земных лет длится этот Космический Год, поскольку мы эти временны́е бездны, в которых нас нет, попросту не воспринимаем. Для каждого ччеловека непосредственно за моментом его смерти следует момент его рождения и очередного становления его «я». И в этом смысле все мы живем вечно. Если раньше материалист полагал, что он живет временно, а умирает навсегда, то теперь неоматериалист, наоборот, убеждён, что мы все умираем на миг, а живем вечно в отведённом нам времени и месте. Возможно, об этом же вещает и дошедшая до нас из тьмы веков таинственно-загадочная фраза Гераклита: «Бессмертные смертны, смертные бессмертны».

Неоматериализм и принадлежащая ему доктрина Вечного Возвращения (ДВВ) не оставляют нам никакого выбора, не ставят никаких условий, но радикально меняют наши представления о Мире и о нас самих (подробнее об этом смотри веб-страницу «Необходимые условия Вечного Возвращения» данного сайта). Неоматериализм позволяет утверждать: вечное возвращение той же самой жизни каждого человека есть следствие циклической природы окружающего нас мира. Каким условиям должен соответствовать этот мир, чтобы в нем существовал огромный Космический Цикл? Неоматериализм и принадлежащая ему ДВВ полагают: в замкнутом внеэмпирическом Мире единой материальной Сущности нет ничего вечного, застывшего, неповторимого. Там есть только Вечное Изменение, Вечное Повторение, Вечное Возвращение всего сущего. Неоматериализм (внеэмпирический материализм) и принадлежащая ему ДВВ не ограничивают бытие вторичным миром наблюдаемых вещей. Кроме того, они распахивают перед человеком Врата Вечности, а также

  • исследуют, как устроен первичный внеэмпирический Фундамент вторичного эмпирического мира и почему в нем возможны не один, а два одинаковых по длительности сменяющих друг друга абсолютно детерминированных Цикла;
  • убеждают, наш вторичный эмпирический мир (в том числе и мы с вами) не обладает самостоятельным бытием и лишь отображает наличие в его первичном внеэмпирическом Фундаменте того вечно повторяющегося Цикла, за которым он послушно и следует в своем циклическом развитии;
  • утверждают, если весь наш эмпирический мир абсолютно точно повторяется в своем циклическом развитии, то в каждом его Цикле неизбежно повторится и каждый из нас;
  • заверяют, в этом циклическом мире вечного возвращения человеку не надо суетиться, искать вечную жизнь, мы все приобретаем ее уже при рождении, без всяких усилий с нашей стороны;
  • поясняют, жить вечно и не знать смерти – вовсе не одно и то же;
  • вещают, мы умираем на миг, а живем вечно, наша смерть как окончательное исчезновение в принципе невозможна;
  • отрицают какое-либо самостоятельное бытие наших бессмертных душ: душа не существует вне человека, человек смертен – смертна и его душа;
  • позволяют обосновать вечную сакральную (скрытую) жизнь каждого человека в форме вечного повторения от рождения до смерти всей его нынешней профанной (явной) жизни;
  • объявляют, профанная смерть человека есть лишь передышка его вечной сакральной жизни и предполагает персональное повторение (воскресение) каждого из нас при повторении нашего Космического Цикла;
  • убеждают, профанная смерть человека в циклическом мире Вечного Возвращения вовсе не есть его абсолютный конец, ибо за ней следует его сакральное воскресение (новое рождение) в следующем Космическом Цикле;
  • вынуждают вспомнить точную формулировку П.Д.Успенского «смерть в действительности есть возвращение к началу» [see];
  • утверждают, эта формулировка одинаково пригодна и к смерти отдельного человека, и к смерти всего эмпирического мира (апокалипсису);
  • объясняют, почему весь вторичный эмпирический мир в конце каждого Космического Цикла неизбежно обновляется – исчезает и тут же вновь возникает, отбрасываясь при этом к началу своего развития (это одномоментное грандиозное явление и есть апокалипсис ДВВ);
  • заявляют, апокалипсис ДВВ это мгновенный финал развития всего эмпирического мира в самом конце каждого Космического Цикла;
  • говорят, в каждом Космическом Цикле неотвратимо повторяются все его явления, в том числе и самое грандиозное и таинственное из них – мгновенно завершающий каждый Космический Цикл апокалипсис ДВВ.


Итак, неоматериализм и принадлежащая ему доктрина Вечного Возвращения (ДВВ) разъясняют: вечное возвращение той же самой жизни человека есть следствие циклической природы окружающего его мира. Привычные профанные очевидности рождения и смерти человека видятся адепту сакрального мира Вечного Возвращения по-иному. Неоматериализм и ДВВ говорят нам про абсолютно точные повторения каждого Космического Цикла, не допускающие никаких «нарастающих тенденций», никакого даже самого малого прогресса от Цикла к Циклу. Каждый момент нашего настоящего и прошлого неизбежно повторится в следующем точно таком же Космическом Цикле. Это иллюзия, что наше прошлое исчезает навсегда и больше не возвращается или возвращается в каком-то другом изменённом виде. Нет! всё будет там тем же самым, всё произойдет там точно так же, как и здесь. Ниже прилагаются рисунки, которые, возможно, помогут лучше понять суть отличий сформированной в неоматериализме доктрины Вечного Возвращения (ДВВ) от так и оставшейся без онтологических обоснований идеи Вечного Возвращения Ф.Ницше:


1.


Здесь изображена восьмерка ДВВ (две одинаковых окружности, имеющих одну общую точку 0). Изменение состояния Космического Эона описывает точка, которая равномерно движется по любой из этих окружностей и в конце пути достигает точки 0. В этой уникальной точке, точке апокалипсиса заканчиваются и начинаются вновь оба абсолютно детерминированных Цикла Космического Эона. В этой единственной точке бифуркации, вследствие краткого взаимодействия Космического Эона с окружающими Эонами, свершается выбор его дальнейшего Цикла, того же самого, что и предыдущий, или альтернативного ему. Все эти события происходят в первичном внеэмпирическом уровне Реальности. А вот что соответствует им в ее вторичном, послушно следующем за ней эмпирическом срезе, т.е. в мире явлений:


2.


Здесь изображено Колесо Вечного Возвращения, которое равномерно катится по оси линейного времени t и за один Цикл, длящийся Космический Год, делает полный оборот. Точки соприкосновения оси (Tл – линейное время) и круга (Tк – круговое время) равномерно движутся и по бесконечной оси, и по конечной замкнутой окружности, проходя там одинаковые пути. Наклонная прямая условно изображает в терминах линейного времени вечный прогресс эмпирического мира в пределах одного цикла, а вертикальная прямая в самом его конце – внезапный конец этого прогресса, апокалипсис, т.е. мгновенное исчезновение всего эмпирического мира и его возвращение к истоку. В 1912 году, под влиянием ницшевской идеи Вечного Возвращения П.Д.Успенский написал, как мне кажется, гениальную фразу: «Смерть в действительности есть возвращение к началу» [see]. В неоматериализме и принадлежащей ему доктрине Вечного Возвращения эта чеканная формулировка характеризует не только смерть (исчезновение) и последующее возрождение каждого человека, но и смерть (исчезновение-возрождение) всего эмпирического мира, который в каждой точке 0 не просто мгновенно исчезает, но и отбрасывается в прошлое на один Космический Год, к началу своего развития. В ДВВ это и есть вечно повторяющийся апокалипсис, «конец света», конец всего эмпирического мира в пределах Космического Эона. В конце каждого его цикла апокалипсис обновляет весь мир явлений. Каждый его следующий цикл развития начинается с нуля, с чистого листа, с того же самого места. Ничто эмпирически сущее не передаётся от цикла к циклу, всё оно, в том числе и информация, не может преодолеть барьер апокалипсиса. Именно поэтому наш эмпирический мир вечно возвращается и в нем нет ничего бессмертного, живущего дольше одного Космического Года. Таким образом, апокалипсис, неизбежный в циклически развивающемся эмпирическом мире, оказывается одним из необходимых условий ДВВ и одновременно ее атрибутом.


3.


Здесь условно изображены два альтернативных Цикла Космического Эона [see], а также несколько следующих друг за другом «вечных прогрессов» привязанных к ним эмпирических миров и их апокалипсисы, происходящие в конце каждого Космического Года. Необходимо отметить, что эта бесконечная псевдослучайная последовательность на самом деле также абсолютно детерминирована, но только на более обширном уровне Реальности, элементами которого являются уже сами Космические Эоны.

Космический Эон – огромная обособленная космическая ячейка, в которой всегда идет один из двух возможных абсолютно детерминированных циклических процессов. Космический Эон – элемент «бесконечной» Вселенной, ограниченный очень большими пространственно-временными масштабами, недоступный в данный момент никаким внешним воздействиям со стороны смежных ему Эонов и потому независимый от них. В неоматериализме Космический Эон состоит из конечного числа равномерно заполняющих всё его пространство неустранимых, неперемещающихся амеров, дискретные изменения которых детерминированы абсолютно. Следовательно, конечный по своим размерам Космический Эон имеет огромное, но конечное число возможных состояний, дискретные изменения которых абсолютно детерминированы. Это означает, что Космический Эон ограничен не только в пространстве, но и во времени и что при определённых условиях через гигантски большое число шагов его начальное состояние и, значит, всё его дальнейшее циклическое изменение неизбежно повторится. Вместе с ним повторится и всё эмпирически сущее. Поскольку в неоматериализме вне множества амеров ничто не существует, а связь нашей души с нашим телом неразрывна, то в каждом Космическом Цикле, копирующем Нынешний, в котором теперь существуем мы, непременно повторимся и мы с вами как его обязательные, неустранимые части.

Таким образом, в неоматериализме концепция абсолютного детерминизма получает некоторое обоснование, а объектом ее реализации становится дискретный, абсолютно детерминированный процесс в Космическом Эоне. Циклическая природа Бытия этого материального Абсолюта несовместима с существованием любого Бога, который постоянно или время от времени вмешивается в ход естественных событий и тем самым творит чудеса. Если есть Вечное Возвращение, то такой Бог оказывается не у дел. И наоборот, если есть такой Бог, то Вечное Возвращение невозможно. Действительно, тогда любое «чудо», т.е. непредсказуемое вмешательство стоящего над циклическим миром Бога в ход абсолютно детерминированного процесса в Космическом Эоне превратилось бы для нас в величайшее несчастье, поскольку полностью исключило бы возможность наших последующих повторений. В вездесущей, предельно простой и строго детерминированной протоматерии случай всегда равносилен чуду и нарушению вселенской гармонии. Именно поэтому в неоматериализме случайное изменение состояния хотя бы одного амера за всю огромную историю абсолютно детерминированных дискретных изменений Космического Эона было бы равносильно всеобщей космической катастрофе.

В неоматериализме спекулятивному конструированию Космического Эона помогает принцип предельной простоты (ППП) материального Абсолюта и известная уже античности гипотеза о тождестве в Мире самого малого и самого большого. В неоматериализме тождество самого малого и самого большого позволяет предположить, что амер (элемент Космического Эона) и сам Космический Эон (элемент «бесконечной» Вселенной) – это фактически одно и то же: амер – это Эон снаружи, Эон – это амер изнутри. Амер имеет изолированное и ограниченное по времени состояние-процесс. Космический Эон также имеет изолированное и ограниченное по времени Бытие-процесс. Если амер имеет два возможных состояния (инь и ян), то Космический Эон также имеет два возможных конечных Бытия-процесса: Инь-бытие и Ян-бытие. Только в конце своего изолированного состояния-процесса амер на мгновение становится доступным для воздействия смежных ему амеров, в результате чего возникает его следующее состояние (инь или ян). Только в конце своего изолированного Бытия-процесса наш Космический Эон на очень небольшое время становится доступным для воздействия смежных ему Эонов, в результате чего он обретает одно из двух своих начальных состояний (Инь или Ян), из которых рождается его следующее абсолютно детерминированное Инь-бытие или Ян-бытие. Образно это выглядит так: открываются «окна» нашего Эона, он кратковременно взаимодействует со своим окружением, предыдущее Бытие-процесс Эона заканчивается (в соответствующем этому Бытию-процессу вторичном эмпирическом мире в этот момент наступает апокалипсис), начинается его следующее Бытие, «окна» закрываются, Космический Эон снова становится замкнутым, полностью недоступным внешним воздействиям и абсолютно детерминированным, т.е. обретает свое Инь-бытие или Ян-бытие. Из этого абсолютно детерминированного Бытия-процесса нельзя вырвать какую-то его часть, например ту, которая соответствует моему или вашему бытию. Если считать, что мы с вами теперь живем в эмпирическом мире, соответствующем Инь-бытию, то каждый раз вместе с Его Возвращением будет возвращаться и весь привязанный к нему эмпирический мир, где в надлежащее время и в должном месте неизбежно вновь появится каждый из нас. Уникальное «я» каждого человека (память, опыт, сознание, душа), неразрывно связанное с его персональной историей и судьбой, есть необходимая, хотя и побочная часть этого циклического Бытия-процесса нашего Космического Эона и без него не существует. В заключение хотелось бы отметить, что появление спекулятивной гипотезы о наличии не одного, а двух абсолютно детерминированных Циклов Космического Эона есть несомненное достижение неоматериализма и принадлежащей ему доктрины Вечного Возвращения [see].

Космология неоматериализма, или космология темпоральной вселенной альтернативна общепризнанной ныне космологии расширяющейся вселенной. Основное положение этой предлагаемой в качестве гипотезы темпоральной космологии гласит: никакого расширения пространства не происходит, красное смещение в спектрах удаленных галактик объясняется не ростом пространственных масштабов Вселенной, а ростом ее скалярного гравитационного потенциала, что ведет к локально ненаблюдаемому увеличению скорости всех без исключения физических процессов. Однако, вследствие ограниченной скорости света, этот локально ненаблюдаемый рост гравитационного потенциала вселенной становится заметен на больших космических расстояниях (вглядываясь в даль, мы заглядываем в прошлое с его меньшим гравитационным потенциалом и, соответственно, более медленными процессами в расположенных там галактиках). В частности, это также означает, что в видимой картине вселенной появляется градиент гравитационного потенциала и соответствующее ему уникальное темпоральное (безмассовое) гравитационное поле пустой вселенной, которое дополняет обычную гравитацию тяжелых тел и по своей роли напоминает лямбда-член в ранних космологических построениях А.Эйнштейна. Кроме того, предполагаемое здесь увеличение гравитационного потенциала (гравитационный потенциал – величина отрицательная) не может быть бесконечным: как только он достигнет своего максимального, т.е. нулевого значения, его рост неизбежно прекратится. И это будет, наверное, очень серьезное вселенское Событие. Предлагаемые мной на веб-странице «Альтернатива расширяющейся вселенной» сайта «Неоматериализм» наброски темпоральной космологии немеханического мира, где изменяется не пространственная, а временнáя метрика, претендуют на роль дилеммы Большого взрыва и, я надеюсь, смогут полноценно конкурировать с ним когда-нибудь в дальнейшем.

Метафизика – учение об элементах материального Абсолюта, единого внеэмпирического Фундамента всего наблюдаемого мира, из которых состоит всё эмпирически сущее. Метафизикой старого эмпирического материализма был атомизм: всё в мире состоит из перемещающихся в пустоте атомов. Метафизикой нового внеэмпирического материализма (неоматериализма) стал америзм: и перемещающиеся атомы, и сама пустота состоят из одинаковых, равномерно заполняющих всё пространство без промежутков неперемещающихся амеров. Идеализм своей метафизики никогда не имел, всегда рассматривал Абсолют только как Единое или, в лучшем случае, предлагал вместо его одинаковых элементов некую иерархию, наподобие идей Платона или монад Лейбница. Настоящая метафизика как учение об элементах внеэмпирического Абсолюта конкретизирует философию, служит мостом между философией и естествознанием, делает материалистическую философию демонстрационной и эвристичной, превращает ее в живое, развивающееся учение. Философия без своей метафизики неизбежно попадает в капкан агностицизма, вырождается в пустые, обособленные и потому бесполезные спекуляции. Физика вне метафизики трансформируется в физику не связанных между собой принципов, в формально-математические схемы, занятые исключительно связями опыта или практическими рецептами, типа «щёлкни кобылу в нос – она взмахнёт хвостом» (одна из самых надежных истин бессмертного Козьмы Пруткова).

Неоматериализм – новое философско-метафическое учение о материальном Абсолюте и особенностях его элементов. Здесь Абсолют – глубинный внеэмпирический Фундамент (первоначало, первооснова, первопричина, перводвигатель) всего вторичного эмпирического мира, его единая материальная Сущность – вездесущая немеханическая протоматерия. Элементами протоматерии являются одинаковые, очень-очень маленькие, равномерно заполняющие всё пространство без промежутков амеры, которые не способны перемещаться и лишь дискретно меняют свои внутренние состояния по одним и тем же вечным и неизменным, строго детерминированным очень простым законам. Вторичный наблюдаемый нами мир разнообразных явлений и первичный внеэмпирический Мир их единой, однообразной и предельно простой материальной Сущности – совершенно разные миры. И бытие, и небытие явлений есть Бытие материальной Сущности; явления могут быть или не быть, Сущность только есть. Вторичный мир разнообразных явлений развивается, эволюционирует, прогрессирует; первичный Мир внеэмпирической материальной Сущности предельно прост, однообразен, унифицирован; в нем на уровне его элементов постоянно идет дискретный, абсолютно детерминированный процесс, в котором нет ни развития, ни эволюции, ни прогресса. Каждое состояние такой первичной материальной Сущности имеет одно и только одно последующее состояние и, как логическое следствие этого утверждения, дискретный однозначно детерминированный процесс в ней необратим. Ядро материализма: «материя первична, сознание вторично», «разум – модус, а не атрибут материи», «нет субъекта вне объекта», – в неоматериализме сохраняется, хотя и в несколько изменённом виде. Разум, сознание, душа человека занимают теперь в иерархии существований всего лишь третье место, т.е. получают еще более скромный онтологический статус. Разумеется, это как и прежде означает, что никакое самостоятельное бытие космического Сознания, вселенского Разума, мудрого Духа-Творца, до/вне/без их материального носителя (протоматерии) невозможно и потому любые теологические или телеологические домыслы полностью теряют свое значение. С другой стороны, неоматериализм стремится преодолеть тупики прежнего эмпирико-механистического материализма, с его всё более неудовлетворительной пространственно-временной картиной бесконечно-непрерывной вселенной. Эмпирический материализм ошибочно считает вторичный эмпирический мир самодостаточным, не понимает, что он нуждается в рациональном обосновании. Неоматериализм как раз и пытается нащупать это единое основание, основу-фундамент всего эмпирического мира. Наиболее важные различия эмпирического материализма и неоматериализма (внеэмпирического материализма) состоят в следующем:


 МАТЕРИАЛИЗМ 


 НЕОМАТЕРИАЛИЗМ 

Первична эмпирическая материя – совокупность качественно различных вещей.
Первична внеэмпирическая протоматерия, все эмпирически доступные вещи вторичны и состоят из нее.
Всё взаимодействует со всем и потому всё в принципе наблюдаемо, ненаблюдаемое не существует.
Протоматерия не воздействует на нас и наши приборы и потому принципиально ненаблюдаема.
Материя – абстрактное понятие, общее имя всех качественно различных эмпирических вещей.
Протоматерия – конкретное множество одинаковых внеэмпирических амеров.
Всё материальное может перемещаться, перемещение – первичная форма движения.
Протоматерия не перемещается, перемещение – вторичная форма движения.
Плотность материи может изменяться от нуля до бесконечности.
Плотность протоматерии (число ее элементов в единице объема) всегда и всюду одинакова.
Концепция абсолютного детерминизма неверна, мир детерминирован частично, ограничено.
Абсолютно детерминирована лишь протоматерия; мир эмпирических вещей детерминирован частично.
Природа бесконечно сложна, качественно разнообразна и не имеет простой и единой первоосновы.
Всё качественное разнообразие вещей и явлений имеет простую и единую первооснову (Фундамент).
Никакого внеэмпирического Абсолюта (ни идеального, ни материального) нет.
В Фундаменте мира лежит внеэмпирический материальный Абсолют (протоматерия).
Философия – наука о наиболее общих законах эмпирического мира.
Философия – учение о едином внеэмпирическом Фундаменте (Абсолюте) эмпирического мира.
Метафизика есть онтология, т.е. часть философии.
Метафизика есть учение об элементах Абсолюта.
Справедлива концепция непрерывности.
Справедлива концепция дискретности.
Всё бесконечно делимо.
Всё состоит из неделимых амеров.
Бесконечность монотонна и неструктурирована.
Бесконечность структурирована и состоит из одинаковых конечных частей.
Вселенная бесконечна в пространстве и времени.
Наша вселенная (Космический Эон) конечна в пространстве и времени.
Всё в природе подобно.
Подобны друг другу лишь амер и Космический Эон: амер это Эон снаружи, Эон это амер изнутри.
Эволюция бесконечной Вселенной бесконечна и никогда не повторяется.
Эволюция конечной Вселенной-Эона конечна и периодически повторяется (доктрина Вечного Возвращения).
Каждый человек рождается однажды и умирает навсегда.
Каждый человек и его судьба повторяются вместе с повторением нашего Цикла Космического Эона.


Объектопроцесс – понятие, принадлежащее неоматериализму и обозначающее неразрывное единство объекта и процесса. Понятие «объектопроцесс» продолжает линию прежнего материализма («движение – атрибут материи», «нет материи вне движения», «нет движения вне материи») и вместе с тем уточняет ее, отрицая покой как частный случай движения. В неоматериализме покоя в мире нет вообще, а объектопроцесс есть единственная форма реально существующего; покой, статика, неизменность, себетождественность возможны здесь лишь как аппроксимация изменения и динамики. Более того, здесь всё устойчивое в мире возможно только как периодический объектопроцесс, т.е. постоянное воспроизведение, повторение уже бывшего ранее. Иными словами, в неоматериализме себетождественность объектов отображает не их неизменность, а периодическую повторяемость их внутренней структуры. В связи с этим можно утверждать следующее. 1) Себетождественность любой элементарной частицы отображает не ее неизменность, но очень быструю периодическую повторяемость ее внутренней, недоступной наблюдениям динамической структуры. Это означает, что протон или электрон представляют собой в действительности очень быстро повторяющие себя структуры в множестве амеров. 2) Статус реального имеет только периодический объектопроцесс, а всё непериодическое есть всего лишь фрагмент огромного Цикла в Космическом Эоне. 3) Что нельзя истолковать как периодический объектопроцесс, реально не существует, хотя и может быть объективным. Например, амеры, элементарные частицы, атомы, вакуум, Космический Эон существуют реально, поскольку допускают свою трактовку в качестве объектопроцессов. Наоборот, ни пространство, ни время по отдельности объектопроцессами не являются и потому существуют объективно, но не реально.

Пространство и время – объективные понятия, отображающие наличие вездесущей, изменяющейся протоматерии и вне/без нее не существующие. Таким образом, не протоматерия существует в пространстве и времени, а наоборот, понятия «пространство» и «время» возникают и становятся объективными благодаря наличию протоматерии (множества дискретно изменяющихся амеров). Все свойства пространства и времени, как и сами эти понятия, вторичны и лишь соответствуют свойствам такой протоматерии, а также свойствам возникающих в ней динамических структур. Дискретность пространства и времени отображает наличие множества амеров и происходящий в нем дискретный, абсолютно детерминированный, немеханический процесс. Необратимость времени отображает наличие этого дискретного, абсолютно детерминированного, необратимого процесса, каждое состояние которого имеет одно-единственное последующее состояние, хотя некоторые его состояния могут иметь более одного предыдущего или вообще не иметь его. Таким образом, прямой процесс в множестве амеров задан однозначно, обратный – неоднозначно. Именно эта асимметрия фундаментального процесса в множестве амеров и порождает несомненно существующую в нашем мире необратимость времени. На плоскости одним из конкретных примеров дискретного, абсолютно детерминированного и необратимого процесса является игра Конуэя «Жизнь».

Множество неперемещающихся амеров представляет собой равномерно заполняющее всё пространство без каких-либо промежутков, абсолютно твердое, недеформируемое тело, в котором пространственные интервалы всегда остаются неизменными. Это позволяет с сомнением относится как к гипотезе Фицджеральда–Лоренца о сокращении движущихся тел (см. «Слово в защиту эфира»), так и к механистической гипотезе Большого взрыва (см. «Альтернатива расширяющейся вселенной») и ограничиваться изменениями лишь временны́х интервалов. В неоматериализме и его метафизике – америзме, допускающим наряду с наблюдаемыми вещами наличие их единого, предельно простого и принципиально ненаблюдаемого фундамента, объективными, т.е. имеющими объекты своей реализации являются следующие понятия:

  • Абсолютное пространство и абсолютное время дискретны. Объектом их реализации служит внеэмпирическое множество амеров, в котором объективны фундаментальные единицы минимальной протяженности (L) и минимальной длительности (T). Таким образом, принципиально ненаблюдаемый амер есть линейка абсолютного пространства и часы, показывающие абсолютное время, линейка и часы, которые не зависят ни от каких систем отсчета или физических условий и находятся в любой точке пространства. Размеры всех остальных тел и длительности всех остальных процессов кратны этим недоступным наблюдению фундаментальным единицам протяженности и длительности.
  • Часы вакуума. Неоматериализм предполагает, что в вакууме идет недоступный наблюдениям периодический процесс, кратный наименьшему временнóму интервалу в множестве амеров. Кроме того здесь предполагается, что вакуум в любой точке вселенной очень медленно эволюционирует, в результате чего скорость его периодического процесса и связанный с ней гравитационный потенциал вакуума постоянно возрастают (в неоматериализме эта космологическая гипотеза альтернативна гипотезе расширяющейся вселенной).
  • Часы элементарных частиц. Неоматериализм предполагает, что периодический процесс во всех элементарных частицах кратен фундаментальному периодическому процессу в вакууме и, кроме того, замедляется с возрастанием их массы (периодический процесс протона всегда в 1836 раз медленнее периодического процесса электрона в любой лаборатории).
  • Местное время показывают все наблюдаемые нами в локальной лаборатории часы, ход которых одинаково зависит от двух принципиально ненаблюдаемых величин – абсолютной скорости лаборатории и гравитационного потенциала той области, где она находится. Ясно, что такая зависимость не позволяет определить ни абсолютную скорость, ни гравитационный потенциал, поскольку любые часы, какой бы периодический процесс ни лежал в их основе, зависят от этих величин одинаково.
  • Относительное время возникает при сравнении хода разноместных часов, зависит от разности их абсолютных скоростей и разности гравитационных потенциалов тех областей, где они находятся. Только эта разновидность времени доступна наблюдениям.


Протоматерия – материальный Абсолют, единый внеэмпирический фундамент (первоначало, первооснова, первопричина, перводвигатель) всего эмпирически сущего. Протоматерия состоит из множества равномерно заполняющих всё пространство без промежутков неперемещающихся амеров, которые образуют и перемещающиеся атомы, и пустоту. Плотность такой неперемещающейся протоматерии (число амеров в единице объема) одинакова и в «пустоте», и в недрах нейтронных звезд. В множестве амеров протекает дискретный, немеханический, однозначно детерминированный необратимый процесс. Одной из возможных двухмерных иллюстраций такого процесса в трехмерном множестве амеров является игра Конуэя «Жизнь». Дискретный, абсолютно детерминированный процесс в этой игре позволяет увидеть компьютерная программа Golly. Скачать эту программу можно, например, по такой ссылке  Golly-2.1 .

Философия – учение об Абсолюте, едином внеэмпирическом Фундаменте всего эмпирического мира. Подлинная философия есть Абсолютопознание, спекулятивное учение о природе и особенностях этого единого внеэмпирического Фундамента всего эмпирически сущего. Всё остальное есть псевдофилософия. Логика, этика, эстетика, аксиология, философская антропология, психология, социология, все эти измельчавшие и набившие оскомину частные философии религии, культуры, искусства, науки, истории, политики, власти, общества – всё это есть самостоятельные дисциплины, а вовсе не разделы философии. Конечно, эти предметы как-то связаны с философией, поскольку дают ей материал для исследования. Но не более того. Увы, в истинной философии «много званых, но мало избранных». Ее не интересует человек и его морально-этические проблемы, она не учит нас жить и совершать правильные поступки. Ей давно пора избавиться от порожденных Сократом антропоморфных иллюзий про некое космическое Добро, Мудрость, Справедливость и осознать себя специальной областью наших изысканий. Настоящий философ, как и любой другой уважающий себя исследователь, есть «узкий специалист», специалист по Абсолюту. Какова природа и особенности внеэмпирического Абсолюта? – вот основной вопрос любой подлинной философии, в том числе и материалистической.

Наука и философия, физика и метафизика имеют разные предметы своего исследования: наука изучает доступный эксперименту вторичный эмпирический мир; философия и метафизика изучают его первичную единую Сущность. Философия и метафизика пытаются сказать нам нечто лишь о первичном внеэмпирическом Фундаменте вторичного эмпирического мира. Поэтому и материалистическая философия должна отказаться от эмпиризма, стряхнуть с себя весь налипший к ней за много веков эмпирический мусор. Неоматериализм – новая материалистическая философия и метафизика – впервые предполагает, что единым внеэмпирическим Фундаментом всего эмпирического мира является вездесущая, предельно простая, унифицированная протоматерия, состоящая из множества очень маленьких, одинаковых, равномерно заполняющих всё пространство без промежутков неперемещающихся амеров. Америзм – метафизика неоматериализма, как и атомизм – метафизика прежнего материализма, делают материалистическую философию демонстрационной, образной и, следовательно, эвристичной. Именно в этом и состоит огромное преимущество материалистической философии перед философией идеалистической, которая никогда своей метафизики не имела и в лучшем случае предлагала взамен некую иерархию, типа идей Платона или монад Лейбница.

Итак, подлинная философия изучает не эмпирический мир (этим занимаются специальные науки), а его единый внеэмпирический Фундамент (первоначало, первооснову, первопричину, перводвигатель), или Абсолют. Подлинная философия есть учение о внеэмпирическом Абсолюте (онтология) и способе его познания (гносеология). Первичный внеэмпирический Абсолют существует не просто вне и независимо от ощущений и мышления человека, но до, вне и независимо от всего вторичного эмпирического бытия, поскольку не взаимодействует с ним (внеэмпирическое не взаимодействует с эмпирическим). Окружающее нас вторичное эмпирическое бытие вовсе не является какой-то частью первичного внеэмпирического Бытия Абсолюта, оно есть всего лишь его эмпирический срез и, как всякий срез, самостоятельно существовать не может. Бытие Абсолюта это нечто Иное по отношению к эмпирическому бытию окружающих нас вещей. Поэтому любая основательная философия, как идеалистическая, так и материалистическая, внеэмпирична (спекулятивна) и вправе утверждать:

  • за наблюдаемым миром в качестве его основы лежит принципиально ненаблюдаемый Абсолют (единая внеэмпирическая Сущность всего эмпирического мира, его глубинный Фундамент);
  • есть вторичное эмпирически доступное нам бытие окружающего мира и есть первичное Бытие его внеэмпирической первоосновы – неустранимое Бытие Абсолюта;
  • в мире отдельных, преходящих эмпирических вещей, конечно же, существует их бытие и небытие, в Мире их единой непреходящей Сущности, как это и утверждал Парменид, есть лишь Бытие, Небытия нет;
  • и бытие, и небытие явлений есть Бытие Сущности; явления могут быть или не быть, Сущность всегда только есть.


И последнее: философия должна сознательно избавляться от классового подхода, от деления на врагов и друзей, т.е. от своей идеологической составляющей. Говорят, что всякий философ – дитя своего века. Это так. Но не надо забывать: подлинный философ одновременно – дитя всех предыдущих эпох; он ищет вечное, а не преходящее, т.е. то, что находится вне существующей в данный момент ситуации: научной конъюнктуры, философской моды, политики, власти, класса, общественного строя. Именно в наше смутное и суматошное время американского прагматизма появилась такая химера, как его российская дочка – «ситуационная философия» с ее нелепыми претензиями на сиюминутную практическую пользу, которая невесть что изучает, но явно зависит от сложившихся в данный момент обстоятельств и суетливо подлаживается под них. Никакой конъюнктурно-ситуационной философии на самом деле быть не может. Ведь любая настоящая философия исследует не вторичный эмпирический мир, а его единый Фундамент – первичный внеэмпирический Абсолют, который заведомо существует вне всяких ситуаций. Подлинная философия – верная служанка Абсолюта, а не вертлявая прислужница мамоны.

Эфир (вездесущая, неустранимая, неперемещающаяся протоматерия) – принципиально ненаблюдаемая, дискретная, немеханическая, абсолютно твердая материальная среда, дискретные изменения в которой строго детерминированы. Элементами эфира являются предельно простые, одинаковые, равномерно заполняющие всё пространство без промежутков неперемещающиеся амеры, способные дискретно менять лишь свои внутренние состояния. Все перемещающиеся элементарные частицы образованы таким эфиром и представляют собой его локальные, периодически повторяющие себя со смещениями динамические структуры, которым не приходится продираться сквозь эту абсолютно твердую среду (перемещение – вторичная форма движения).

Одной из конкретных двухмерных моделей трехмерного множества амеров служит хорошо известная игра Джона Конуэя «Жизнь» (J.Conway, 1970). В этой игре «бесконечная» плоскость разделена на одинаковые клетки, каждая из которых находится в одном из двух возможных состояний – условно назовем их «черное» и «белое» (но ни в коем случае не «полное» и «пустое», «живое» и «мертвое») – и имеет восемь смежных: четыре смежные клетки имеют с данной общие стороны, четыре других – общие вершины. Состояния всех клеток этой дискретной плоскости одновременно, через равные промежутки времени могут изменяться скачком по таким правилам (локальному закону):

  • клетка с белым состоянием изменяет его лишь в том случае, если среди ее смежных найдется ровно три клетки (ни больше ни меньше) с черным состоянием;
  • клетка с черным состоянием не изменяет его в том случае, если среди ее смежных имеется лишь две или три клетки с черным состоянием.


Легко убедиться, что в игре по таким крайне простым правилам существует «вакуум» – область клеток с белыми состояниями, в котором возможна, например, такая состоящая из клеток с черными состояниями периодически повторяющая себя смещающаяся структура (глайдер):


Данный пример, взятый из игры Конуэя «Жизнь», позволяет утверждать:


  • дискретный, абсолютно твердый, немеханический эфир и протекающий в нем дискретный, строго детерминированный, немеханический процесс не противоречат наличию там динамических перемещающихся структур – движущихся «по инерции» частиц вещества.
  • Себетождественность элементарных частиц отображает не их неизменность, а очень быструю периодическую повторяемость их внутренней динамической структуры.
  • Перемещающееся возникает из неперемещающегося; перемещение вовсе не всеобщая и первичная, а всего лишь частная, вторичная форма движения (изменения).


Строго (однозначно, моновариантно) детерминированный дискретный процесс в игре «Жизнь» удобнее всего наблюдать с помощью компьютерной программы Golly. Скачать программу и получить краткие инструкции по работе с ней можно на странице Игра Конуэя «Жизнь» данного сайта. Используя эту программу, вам удастся познакомиться с огромным многообразием поразительных по своей красоте и изяществу динамических структур, возникающих в мире Конуэя, проводить там самостоятельные исследования и даже в какой-то мере претендовать на роль «господа бога», задавая (рисуя с помощью компьютерной мыши или выбирая из списка готовых) начальное состояние вашей «маленькой вселенной» и устанавливая законы ее развития. Освоившись с ролью бога, вы в любой момент сможете творить в своей вселенной «чудеса», т.е. вмешиваться в ход ее дискретного, абсолютно детерминированного необратимого процесса.

Наблюдая за однозначно детерминированным процессом в игре «Жизнь», где нет никаких случайных событий – ни эпикуровских clinamen, ни спонтанных квантовых скачков, ни пригожинских бифуркаций, – можно утверждать следующее. Дискретный процесс в игре Конуэя опровергает мнение об отсутствии строго детерминированных необратимых процессов. Здесь же следует заметить, что дискретный мир Конуэя помогает наметить пути разрешения не только проблемы детерминизма и стрелы времени, но и таких давнишних проблем как детерминизм и объективность случайного, детерминизм и возникновение нового [see]. Поскольку связь америзма с игрой Конуэя как его частным случаем несомненна, то можно в некотором, конечно очень ограниченном смысле утверждать, что неоматериализм представляет собой материалистическую философию так называемых клеточных автоматов. В идеалистической трактовке, эти клеточные автоматы рассматриваются в пифагорейско-информационном духе, в виде неких математических программ, написанных высшим существом, всемогущим и всеведущим Богом, а Вселенная представляет собой огромный компьютер, созданный и управляемый тем же самым Богом (Э.Фредкин, С.Вулфрэм и др.). Наоборот, неоматериализм есть философия и метафизика примитивного «кирпичного» мира внеэмпирической материальной Сущности, предельно простые и унифицированные элементы которой (амеры) никем не созданы, а происходящий в них дискретный процесс детерминирован абсолютно и никем не управляется (каждый амер сам определяет свое последующее состояние, исходя только из своей локальной ситуации). Здесь высшее, сложное и разнообразное само, без какой-либо посторонней помощи возникает из низшего, простого и однообразного; никакого стоящего над всем этим мудрого Создателя или Программиста для этого не требуется.

Игра Конуэя «Жизнь» является одной из возможных двухмерных иллюстраций некоторых особенностей множества амеров, т.е. дискретного немеханического, недеформируемого эфира и происходящего в нем дискретного, немеханического, однозначно детерминированного процесса. Она помогает не только определить направление поиска, но и осознать тщетность любых механических моделей эфира, типа эфиродинамики В.А.Ацюковского или широко представленных в Интернете моделей кристаллического эфира с различными типами механических деформаций. Игра «Жизнь» помогает также дистанцироваться от любых моделей эфира в виде непрерывной среды, в которой происходят непрерывные изменения. Америзм утверждает: эфир – это дискретная, абсолютно твердая, недеформируемая материальная среда, в которой перемещения нет. Перемещение появляется здесь в качестве вторичной формы движения, непрерывность есть аппроксимация дискретности, наш вторичный эмпирический мир в своей глубинной внеэмпирической основе абсолютно детерминирован и ограничен в пространстве и времени – вот базовые положения неоматериализма и его метафизики (америзма), которые формируют концепцию эфира.

Неоматериализм, или внеэмпирический материализм предлагает новую парадигму, основной постулат которой гласит: в основании всего эмпирического мира лежит его внеэмпирический фундамент, вездесущая недоступная наблюдениям протоматерия, дискретный немеханический эфир. Ныне пока лишь немногие ученые согласятся с таким утверждением. Физики всегда ограничивали реальность наблюдаемыми вещами. Именно поэтому они воспринимают всякую философию и метафизику как пустые, никому не нужные спекуляции. По их мнению, недопустимы любые попытки объяснять наблюдаемые особенности микрообъектов исходя из их глубинной, принципиально ненаблюдаемой структуры. Хорошо, давайте на минуту согласимся с этим мнением и признаем, что сегодня америзм (новая материалистическая метафизика) представляет собой для физика не что иное, как «бесполезное мечтание». Но надо видеть перспективу и помнить, что во времена Демокрита точно таким же мечтанием был атомизм, роль которого в физике теперь попросту невозможно переоценить. Ведь америзм (метафизика неоматериализма) позволяет конструировать эфир, предлагая класс его дискретных немеханических моделей, каждая из которых порождает свою собственную «действительность», со своими присущими ей особенностями. Возможно, одна из таких моделей будет соответствовать действительности нашего мира. Разумеется, эта программа-максимум америзма пока крайне далека от своей реализации. Здесь еще очень много нерешенных проблем. Но, как и всякая метафизика, америзм ведёт нас во мгле исследований, позволяет высказывать гипотезы определенной направленности и тем самым как-то ограничивать зону поиска моделей эфира.

Идея дискретного, абсолютно твердого, немеханического эфира находится сегодня в стадии становления и должна непременно решить ряд вопросов или, в противном случае, оказаться на обочине познания. На мой взгляд, первостепенную важность здесь приобретают следующие проблемы:
1. Дискретный немеханический эфир (протоматерия, множество амеров) есть предельно простая метафизическая конструкция, к которой неприменимы никакие доступные наблюдению физические характеристики: ни скорость, ни сила, ни ускорение, ни масса, ни импульс, ни заряд, ни энергия, ни плотность, ни давление, ни температура, ни деформация. Все эти характеристики (а также связанные с ними физические законы) вторичны и лишь отображают особенности существующих в множестве амеров динамических структур, но к самому множеству амеров и протекающему в нем строго детерминированному дискретному процессу имеют только опосредствованное отношение. Необходимо четко осознать, что эфир принадлежит не миру эмпирически доступных перемещающихся вещей, а миру их единой внеэмпирической неперемещающейся сущности. Эфир – это внеэмпирическая протоматерия, метафизический фундамент физического мира, не физический, а метафизический, т.е. внеэмпирический конструкт, и потому моделировать его с помощью каких-либо физических моделей, использующих любые из перечисленных выше характеристик, – совершенно безнадежное занятие. Все понятия, связанные с этим эфиром, такие как «абсолютно твердое тело» и «абсолютная скорость», разумеется, необъективны в окружающем нас вторичном мире перемещающихся тел и разнообразных явлений, но они безусловно объективны в первичном Мире их единой внеэмпирической материальной Сущности, т.е. в недоступной наблюдениям вездесущей немеханической протоматерии, состоящей из одинаковых, равномерно заполняющих всё пространство без промежутков неперемещающихся элементов (амеров), множество которых образует и перемещающиеся в пустоте атомы, и саму пустоту.
2. Настоятельно необходимо согласовать вездесущий эфир с принципом относительности. Все модели эфира, которые не удовлетворяют этому непременному условию, должны быть отброшены. Ни коем случае нельзя соглашаться с теми адептами механического эфира, которые отвергают принцип относительности и основанную на нем специальную теорию относительности (СТО). Но нельзя также соглашаться со сторонниками этой теории, которые утверждают, что она якобы опровергла существование эфира. Моя позиция по этому вопросу такова: СТО как физическая теория безусловно верна, но имеет под собой метафизическое основание – америзм. Я считаю, что за относительным миром доступных наблюдениям физических явлений стоит абсолютный мир их единой, недоступной наблюдению метафизической сущности – протоматерии, множества амеров, эфира. В сборнике статей «Слово в защиту эфира» я попытался показать, что принципиально ненаблюдаемый, абсолютно твердый, немеханический эфир вовсе не противоречит принципу относительности, совместим с ним и, более того, на формальном уровне является мощным эвристическим началом, позволяющим получить чуть ли не всю релятивистскую кинематику. При этом на метафизическом уровне требуется признать, что недоступная наблюдениям динамическая структура элементарных частиц зависит от абсолютной скорости (точнее, именно эта структура и определяет их абсолютную скорость), но измерить эту скорость невозможно, поскольку структура всех перемещающихся частиц зависит от нее одинаково.
3. Поскольку дискретный немеханический эфир формирует понятие дискретного пространства, требуется найти те его модели, которые будут изотропны в своих достаточно больших областях. Разумеется, нетрудно предложить такие модели, элементы которых будут одинаковы лишь приблизительно, подчиняясь какому-то непрерывному статистическому разбросу. Но нельзя ли построить изотропное дискретное пространство из одинаковых элементов нескольких типов? Во всяком случае паркеты Роджера Пенроуза и Роберта Амманна заметно пошатнули нашу веру в невозможность такого построения.
4. Следует отыскать некоторую соответствующую действительности конкретную модель дискретного немеханического эфира (требуется указать число возможных состояний каждого амера, число его смежных, с которыми он взаимодействует, а также локальный закон, однозначно определяющий его последующее состояние). Иными словами, нужна определённая модель множества амеров, в которой какие-то очень быстро повторяющие себя динамические структуры удастся соотнести с известными нам элементарными частицами. В частности, необходимо искать устойчивые к посторонним воздействиям перемещающиеся структуры, соответствующие протону или электрону (в игре Конуэя таких устойчивых структур пока что не обнаружено).

Пытаясь подойти к решению перечисленных выше проблем, необходимо прежде всего увидеть эти недоступные опыту динамические структуры, которые в какой-то конкретной модели множества амеров нам, быть может, удастся отождествить с элементарными частицами. Но наблюдать эти внеэмпирические структуры, разумеется, можно будет не вживую, а только в создаваемых нами компьютерных моделях множества амеров. В двухмерном случае никаких принципиальных трудностей не возникает. Здесь удается варьировать и число состояний амера, и число его смежных, и локальный закон, определяющий его последующее состояние. А как наблюдать за процессами в множестве амеров в трехмерном случае? Выход один – научиться выводить на экраны мониторов состояния конкретных моделей множества амеров в любой интересующей нас плоскости. Естественно, такая задача потребует гораздо более мощных вычислительных машин, изощренных программ и значительных денежных затрат. Но игра стоит свеч, ведь даже при самом неудачном исходе эти деньги вернутся к нам через высокие технологии. Тем более, что в случае успеха мы сможем не только лучше понять природу вакуума, протона, электрона и других объектов микромира, но и увидеть их внутренние, недоступные опыту динамические структуры.

Однако надо хорошо понимать и всю сложность выполнения этой амбициозной программы. Даже в простейшем случае, например, моделируя одиночный электрон и считая его размер равным 10–13 см, а размер амера равным 10–33 см, мы придем к выводу, что динамическая структура такого электрона должна состоять по крайней мере из 1060 амеров. Это огромное число заставляет скептически относиться к возможностям отображения строго детерминированного дискретного процесса в множестве амеров на современных вычислительных машинах. Хотя, возможно, будущее развитие технологического оборудования и программного обеспечения позволит когда-нибудь работать с такими большими массивами информации. Кроме того, здесь вновь всплывает одна специфическая особенность множества амеров: любой его срез – хоть пространственный, хоть эволюционный – является неполным и, в частности, теряет присущую ему строгую детерминацию. Например, любой его двухмерный срез (скажем, изображение на экране компьютера) будет всего лишь имитировать абсолютно детерминированный процесс в трехмерном множестве амеров. Другой пример: если первичное множество недоступных наблюдению неперемещающихся амеров детерминировано однозначно, то вторичное множество возникающих в нем, «взаимодействующих» между собой и потому доступных наблюдениям перемещающихся частиц детерминировано уже неоднозначно, что четко фиксируется нами в опытах по дифракции одиночных электронов.

Несмотря на все указанные выше трудности, которые возникают при поиске соответствующей действительности конкретной модели множества амеров, материалисты могут постепенно, шаг за шагом продвигаться в области исследования даже этого единого внеэмпирического фундамента всего эмпирического бытия. Всё, что нам здесь дано, – высказывать спекулятивные гипотезы и пытаться как-то проверять их. Но для всех материалистов это нормальный, «щупающий» путь изучения окружающего нас мира, тот самый «тяжкий путь познания», когда каждый следующий шаг рождает тысячи новых вопросов. Никаких спущенных свыше абсолютных истин у нас нет. Вне жесточайшей критики любой новой идеи, других способов получения истины для материалистов не существует. Туманные надежды на помощь извне, на бога, чудеса, откровения, интуиции, авторитеты и прочие досужие религиозно-мистические домыслы, которые пытаются навязать нам Церковь, различные псевдонаучные и околофилософские круги, а также падкие на сенсации современные средства массовой информации, – не про нас писаны. Лишь время и практика проверяют истинность наших теорий.

* * *


Предложения, советы, вопросы, замечания, возражения, критику, претензии
посылайте на e-mail





НЕО
МАТЕРИАЛИЗМ


ФИЛОСОФИЯ
И
МЕТАФИЗИКА


Способные помочь существованию сайта
могут перечислить средства на карту Сбербанка России Maestro за номером


 639002629010267937 

 Заранее благодарю за любую помощь! 
 Александр Асвир 


Содержание сайта
Содержание страницы